Уже которые сутки весь мир с тревогой наблюдает за новостями о том, что США могут нанести превентивный удар по военным объектам КНДР. Поводом расчехлить дубину стало известие о том, что на ближайшие выходные чучхейцы задумали провести шестой по счёту испытательный ядерный взрыв, посвящённый 105 годовщине со дня рождения основателя КНДР Ким Ир Сена, в качестве своеобразного праздничного фейерверка.

Корейский кризис

Вашингтон и Пхеньян обменялись заявлениями угрожающего характера, и теперь все ждут наступления «времени Ч». Американская сторона, имеющая военное и геополитическое преимущество в регионе, обозначила намерения не только на словах, но и на деле, подтянув ударную группу ВМС к Корейскому полуострову. Сперва это были два эсминца с крылатыми ракетами «томагавк» на борту, вроде тех, что на прошлой неделе нанесли удар по сирийской авиабазе, но теперь к ним добавились атомный авианосец с сопровождающим конвоем и пара атомных субмарин с крылатыми ракетами на борту.

В качестве впечатляющей демонстрации, преследующей достижение сразу нескольких целей, США в Афганистане рванули свой мощнейший объёмно-детонирующий боеприпас MOAB (Мать всех бомб). Цели эти, как мне кажется, двоякие: произвести впечатление на режим Кима своей неядерной «кузькиной матерью», а также доказать миру свою приверженность к борьбе с ИГИЛ (структура запрещена в РФ – ред.). Вот только удалось ли шоумену Трампу убедить все заинтересованные стороны?

Интересно, что, раздувая новый корейский кризис, Трамп не соврал и поставил перед Китаем вопрос ребром: либо руководство КНР заставит чучхейцев подчиниться американским требованиям, либо США сами займутся приведением непокорной Северной Кореи к общему знаменателю, причём от имени и по поручению «всего человечества».

Решение Трампа нельзя назвать спонтанным. В 1953 году война в Корее не закончилась искусственным разделом страны на Север и Юг. Американским интервентам, умудрившимся добиться от ООН статуса «международных миротворческих сил», во время войны в Корее крепко обломали бока. Попытка отыграть геополитические потери после победы в Китае коммунистов Мао, цели в Корее не были в полной мере достигнуты. Профашисткий диктаторский режим Южной Кореи был уравновешен коммунистическим Севером. Война в Корее была самым кровавым конфликтом после Второй мировой, унесшим миллионы жизней.

Официальные американские данные о потерях в Корее преуменьшены едва ли не на порядок и оцениваются не менее чем в полмиллиона человек, иначе не объяснить истерическую реакцию генерала Макартура, настойчиво требовавшего от президента Трумэна подвергнуть ядерной бомбардировке Северную Корею. К счастью, Трумэн вовремя спохватился и сменил командующего американскими войсками в Корее на более умеренного.

Тем не менее, как можно наблюдать, корейский посттравматический синдром оказался для США куда глубже и продолжительнее вьетнамского. Ненависть, испытываемая всеми американскими администрациями к КНДР, свидетельствует о том, что вопрос существования Северной Кореи для США является принципиальным, что в Вашингтоне вот уже 64 года «аж кушать не могут».

Когда всяческая псевдодемократическая журналистская лошня начинает обсасывать КНДР, вечно поднимается вопрос бедности, тоталитарной казарменной системы, «расстрелов из миномёта» и прочая чушь. Задуматься о том, что вот уже 70 лет небольшая страна живёт под жесточайшими экономическими санкциями со стороны «мирового сообщества», что сильнейшим образом ограничивает её развитие и благосостояние граждан, мозгов не хватает.

Между тем, сегодня мало кто помнит, что вплоть до начала 1980-х ни у одной из Корей не было экономического преимущества, зато диктаторский режим в Сеуле, начиная с американской марионетки Ли Сын Мана, был коррумпированным и очень жестоким. Коммунистический режим Кимов, по сравнению с Ли Сын Маном и Пак Чжон Хи, был просто-таки вегетарианским, если не считать воинственной риторики.

Кто сейчас вспомнит о студенческом восстании в южнокорейском городе Кванджу, утопленном в крови регулярными танковыми и парашютными частями генерала Пак Чжон Хи? До сих пор точно неизвестно – во сколько тысяч погибших обошлось подавление акции гражданского неповиновения. А таких кванджу в Южной Корее было несколько. И это не считая десятков тысяч бессудно убитых и замученных при Ли Сын Мане только по подозрению в симпатиях к Северной Корее.

Всё изменилось в начале 80-х, когда американские кураторы задумали организовать из нескольких военных диктатур Юго-Восточной Азии образцово-показательные витринки капитализма. Благосклонного внимания удостоились Южная Корея, Тайвань и Сингапур. В Сингапуре не было военной диктатуры, но власть в ней держали «триады», которые в процессе были тщательно законспирированы. Положительный опыт имелся – послевоенная Япония стала первой, кому Запад позволил стать «азиатским тигром».

На новых «азиатских тигров» пролился золотой инвестиционный дождь, им был предоставлен режим наибольшего благоприятствования, а Японию, например, обязали посылать в корейские командировки своих инженеров и учёных для чтения лекций и обмена опытом.

Расчёт западных кураторов был точен: Южная Корея, Тайвань и Сингапур были небольшими государствами, жёстко управляемые военными или «триадами», население которых состоит преимущественно из трудоголиков.

Конечно, наследственный чучхейский режим, установленный Ким Ир Сеном в КНДР, достаточно странная государственная конструкция. Но люди там живут, опираясь на собственные силы и ресурсы, и, что самое главное, никого не учат жить согласно своему уставу. И уже хотя бы этой своей стойкостью способны вызвать уважение.

Тем более, что все их «косяки» можно отнести к издержкам и деформациям от внешнего давления на страну в течение довольно длительного времени. КНДР, при всех её странностях и проблемах, развивается, и недавно в республике построен ультрамодерновый научный центр, а города отличаются в лучшую сторону от южноазиатских и восточноевропейских городов, превращённых в гадюшники. Зато выбор из двух и более кандидатов!

Главное, что чучхейцы вменяемы и не гадят своим соседям – России и Китаю. Южная Корея – вопрос особый. Именно оттуда шли постоянные поползновения и покушения на руководство КНДР, а оккупационный американский контингент даже притащил к южанам ядерное оружие, заминировав линию разграничения между Севером и Югом ядерными фугасами. Все эти ядерные штучки США вывели было из Южной Кореи, но уже подумывают вернуть в свои местные арсеналы термоядерные авиабомбы.

С учётом долгогиграющей изжоги у Дяди Сэма, не задушившего северян экономически, но мечтающего о реванше силовыми методами, у руководства Северной Кореи нет другого пути, как развивать собственные силы ракетно-ядерного сдерживания. После развала СССР и блока социалистических стран, КНДР осталась практически один на один со старым агрессором. В стране ещё крепче затянули пояса и стали искать пути сотрудничества с государствами, противниками США, стоящими на пороге создания ядерного оружия и ракет дальнего радиуса действия.

Надо сказать, что секреты свои в КНДР хранить умеют. По данным из открытых источников, северокорейские учёные-ядерщики построили не только полный цикл производства ЯО, но и научились конструировать компактные заряды. Что касается ракетного оружия, то у КНДР в данный момент собственными силами созданы десять ракет различного назначения.

Как минимум два комплекса ракет ближней дальности – противокорабельный комплекс KN-01 (аналог совесткой системы «Термит») и KN-02 Toksa (аналог советской ракеты «Точка»).

Четыре ракетных комплекса средней дальности, представляющие собой советские ракеты Р-17/Р-300 глубокой модернизации, построенные через «творческое осмысление» купленных у Египта образцов и пакета документации.

Четыре комплекса многоступенчатых межконтинентальных баллистических ракет, среди которых ракета двойного назначения «Тэпходон-2», способная выводить на орбиту искусственные спутники или доставить термоядерный заряд на расстояние 12 тыс. км.

Ещё одна ракета – KN-11 – подводного старта для использования с субмарин. «Тэпходон-2» и KN-11 всё ещё проходят испытания, но большинство ракет средней дальности проверены и поставлены на боевое дежурство. Причём, на вооружении армии КНДР уже стоит не менее 150 – 200 ракет средней дальности на основе систем SCUD. Количество «точек» и ПКР неизвестно, но, учитывая их относительную дешевизну, в КНДР наверняка создан запасец на случай войны.

США способны выставить против КНДР силы Седьмого флота в регионе, а также стратегические бомбардировщики B-52, B-1B, B-2 с базы Гуам. Имея в распоряжении около 70 тыс. военнослужащих, США способны без привлечения дополнительных сил наносить массированные удары с моря и с воздуха, а также проводить десантные операции. Кроме того, известны более ранние планы США на развёртывание специальных операций в Северной Корее, включая физическое устранение руководства КНДР и диверсий на объектах ядерной инфраструктуры.

По ряду причин КНДР более ограничена в выборе целей и средств. Руководство страны открытым текстом предупредило Трампа, что не будет сидеть сложа руки и объявило список возможных целей. Ответной атаке могут быть подвергнуты три американские военные базы, а также резиденция президента Южной Кореи, базы в Японии и даже на территории США. В Генштабе КНА также предупредили о готовности атаковать авианосец «Карл Винсон».

Очень неприятным сюрпризом для американцев могут стать северокорейские субмарины с ракетами KN-11 подводного запуска, способные поражать цели в глубине американской территории. Похоже на то, что программа морского старта в последнее время стоит среди главных приоритетов руководства КНДР.

В настоящее время идёт война нервов. Её жертвой уже пало японское руководство, сначала истерично заявившее о скорой ракетно-зариновой атаке Японии со стороны чучхейцев, а затем в умоляющих интонациях обратившееся к Трампу не предпринимать никаких шагов против КНДР без консультаций с ними. Оно и понятно: где Трамп и где господин Абэ. Хороший пример на заметку всем политическим «шестёркам», желающими стать натовским плацдармом.

Информированные наблюдатели отмечают, что в данный момент обе стороны заняли выжидательную позицию. Трамп (наверняка не без давления экспертов из Пентагона) даже немного сдал назад и заявил, что среди первостепенных мер воздействия на КНДР выбраны экономические и политические методы, тогда как военные – на третьем месте.

С другой стороны, угроза военного конфликта остаётся. Стороны сделали рассчитанные ходы, и следующий шаг остаётся за чучхейцами – взорвут или не взорвут?

Если у Кима яйца и в самом деле из молибдена, то испытания состоятся. И тогда экзамен предстоит сдать Трампу. И очень непростой экзамен. Ведь атака на КНДР может вызвать не только региональный военный конфликт, а кое-что и похуже.

Но если Донни сольёт и окажется дешёвым базарным клоуном, то этот слив может крепко омрачить весь оставшийся ему президентский срок. Возможно даже, недолгий срок.

До взрыва осталось всего – ничего. Момент истины приближается.

Александр Ростовцев, «ПолитНавигатор»