Хотя националист Гирт Вилдерс занял второе место по итогам выборов в Нидерландах, он не проиграл

Гирт Вилдерс

Победа Европы над популизмом — именно так в ЕС отреагировали на итоги парламентских выборов в Нидерландах. На первый взгляд, в ЕС правы: после победы на Брексите и в битве за Белый дом национал-популисты потонули в голландских каналах. Радикалы из «Партии свободы» Гирта Вилдерса заняли второе место и получили 20 мандатов, тогда как первое место и 33 мандата ушло правящей Народной партии за свободу и демократию, к которой принадлежит премьер-министр Марк Рютте.

Вот только является ли это действительно победой системных политиков над тем, что они называют популизмом, а политологи — ответом общества пронафталиненной, замкнувшейся в себе нынешней политической элите? Вряд ли.

Победа системы в том, что Вилдерс не победил? Нет, ибо этой победы и не могло быть. Разве что в мечтах самого Вилдерса. Даже если «Партия свободы» обошла бы свободных демократов и заняла первое место с более чем 30 мандатами, то она бы все равно не смогла сформировать правительство. В нижней палате парламента страны 150 мест, и ни одна из победивших партий не собирается создавать с Вилдерсом коалицию. Задачей-минимум для националистов было получить значительное число мандатов, и они этого добились.

Победа системы в том, что Вилдерс проиграл? Тоже нет. С одной стороны, системе приятно, что «Партия свободы» не заняла первое место, однако 20 нынешних мандатов — это на 5 больше, чем на прошлых выборах. 33 же мандата «свободных демократов» — это на 8 меньше, чем в 2012. А у «Партии труда» из ныне правящей коалиции дела совсем плохи: они взяли 9 мандатов, хотя в нынешнем парламенте у них было аж 38. И это всё при том, что стороны максимально мобилизовали свой электорат. Явка составила около 80% — наивысший показатель за последние 30 лет.

Победа в том, что идеи Вилдерса проиграли? Нет. Ведь их фактически инкорпорировал в свою программу сам премьер-министр страны Марк Рютте. Безусловно, глава правительства не стал выступать за высылку всех мигрантов или сравнивать Коран с книгой «Майн кампф», однако культуркампф он всё-таки устроил. Именно ради голосов правых и националистов герр Рютте ужесточил позицию в отношении граждан турецкого происхождения и пошёл на дипломатический скандал с Турцией. Из-за чего его партия, во многом и смогла занять первое место.

Победа в том, что выборы в Нидерландах остановили марш националистов в Европе и ударят, например, по рейтингу Ле Пен? Вряд ли. Ситуации разные. Во-первых, Вилдерс куда более радикален, чем Ле Пен. Лидер Национального фронта специально провела ребрендинг партии и отказалась от слишком громких пунктов повестки. Она условно пропагандирует умеренный, конституционный национализм, тогда как программа Вилдерса отдаёт нацизмом. Во-вторых, голландцы — более терпимы, чем уставшие от терактов и беспорядков со стороны понаехавших французы. В Нидерландах не было ни Батаклана, ни Ниццы, ни постоянно полыхающих пригородов Парижа.

По сути, итоги выборов в Нидерландах стали жёлтой карточкой для системных политиков. Это сигнал, что народ устал от традиций власти закрывать глаза на национальные проблемы. И что если власти эту жёлтую карточку не примут во внимание, на следующих выборах будет красная.

Поэтому, да, выборы в Нидерландах стали победой Европы над популизмом. Причём как крайне правым, так и системным.

Геворг Мирзаян,
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ, Life.ru

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ; ;