#content_rb_119478 { min-height:215px; } #content_rb_119475 { min-height:165px; } .code-block-1 { display:flex !important; clear: none !important; } .code-block-2 { display:flex !important; clear: none !important; } figure { padding: 0px; margin: 0px 0px 15px 0px; max-width: 100%; height: auto; } iframe { max-width: 100%; height: 500px; } @media screen and (max-width: 600px) { #content_rb_119478 { min-height:0px; height:0px; } #content_rb_119475 { min-height:0px; height:0px; } .player__container { width: 375px !important; height: 400px; } iframe { height: 250px; } } .player__container { width: 100% !important; height: 500px; } .single .all-news__inner .article { border-top: 1px solid #ccc; padding-top: 20px; margin-top: 10px; } .sidebar-news { font-weight:500; } .sidebar-news-block { background: #f3f5f7; } .sidebar--f-l { padding-bottom: 15px; } .lazyloaded{ max-height: 450px; object-fit: contain; } .nocrop { object-fit: contain !important; } #buttonup { display: inline-block; background-color: #263238; width: 60px; height: 60px; text-align: center; border-radius: 4px; position: fixed; bottom: 30px; right: 30px; transition: background-color .3s, opacity .5s, visibility .5s; opacity: 0; visibility: hidden; z-index: 1000; padding: 12px; } #buttonup::after { font-size: 1em; line-height: 60px; color: #fff; } #buttonup:hover { cursor: pointer; background-color: #52585a; } #buttonup:active { background-color: #555; } #buttonup.show { opacity: 1; visibility: visible; } .btn-load-more { width:100%; } .entry-title { margin-top: 15px; } .yarpp-related h3 { padding: 0 17px!important; } .main-head--mb15 { margin-bottom: 15px!important } .videobutton{ background: rgb(210,23,3); background: linear-gradient(90deg, rgba(210,23,3,0.4) 0%, rgba(38,50,56,0.3) 73%); } .videobutton a:hover { color: #fff!important; } .article-link { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .article-link:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .top-news__main { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .top-news__main:hover { -webkit-filter: brightness(60%);} .video-list__img { -webkit-filter: brightness(100%); -webkit-transition: all 0.6s ease; -moz-transition: all 0.6s ease; -o-transition: all 0.6s ease; -ms-transition: all 0.6s ease; transition: all 0.6s ease;} .video-list__img:hover { -webkit-filter: brightness(60%);}

СМИ: лидер Косова Хашим Тачи временно отказался от создания армии

СМИ: лидер Косова Хашим Тачи временно отказался от создания армии

Лидер непризнанного Косова Хашим Тачи отозвал из парламента закон о реформировании Сил безопасности в полноценную армию. Тем не менее, как заявил политик журналистам, он намерен добиваться создания армии через изменение конституции самопровозглашенной республики.

«Сегодня я отправил письмо (председателю парламента Косова Кадри) Весели, чтобы проект закона не ставили в повестку до тех пор, пока мы не получим поддержку наших партнеров и не сделаем это через изменение конституции», — приводит слова Тачи национальная телерадиокомпания Сербии РТС.

Идея создания полноценной армии путем реформирования Сил безопасности впервые прозвучала в Приштине в связи с ситуацией вокруг поезда Белград — Косовска-Митровица. После этого инцидента парламент непризнанной республики одобрил инициативу Тачи о создании ВС.

Политик даже пообещал уйти в отставку, если парламент автономного края не поддержит создание армии. Однако основные союзники Косова — США и НАТО — выступили против такой идеи.

Москва также осудила эти шаги властей Косова, назвав намерение Приштины создать армию вопреки позиции Белграда и косовских сербов абсолютно безответственным шагом, крайне опасным для стабильности на Балканах и европейского континента в целом. По словам представителя МИД РФ Марии Захаровой, идея косовских ВС противоречит основополагающему документу — резолюции 1244 Совета Безопасности ООН, которая предусматривает силовое присутствие в крае исключительно на основе мандата СБ ООН.

Источник