30 апреля 1945 года Гитлер покончил с собой.

Останки или остатки нашла группа бойцов СМЕРШ 5 мая 45 года.

Обложка американской военной газеты Stars and Stripes

Не знаю, когда и как войскам объявили об этом, сообщили населению.

Не представляю себе, что почувствовали сотни миллионов людей.

Дракон подох жалкой ящерицей, забившись под камень в конце жизни и пытаясь спрятаться там после смерти.

Не вышло.

Представляю себе другое.

В этот момент, в момент, когда Мир об этом узнал, лопнули миллионы цепей.

Не тех, что к чему-то принуждали.

А тех, что с ним связывали.

Отныне он стал виноват во всём единолично, и тысячи тысяч солдат, офицеров, генералов и фельдмаршалов, функционеров и простых немцев и не только немцев тупо твердили одну мантру.

Это всё он, мы не при чём.

И делали всё, что бы отгородиться, отстраниться от всего позорного и ужасного, что с этим связано.

Можно бесконечно приводить примеры, достаточно вспомнить бравых французов, таскавших обритых наголо француженок по улицам своих городов в назидание за общий позор.

Болтались в петлях квислинги, и Европа уже больше 70 лет шарахается от слова нацизм, как от чумы.

Скажите что-то нейтральное про Гитлера — и от вас отшатнутся, как от прокаженного.

Бояться хотя бы тени упрека в вероятности каких-то симпатий.

Я ни на что не намекаю и никого не имею в виду.

Просто мне кажется, что этого действительно стоит бояться.

Но, безусловно, это личное дело каждого…

Макс Бужанский