Следите за событиями на Украине? Они энергичны! Захватываются администрации, некто в камуфляже врывается в зал заседания Верховной рады, где сидят аналогичные бандиты, только с депутатскими значками, шайки блокируют железнодорожные пути и воюют за контроль над незаконными янтарными копями…

Петр Порошенко

Как и предсказывали эксперты или просто здравомыслящие люди, вырвавшиеся с Майдана и закаленные на фронте вырожденцы, жулики и извращенцы все уверенней диктуют свою аномальную волю территории, ранее известной под названием «Украина». Порошенко нервно покусывает губы, симулирует мужественные позы и делает вид, что это он руководит всеми процессами, но сам отчаянно пытается найти выход из ситуации. А ведь вариантов осталось откровенно мало. Или нацистские банды сносят действующий режим на свалку, или головорезов следует отправлять в овраг под пулеметы.

Такое развитие событий, между прочим, было провидчески нарисовано Алексеем Толстым в трилогии «Хождение по мукам». Век тому назад все происходило, а изменился только антураж, но не закономерности. Почитайте эту дискуссию в ставке Махно. Ничего не напоминает?

— Разбойничий мир — вот наш запал, вот наши кадры!.. Разбой — самое почетнейшее выражение народной жизни… Это надо знать! Разбойник — непримиримый враг всякой государственности, включая и ваш социализм, голубчик… В разбое — доказательство жизненности народа… Разбойник — непримиримый и неукротимый, разрушающий ради разрушения, — вот истинная народно-общественная стихия. Протрите глаза.

Махно во время этого страстного взрыва идей подошел на цыпочках к двери, приотворил ее, заглядывая в коридор, и опять вернулся к столу. Рощин теперь с любопытством приглядывался к фантастическому старичку, — не дурачит ли он?

— Я вижу — вы уже моргаете, матрос, вы поражены, ваши добродетели возмущены! — кричал Леон Черный. — Так знайте: мы сломали наши перья, мы выплеснули чернила из наших чернильниц, — пусть льется кровь! Время настало! Слово претворяется в дело. И кто в этот час не понимает глубокой необходимости разбоя как стихийного движения, кто не сочувствует ему, тот отброшен в лагерь врагов революции…

Махно, щурясь, стал кусать ногти. Рощин подумал: «Нет, старичок знает, что говорит». Чугай, навалясь на стоя, поставил на него локоть и поднял палец, чтобы Леону Черному было на чем сосредоточиться…

— Третий вопрос. Хорошо, эти кадры вы мобилизовали. Дело свое они сделали. Разворочали… Заваруха эта должна когда-нибудь кончиться? Должна. Разбойники, по-нашему — бандиты, люди избаловавшиеся, работать они не могут. Работать он не будет, — зачем? — что легко лежит, — то и взял. Значит, как же тогда? Опять на них должен кто-то работать? Нет? Грабить, разорять — больше нечего. Значит, остается вам — загнать бандитов в овраги и кончить? Так, что ли? Ответьте мне на этот вопрос…

В комнате стало тихо, будто собеседники сосредоточили все внимание на поднятом пальце, загнутом ногте Чугая. Леон Черный поднялся, — маленький (когда сидел, казался выше), неумолимый, как философская мысль.

— Застрели его! — сказал он, повернувшись к Махно, и выбросил руку в сторону Чугая. — Застрели… Это провокатор…

Вот так, в овраги и кончить. Вся недолга! Потому как, свою функцию деструктивные элементы выполнили, а кроме как с ружьем бегать они все одно уже ни на что не годятся. Это такой недвусмысленный намек всевозможным карбатовцам и прочей постмайдановской шушере. Судьба их решена, в принципе. Если только они не порешат раньше Порошенко с его ближайшим окружением. Третий вариант не очень просматривается. Так, во всяком случае, учит история. В любом случае, будет нескучно.

Хотя и кроваво.

Руслан Мармазов, РИА ФАН

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ; ;