#content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

Пенсионеры Украины «готовятся» быть самыми бедными в мире — эксперт

Пенсионеры Украины «готовятся» быть самыми бедными в мире — эксперт

Пенсионеры на Украине гораздо беднее, чем в соседних странах, при этом уровень жизни украинских стариков продолжает ухудшаться.

Об этом на пресс-конференции в Киеве сообщила Светлана Жовнир, старший научный сотрудник отдела  социально-экономических проблем труда Института экономики и прогнозирования НАН Украины, передает ПолитНавигатор.

«Например, средний размер пенсии в Украине в 2015 году составлял немного больше 50 долларов США тогда как у наших ближайших соседей, в европейских странах, Болгарии – 140 долларов, Польше – 440 долларов, в таких странах как Германия и Финляндия – еще больше, 1,5-2 тыс долларов.

Очень угрожающей тенденцией последних лет является распространение бедности среди пенсионеров. Об этом можно говорить, исходя из международных рейтингов. То, что миллионы украинских пенсионеров в последние годы оказались за чертой бедности, мы видим из международного рейтинга эффективности пенсионных систем Global Age Watch Index. Так, из 96 стран Украина с 66 места в 2013 году спустилась на 73 место по общему индексу. Это один из худших показателей в странах Восточной Европы, хуже только у Молдовы, она на 77 месте.

В этом же рейтинге по показателям состояния здоровья и качества социальной среды людей пожилого возраста Украина занимает 85 место», — говорит эксперт.