Вчера перед составом батальона Захара Прилепина пела певица Юлия Чичерина. Пела в своей неподражаемой рок-н-рольной манере, пела песни серьезные и где-то даже пугающие – о любви и войне, что в общем почти одно и то же

Доказать себе существование батальона специального назначения Захара Прилепила я смог себе, что называется от обратного. Это, впрочем, целая история, рассказывать которую я намерен последовательно и обстоятельно. Нет, батальон действительно существует. И во двор меня запустили, и проверили, кто я такой. И джип, на капоте которого выведено бело краской «На Киев» как бы намекал, что у обладателя авто серьезные, хотя, возможно, и несколько завышенные ожидания. То есть, все честь по чести, но о том, что вновь созданное спецподразделение — это скорее рекламная акция, нежели серьезный организационный шаг военного руководства ДНР, уже столько времени хлопотал целый Фейсбук, что и в мою душу критикам удалось заронить некоторое сомнение.

Однако вчера перед составом батальона пела певица Юлия Чичерина. Пела в своей неподражаемой рок-н-рольной манере, пела песни серьезные и где-то даже пугающие — о любви и войне, что в общем почти одно и то же. И я подумал, что не может же певица Юлия Чичерина петь в пустом зале, для несуществующих солдат, так, чтобы ее единственными слушателями были голые стены и пустые кресла. Нет, не может. И впрямь, вот они — разновозрастные мужики, прижимающие к ногам оружие, зачарованно внимающие рваному ритму чичеринской музыки, рассевшиеся в нестройном, совсем небоевом порядке в холле бывшего донецкого отеля.

Ощущение того, что происходит что-то настоящее, я испытал сначала, когда по громкой связи было объявлено: «Всему наличному составу батальона собраться на первом этаже». Кстати, количество этого состава так и осталось для меня загадкой, Прилепин, когда я спросил его об этом, скромно отвел глаза в сторону и сказал, что цифры не назовет, поскольку это неважно. После этого я отказался от затеи пересчитать присутствующих по головам.

Юля приезжает в Донецк чаще других российских музыкантов. О мотивах, которые приводят ее в воюющий город, она сказала мне совсем как-то уж просто: «Русские люди в беде!» А когда я, пожав плечами, выразил сожаление, что многие звезды российской эстрады, закрыли для себя дорогу в Донбасс, чтобы не сузить возможности для концертирования на иных просторах, она махнула рукой: «не стоит обращать внимания на людей со сбитыми ценностями, они будут и есть. Но ведь есть и другие, которые знают, где добро, а где зло, и строго следуют собственному знанию».

Нельзя сказать, чтобы Чичерина была слишком оптимистична в отношении будущего ЛДНР. Когда один из бойцов батальона, пристроившись к нашему интервью, спросил, объяснив, что очень полагается на женскую интуицию и талант певицы, что она думает по поводу окончания войны, она ответила: «Будет еще хуже, мы идем к чему-то более страшному и масштабному, но на этом пути будут и прекрасные мгновения, которыми обязательно следует дорожить. А так — надо просто правильно воспитывать детей, чтобы они были готовы к последней и страшной войне».

Прилепин сказал мне, что Юля сама выразила желание спеть для бойцов батальона, что в очередной раз послужило доказательством реальности подразделения и, наверно, серьезности его миссии. Впрочем, последнее — это скорее догадка, чем полностью доказанный факт. А после концерта, который длился недолго — каких-нибудь 15 минут — бойцы фотографировались с певицей. Она терпеливо обнимала всякого, пожелавшего, чтобы его запечатлели со знаменитостью. Это процедура продолжалась куда больше самого концерта.

А потом наверху, куда командование во главе с Захаром, гости из России — подмосковные спортсмены, министр связи ДНР Виктор Яценко и сама певица поднялись, чтобы пообщаться, звучали обычные для военных в ДНР шутки о том, как непьющий высокопоставленный республиканский чиновник пообещал выпить бутылку водки в освобожденном от нацистов Киеве, сможет ли армия ДНР отпраздновать 9 мая в Славянске и что-то еще, что я не запомнил. Так незатейливо балагурят повсеместно в армейской среде. Тоже примета подлинности.

У Чичериной несколько песен о воюющем крае: «На передовой», о Сталинграде, в которой упоминается небо Донбасса, и страшная исповедь от лица убитого ребенка из Зугресса. Захар говорит, что ее тексты уже стали подлинным военным фольклором этих мест, их знают наизусть и готовы слушать снова и снова.

Андрей Бабицкий, Ukraina.ru