Предполагают ли политика Турции и «новый план» США продвижение к миру в Сирии?

Сирия: очередные переговоры в Астане, атаки смертников, бои в Джобаре

В шестую годовщину начала трагических событий в Сирии, 14 и 15 марта, в столице Казахстана Астане состоялся очередной раунд переговоров по межсирийскому урегулированию. Помимо хозяев мероприятия, в нём приняли участие делегации России, Ирана и Турции, а также официального Дамаска. В числе наблюдателей, как и ранее – представители Иордании, а также офиса спецпредставителя ООН по Сирии Стаффана де Мистуры; американцев представляет посол США в Казахстане Джордж Крол и сотрудник Госдепа Мартин Максвел.

Предполагалось, что в ходе двухдневных консультаций стороны смогли бы согласовать единую карту присутствия в Сирии боевиков запрещённых в России террористических группировок «Джебхат ан-Нусра»* и «Исламское государство»*, а также обсудить формирование комиссии по выработке новой сирийской конституции. Накануне президент Сирии Башар Асад заявил о том, что на протяжении всех шести лет кризиса Москва обсуждала с Дамаском каждый свой военный и политический шаг, касающийся будущего республики.

Однако, к сожалению, говорить о каком-либо продвижении по итогам состоявшихся встреч пока преждевременно – прежде всего, по причине неучастия в переговорах представителей вооружённых группировок. Ранее они обуславливали свой приезд в Астану перенесением сроков консультаций, но главное – требованиями «полного соблюдения прекращения огня в районах под контролем формирований оппозиции», «прекращения насильственного переселения» в ряде районов Сирии и «завершения дискуссии о механизмах перемирия».

В свою очередь, министр иностранных дел России Сергей Лавров назвал причины для отказа вооруженной оппозиции Сирии от участия во встрече в Астане неубедительными. По словам главы российского внешнеполитического ведомства, «они ссылаются на нарушения режима прекращения огня, эти нарушения никогда не сводились к нулю, как и в любой подобной ситуации, это абсолютно естественный процесс, всегда будут какие-то срывы… главное то, что этих нарушений стало многократно меньше, чем до подписания соответствующих соглашений в конце декабря».

«Отказ оппозиции ехать в казахстанскую столицу может свидетельствовать лишь о незаинтересованности в прекращении кровопролития в Сирии. Власти в Дамаске, несмотря ни на что, продолжат работать по двум направлениям: борьба с террористами, то есть теми, кто ни при каких условиях не готов к диалогу, и национальное примирение с силами, настроенными на него», – замечает сирийский военный эксперт, отставной генерал Мухаммед Аббас. Глава делегации официального Дамаска, постоянный представитель Сирии при ООН Башар Джаафари возложил ответственность за неявку боевиков в Астану на стоящие за ними турецкие власти: [неучастие оппозиции] «…ещё раз подтверждает, что она управляема, Турция как страна-гарант перемирия несет за это ответственность». Представляется, что данное утверждение достаточно близко к истине и лишний раз подтверждает чрезвычайно сложный характер диалога Москвы и Анкары в рамках «тройки» гарантов перемирия в Сирии. Необходимо ещё раз заметить: несмотря на колоссальные усилия, предпринимаемые «тройкой» гарантов сирийского перемирия, грань между так называемыми «умеренными» и отъявленными террористами как была, так и остаётся весьма зыбкой. И делать её более чёткой – едва ли в интересах, как принято говорить в подобных случаях, «определённых кругов», благодаря которым кровавое сирийское противостояние перевалило седьмой год.

Хотя говорить о срыве переговоров в Астане некорректно, демарш оппозиции, решившей, по выражению главы российской делегации, спецпредставителя президента РФ Александра Лаврентьева, «встать в определенную позу», несомненно, осложнил ситуацию. «…Предлоги, под которыми они не приезжают – якобы увеличение уровня насилия, – не соответствуют действительности, это надуманный предлог… Это на их совести, на совести тех, кто повлиял на их решение не приехать сюда», – отметил дипломат.

Пока очередной, четвёртый раунд переговоров Астане намечен на середину апреля. До этого российские переговорщики планируют провести в Анкаре встречу с сирийской вооруженной оппозицией. Москва рассчитывает на принятие в ходе следующей встречи по сирийскому урегулированию в Астане трёх документов. Конечно, от результатов (или отсутствия таковых) этих контактов будет зависеть чрезвычайно много.

Определение чётких районов террористических группировок «ИГ» и «Джебхат Ан-Нусра» – один из ключевых вопросов, который необходимо решить в ходе «Астаны-4», и промедление с его решением, безусловно – тревожный симптом. Эффективность и реализуемость предпринимаемых шагов во многом будет зависеть от развития ситуации в самой Сирии, где продолжают греметь взрывы и ситуация в отдельных районах, несмотря на общее снижение интенсивности боестолкновений, остаётся весьма сложной.

14 марта в Хомсе взорвался очередной заминированный автомобиль, а несколькими днями ранее десятки шиитских паломников из Ирака стали жертвами двойного теракта на кладбище Дамаска Баб ас-Сагир. Ответственность на кровавое преступление взял на себя сирийский союз исламских джихадистских группировок, известный как «Хайат Тахрир аль-Шам» («Джебхат ан-Нусра»). Террористы обстреливали ракетами жилые кварталы Дера`а и других сирийских городов, что привело к жертвам среди гражданского населения.

На следующий день очередная серия террористических актов в Дамаске унесла жизни 35 человек. В шестую годовщину начала трагических событий в Сирии подготовленные в провинции Идлиб смертники привели в действие взрывные устройства у Дворца правосудия, а позже – в одном из ресторанов.

Тем временем спецпосланник ООН по Сирии Стаффан де Мистура призвал к недопущению подрыва политического процесса в Сирии в результате террористических актов в Дамаске, говорится в заявлении, распространенном его офисом.

«…Считаем, что нежелание подходить к террористам, убивающим сирийцев, с той же степенью безоговорочного осуждения, с которой международное сообщество подходит к терактам в других странах, представляет собой двойной стандарт, заставляющий сомневаться в приверженности тех, кто ему следует, задаче искоренения терроризма в глобальном масштабе. Такие двойственные подходы провоцируют террористов на новые кровавые преступления, снижают эффективность действий по размежеванию между сирийской вооруженной оппозицией, с одной стороны, и ИГИЛ, «Нусрой» и их пособниками, – с другой.

Призываем партнеров рассматривать вопросы противодействия терроризму, будь то в Сирии или любой другой стране, как приоритетные, требующие особого внимания и международного консенсуса с учетом разрушительных трагических последствий, к которым может привести попустительство этому универсальному злу», – говорится в соответствующем заявлении МИД России.

Согласно имеющейся информации, на прошлой неделе после столкновений в провинциях Идлиб и западной части Алеппо между враждовавшими ранее группировками «Хайат Тахрир аш-Шам» и «Ахрар аш-Шам» было подписано некое «мирное соглашение». В этом же ключе следует рассматривать и распространяемые западными авторами слухи о возможном объединении терпящего военные неудачи «Исламского государства» с «Джебхат ан-Нусрой». Позиции террористического конгломерата остаются достаточно крепкими, в первую очередь в Идлибе. 13 марта боевики прошлись по этому городу с неким «парадом», очевидно, демонстрируя свои возможности и боевой дух. Вполне возможно, «живые бомбы» в Хомсе и Дамаске принадлежат к так называемому «спецназу» террористов, о создании которого стало из размещённых в соцсетях роликов. Судя по всему, у боевиков имеется современное оружие, которое могло быть переправлено из Турции контрабандным путем. Кроме того, некоторые вооружённые группировки находятся в поисках более надёжных внешних покровителей, что также едва ли является признаком их стремления к прочному миру.

Размежевание боевиков приводит к усилению непримиримого альянса «Хайат Тахрир аль-Шам». На вооружении группировки, выпускающей «пресс-релизы», в том числе, на английском языке – широкий спектр вооружений, в том числе танки. Как, впрочем, и у «Исламского государства». Насколько можно понять, террористы активно подминают не только мелкие банды, но и отдельные отряды таких группировок, как «Ахрар аш-Шам» и «Джейш аль-Ислам». 13 марта «умеренные» отступили под натиском радикалов из деревни Аль-Мастумах. Сообщается также, что адепты «аль-Каиды» захватили один из КПП на границе с Турцией.

В конце прошедшей недели губернатор Хомса Талал Барази сообщил о долгожданной договоренности с боевиками, в рамках которой последние обязаны поэтапно покинуть административный центр провинции в течение 6-8 недель. Единственной удерживаемой боевиками частью третьего после Дамаска и Алеппо сирийского мегаполиса был квартал Аль-Ваэр. Непростые переговоры, вроде бы увенчавшиеся успехом, велись при поддержке Российского центра по примирению враждующих сторон. Первая группа боевиков вместе со своими семьями 18 марта начала покидать упомянутый квартал. По окончании процесса вывода боевиков ожидается возвращение многих тысяч мирных жителей, вынужденных ранее покинуть оккупированный террористами район.

Между тем, накануне резко обострилась ситуация в городской агломерации Дамаска. Утром 19 марта боевики «Джебхат ан-Нусры» атаковали позиции военных в районе Джобар на востоке столицы Сирии, рядом с площадью Аббасидов. Террористы направили начиненные взрывчаткой автомобили на несколько армейских блокпостов, однако их замысел был своевременно раскрыт, и машины были заблаговременно уничтожены. Несмотря на то, что Джобар фактически расположен на окраине сирийской столицы, звуки разгоревшегося боя были слышны в центральной части города. Террористы обстреляли мирные кварталы столицы.

Эта атака во многом объясняет поведение боевиков и их покровителей, едва ли заинтересованных в успешном продвижении переговоров в Астане. Не снижающаяся боевая активность, явные попытки сорвать программу национального примирения и публично демонстрируемая неуступчивость боевиков могут быть связаны с ожиданиями новых «гуманитарных» поставок от зарубежных спонсоров, включая американские спецслужбы, в подходах которых к сирийскому кризису, по-видимому, сохраняется значительная инерция.

По информации телеканала NBC, план Дональда Трампа по борьбе с террористической группировкой «ИГ» во многом похож на проект его предшественника. Ожидается продолжение бомбардировок позиций боевиков проамериканской коалицией, а также усиление поддержки местных сил, чтобы вернуть контроль над Мосулом и Раккой. Также планируется лишить ИГ финансовых потоков и стабилизировать ситуацию на освобождённых от боевиков территориях. По словам представителя Пентагона Джеффа Дэвиса, «предварительный план – это серьезная стратегия, которая ставит больший акцент на дипломатии, экономики и информации, чем на военные аспекты».

Однако пока американцы продолжают целенаправленно уничтожать экономическую инфраструктуру Сирии, на что обращают внимание власти Дамаска, призывая ООН «избавить регион от надвигающейся катастрофы». Авиаудары возглавляемой США коалиции по плотинам на реке Евфрат необходимо прекратить, заявил заместитель постпреда Сирии при ООН Мунзер Мунзер в письме генсеку организации. Уничтожение плотин приведет к тому, что сирийские населенные пункты «смоет и затопит». Иными словами, в случае реальной перспективы разгрома «ИГ» сирийские власти получат территорию, абсолютно не пригодную для нормальной жизнедеятельности, что объективно играет на руку террористам.

«…Выясняется, что «Исламское государство» было создано в интересах определенных субъектов, которые являются серьезными лоббистами в политической системе США. Принимать новую стратегию – это значит пересекать интересы этих самых лоббистов. Деньги заплачены уже неоднократно, поэтому менять стратегию некому. Все люди, которые создают этот план, получили четкий политический заказ и выполняют его», – говорит доцент кафедры политологии и социологии РЭУ им. Плеханова Александр Перенджиев. По его словам, усилить борьбу с «ИГ» США могли бы за счет сотрудничества с Россией, ооднако «министр обороны [Дж. Мэттис] помчался не в Москву, а в Саудовскую Аравию» и сразу стало понятно, что план «будет все тот же». Ранее, в начале марта сообщалось о нежелании Трампа работать над договоренностями с Россией по борьбе с «ИГ» и другим вопросам национальной безопасности. 14 марта в Вашингтоне состоялась встреча Дональда Трампа с министром обороны Саудовской Аравии наследным принцем Мухаммедом бен Сальман Аль Саудом. Реализация неоднозначных планов по созданию так называемых «бесполетных зон безопасности» чревато возобновлением материально-технического снабжения боевиков, что чревато очередной эскалацией конфликта.

Тем временем, провалилась попытка очередной дезинформационной диверсии, в рамках которой предполагалось обвинить российскую либо сирийскую авиацию в нанесении удара по деревне Аль-Джуна на западе провинции Алеппо, на границе с Идлибом, в результате которого погибли десятки людей. Представитель Минобороны России Игорь Конашенков отметил, что обычно в таких случаях все проходит «по сценарию»: Human Rights Watch, Bellingcat либо кто-нибудь ещё обвиняют «сирийский режим» и его союзников в «военных преступлениях». Но «вместо этого неожиданно обнаружилась фотография найденного на месте взрыва фрагмента авиационной ракеты типа «воздух-земля» AGM-114 Hellfire. Она не оставила никаких шансов для международной коалиции как всегда отделаться молчанием, а дипломатам — поупражняться в антироссийской риторике». Трагедия позволяет говорить о том, что «ведущие зарубежные СМИ» публикуют «антироссийские вбросы», а не «досконально изучают факты». В свою очередь, в Пентагоне утверждают, что удар наносился по месту встречи главарей «Аль-Каиды», в результате чего были уничтожены десятки боевиков, но сведений о жертвах среди мирного населения нет.

Несмотря на все сложности, гуманитарная миссия российского контингента в Сирии продолжается. Центром по примирению враждующих сторон были отправлены гуманитарные конвои с грузами ООН в населенные пункты Мадайя и Забедани (провинция Дамаск), а также Кафер-Хая и Фуаа (блокируемые боевиками шиитские анклавы к северу от Идлиба). Только 17 марта российские военные раздали сирийцам почти 7 тонн гуманитарной помощи и доставили в город Дейр-Эз-Зор 20 тонн продуктов от ООН. Было проведено девять гуманитарных акций в провинциях Алеппо (7), Хама (1) и Деръа (1). В городе Алеппо в районах Кади-Аскар, Ашрафия, Бшарах Аль-Хури, Шейх-Саид, Аль-Хамдания-4, Шейх-Максуд и Халеб Аль-Кадим и в населенном пункте Аджами в провинции Алеппо жителям было передано 2,2 тонны хлеба, 3 тысячи порций горячего питания и 300 продуктовых пакетов. Еще 650 продуктовых пакетов было передано жителям населенных пунктов Саламия в провинции Хама и Хабеб в провинции Дер`а.

Кроме того, согласно сообщению Министерства обороны России, в Сирию прибыло очередное подразделение сводного отряда Международного противоминного центра ВС России для помощи в разминировании древней Пальмиры. Всего в город переброшено более 150 специалистов. Личный состав, военная техника и имущество подразделения были оперативно переброшены на авиабазу Хмеймим в Сирии, откуда отряд совершил марш на штатной технике и приступил к разминированию оазиса Пальмира. В первую очередь планируется разминировать дороги, ведущие к объектам социальной инфраструктуры города, больницам, объектам водоснабжения и электроснабжения, а также историческую часть древнего города.

Не приходится сомневаться в том, что задача борьбы с терроризмом в Сирии по-прежнему является приоритетной. Без её решения не могут эффективно решаться в том числе и вопросы, связанные с доставкой гуманитарной помощи. Да и с таким трудом налаживающийся процесс национального примирения будет постоянно находиться под «дамокловым мечом» срыва по причине какой-либо очередной масштабной провокации.

Основным «осиным гнездом» террористов по-прежнему остаётся перенасыщенная радикалами провинция Идлиб, и решать эту проблему, сколь бы сложной она ни казалось, рано или поздно придётся.

 

*Данная организация признана Верховным судом РФ экстремистской, её деятельность на территории России запрещена.

Источник