2 мая 2014 года. Эта дата неизлечимой душевной болью навсегда вошла в нашу историю, словно тяжкое увечье она о себе напоминает каждый раз, не только в этот день, но вообще, в жизни. В этот день три года назад мы увидели к чему привела безнаказанность действий украинского фашизма на майдане в Киеве, за несколько месяцев до Одессы. А в этот день украинство окончательно утвердило в себе тезис – оно может делать всё что угодно совершенно безнаказанно.

Поначалу украинство в своей лживой манере пыталось рассказывать всем, что это они, мол, сами себя там подпалили в Доме профсоюзов, а мы то ли не при делах, то ли помочь им выбраться пытались (там с версиями не все определились), но сейчас, по прошествии трех лет, украинство уже не то что не скрывает своей причастности к этому чудовищному преступлению, оно наоборот – гордится и желает его повторить. То есть, три года назад некоторым еще было стыдно за содеянное ими и их побратымами. Сейчас – не стыдно. И они рады признать свою ответственность за этот теракт.

К сожалению, наша вера в добрые качества людские сыграла с нами тогда дурную шутку. Мы ведь их считали людьми, мы украинствующего фашиста считали человеком способным идти на контакт, мол, он простой ведь украйынець, а не те заокеанские агенты, майдан осуществившие. Как же мы ошибались.

Прошло три года после трагедии, но украинская т.н. «власть», обещавшая провести расследование трагедии в Одессе, обещавшая Западу, прежде всего, ровным счетом так ничего и не сделала. Да и Западу оно до лампочки, им просто для сохранения собственного лица в СМИ надо было продемонстрировать общественности бурную деятельность в виде требований от украины расследовать трагедию.

Говорят, что в этот день сгорела украина. Я не согласен с таким тезисом. Я думаю, что украина сгорела в тот день, когда первый украинствующий допустил у себя в мыслях сотворить такое, что они творили на майдане и сотворили в Одессе. Вот в тот день она и сгорела, хотя я уверен, что на то время она еще в виде УССР существовала. Всё остальное, что произошло позднее и происходит сейчас – это лишь следствие.

Три года назад в мае многие, да и я в том числе, еще сомневались что будет масштабная война. Да, было странно думать что вот такой же как я, только житель Запорожской, или Днепропетровской, Киевской или той же Одесской области, решит прийти ко мне домой и меня убить только лишь потому, что я русский, а он считает себя украинцем и пытается соответствовать критерию отбора рогулей. Кстати, жителей Львовской области в геноциде народа Донбасса не так уж много участвовало, давайте быть честны сами с собой. По большей части – выходцы из центральных областей составляли добровольческий костяк первых двух волн мобилизаций, когда украинство крепко не получило по зубам от ДНР и ЛНР, и пока не получило тысячи гробов своих «хероев». Да и в Одесской трагедии, увы, бутылки топляком наполняли местные по большей части, а не приехавшие из Львова «истинные украинцы», которые уже открыто рассуждают о строении «русских челюстей», подразумевая не ту форму их, и несоответствие своим свидомым стандартам строения черепа.

Настанет час, когда они будут пытаться закрывать глаза в попытке не видеть деяний своих перед судом за сотворенное. Нельзя тогда давать им этого сделать. Они должны видеть, дабы не задавали в последние минуты своей никчемной жизни свой традиционный глупый вопрос – нас за що?

Как ни пытаются украинские фашисты запугать одесситов, люди выйдут почтить память погибших от рук украинского фашизма горожан. Состоится и у нас в Донецке реквием по тем страшным событиям. Такое не забывается, теперь это страшная память нашего народа, такая же, как и трагедия в Хатыни и других подобных преступлений против человечества.

Сергей Александровский