Будет ли Ливия единой и мирной?

Обладающие властью и влиянием в Ливии силы, приходят к пониманию, что нет альтернативы единой стране и потому, вопреки советам некоторых американских экспертов, предлагавшим разделить страну на три части, по границам бывших вилайетов Османской империи, есть общее желание объединить страну за столом переговоров, а не с помощью переворотов и военной силы.

Важную роль в попытках принести мир на ливийскую землю играют соседние государства. Ряд мирных инициатив исходил в последние несколько месяцев от Египетского руководства, от президента Египта Абдель Фаттах ас-Сиси. На саммите лиги арабских государств (ЛАГ), проходившем в марте этого года в Каире, президент Туниса Беджи Каид Эс-Себси при поддержке Алжира и Египта объявил об инициативе по решению ливийского кризиса, опираясь на помощь остальных арабских стран. Конечно, соседи Ливии, в первую очередь заинтересованы в установлении мира и согласия на ливийской земле, чтобы политическая турбулентность не перекинулась через границы разделенной междоусобицей Ливии. И хотя ЛАГ официально поддерживает Правительство Национального Единства (ПНЕ), возглавляемое Фаизом Сараджем, в последнее время активизировались встречи алжирского и тунисского руководства с представителями Палаты представителей (Тобрук), возглавляемый Агилой Салах Исса. По отдельности руководители Алжира и Туниса встречались как с Фаизом Сарраджем, так и с генералом Халифой Хафтаром, командующим Ливийской Народной Армией (ЛНА), и считающимся основным оппонентом Сарраджа, владеющим серьезными силовыми ресурсами. Президент Египта пытался организовать личную встречу Хафтара и Сарраджа для начала переговоров о сближении позиций, но попытка была безуспешной и генерал Хафтар достаточно нервно реагировал на вопросы российского корееспондента, пытавшегося уточнить причину срыва несостоявшихся переговоров.

Россия активно участвует в попытках налаживания диалога среди различных групп политического влияния в Ливии. Руководители российского МИДа в конце 2016 года и уже в этом году несколько раз встречались с главой ПНЕ Фаизом Сарраджем как в Москве, так и на полях саммита ЛАГ, ну, а с генералом Хафтаром встречи происходили не только в Москве и Ливии, но и на борту российского авианосца, после которой к генералу Хафтару прочно прикрепился на Западе ярлык пророссийского политика, что вряд ли в полной мере является отражением действительности. Напомним, что генерал действительно проходил обучение в Советском Союзе и хорошо владеет русским языком, но не надо забывать, что Халифа Хафтар после разрыва с Муамаром Каддафи прожил 20 лет в США и ходили довольно устойчивые слухи о его связях с Центральным разведывательным управлением США. Так что генерал, скорее всего, в первую очередь проливийский политик и пытается заручиться поддержкой со всех возможных сторон.

В апреле в российской столице отметились и представители третьей силы, движения «Единая Ливия», представляющую влиятельную силу в районе городов Мистраты и Сирта, то есть в центре страны на Средиземноморском побережье. Это движение опирается на силы местного милицейского ополчения, и ставит себе в заслугу освобождение от ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) города Сирта при поддержке авиации США. «Единая Ливия» поддерживает ПНЕ, но по многим вопросам имеет свое особое мнение и проводит свою независимую политику без оглядки как на Фаиза Сарраджа, так и на Халифа Хафтара. Участники делегации встретились с представителями МИДа, Государственной Думы и Совета Федерации.

Внутри Ливии, как уже отмечалось, трудно достигнуть согласия, потому что каждая из присутствующих групп влияния ведет борьбу за контроль над ресурсами, прежде всего нефтью и не собирается легко отступаться от тех выгод, которыми располагает на сегодняшний день. У ПНЕ это официальное признание мирового сообщества, у генерала Хафтара фактический контроль над восточной частью страны, включая ряд нефтеналивных терминалов. У «Единой Ливии» управление крупными городами Сирт и Мистрата, расположенными на побережье со своей портовой инфраструктурой.

Выход из тяжелой ситуации возможен при объединении усилий всего международного сообщества, как стран-соседей, названных вначале статьи, так и Европейского Союза, прежде всего Италии, больше всего заинтересованной в цивилизованном решении вопроса беженцев, безусловно, России, и, конечно, США. США на данный момент не сформулировало позицию по Ливии, как в прочем и по большому кругу других важных международных вопросов. Были выступления отдельных политиков, экспертов и генералов по ливийской проблематике, но цельной позиции Государственного департамента высказано не было.

Несмотря на определенное напряжение, возникшее в отношениях России и США после запуска американских Томагавков по сирийскому аэродрому, и неопределенность с датой встречи между лидерами наших государств, есть небольшой перечень тем, в которых США и Россия могут прийти к согласию. И как не странно, вполне возможно, одна из таких тем — Ливия. Между позициями российского МИДа по Ливии и позицией Госдепа нет непримиримых противоречий. Это не Сирия, где заинтересованные внешние игроки, такие как Турция, Иран, Саудовская Аравия, курдское ополчение, и США с Россией поддерживающие в этом конфликте различных игроков, стоят практически на диаметрально противоположных позициях по способам решения сирийской проблемы и возможным путям выхода из конфликта.

В Ливии на данном этапе сохраняется возможность объединения усилий всех внешних и внутренних заинтересованных сторон для поиска взаимоприемлемых решений с сохранением единого государства, признаваемого мировым сообществом, управляемого парламентом, выбранным всем ливийским народом, несмотря на различия во взглядах на историю страны и на пути ее развития, этническую принадлежность и другие противоречия.

Александр Шимберг, ИА REGNUM