Я в Борисполе. Последнее время у меня складывается такое впечатление, что в самолете я провожу времени больше, чем дома.

Раньше меня так не звали на разные симпозиумы и конференции, как зовут сегодня. Удивительное дело. Как только политическая жизнь в Украине умерла, в том смысле, что на левых объявлена охота, так меня сразу стали звать в разные другие части Света рассказать о том, что же тут у нас в Украине происходит.

Я не против. Я езжу. Приглашающая сторона платит за дорогу, платит за гостиницы и кормит, как правило, вкусно.

Слушают внимательно. Морщат лбы, сочувственно чмокают губами и хлопают после каждого моего выступления. Еще год тому назад мне казалось, что эти мои путешествия будут иметь эффект и все Левые в Европе, как один, поднимутся на защиту своих «братьев по крови» в Украине и, к примеру, заблокируют трибуну Европарламента к чертовой матери до тех пор, пока гонения на левых в Украине не прекратятся. Ну, или хотя бы до тех пор, пока не будут расследованы все политические убийства в Украине и все покушения на убийства политических лидеров и активистов сопротивления. Дудки. Ничего! Тихо.

Вот и сегодня. Я по дороге в Европу. В Польшу. Польские Левые позвали. Подготовил доклад, сделал демонстрацию, собрал факты, раскопал цифры.

Расскажу.

Говорят: «Вода камень точит». Может быть. Особенно если у вас несколько жизней. Можно капать и капать. Глядишь – прокапает. Или само рассосется. Как-то будет. Но когда жизнь одна, когда вам уже полтинник, когда капать (или копать) вам осталось еще лет десять, ну, может пятнадцать, когда уже четыре года вашей работы ничего, кроме проблем с властями и нацистами, вам не принесли, Вы поневоле задумаетесь о перспективах.

Сегодня, перед поездкой в аэропорт, мне довелось побегать по городу. Был на Борщаговке, на Теремках и в Голосеево. Пользовался лифтами. Во всех трех лифтах, в которые я сегодня заходил, сожжены этажные кнопки. Кто эти люди, которые жгут кнопки в лифтах? Они тоже на пути в Европу? Это для них скоро будет объявлен безвиз? Это и есть мы?

Украину уже не спасти. Во всяком случае, не за те десять лет, которые еще остались у таких как я.

Но я буду кАпать. Буду писать. Буду ездить и рассказывать. Буду призывать. Буду делать то, что смогу сделать в эти десять лет. Я хочу, чтобы моя совесть была чиста.

Объявили посадку. Я полетел. До встречи, друзья.

Вернусь, расскажу о Польше.

Василий Волга

Метки по теме: ; ; ; ; ; ;