Как легко, по-мастерски развели голландских протестующих избирателей! Как просто и элегантно украли победу у опасного и непредсказуемого Герта Вилдерса! А серьёзно говоря, такая манипуляция, подтасовка общественного мнения, как та, что сейчас произошла в Голландии, заслуживает осуждения.

Голландская разводка

В среду, 15 марта, в Нидерландах прошли всеобщие выборы. Их результат вызвал гигантский интерес в мире, совершенно непропорциональный размерам и весу страны. Все хотели увидеть, как проголосуют голландцы в свете брексита и победы Трампа. Подхватят ли они «трамповскую революцию» или вернутся к прежнему консенсусу?

До сегодняшнего дня Голландией правила коалиция самого непристойного сорта, заведомо исключающая возможность демократического выбора: её составляли главные правая (НПСД) и левая (Рабочая) партии вместе. То есть ты можешь быть хоть правым, хоть левым, но поддержанные тобой партии всё равно правят вместе. Истеблишмент рулит, а демократия — только дымовая завеса.

В этой ситуации народ не мог быть доволен. Было ясно, что он проголосует ногами. Но куда? После прошлогоднего цунами беженцев и мигрантов в Голландии, как и в других странах Запада, возник многочисленный протестный электорат жертв глобализации, который хотел в первую очередь перекрыть приток мигрантов, да и выселить тех, кто прибежал по возможности. И ещё убавить политкорректности и толерантности и сделать снова Голландию голландской, как голландский сыр.

Этот электорат был и правым, и левым. Или ни правым, ни левым. Он бы лучше подошёл левым — это в основном рабочие, пролетарии, и малообеспеченные граждане, на которых давил каток глобализации и иммиграции, — «электорат Трампа». Но левые им не заинтересовались. Левым была важнее элитность, толерантность, культурный марксизм (ничего общего с боевым классовым марксизмом не имеющий) и приём иммигрантов.

Не интересовались этим электоратом и правые: НПСД премьер-министра Марка Рютте — партия состоятельного истеблишмента, правящая страной давно. Это она привезла мигрантов в Голландию, это она резко противостоит России, это она поддерживает глобализацию, НАТО, неолиберальную политику вместе со своей сиамской сестрой и соперницей — Рабочей партией.

Этот электорат окучивала Партия свободы под началом Герта Вилдерса. Сам Вилдерс — гей, экономический либерал, ненавистник мигрантов, ислама и в особенности исламских мигрантов — называет себя сионистом (не в смысле «еврей»). Ему кажется, что еврейское государство стоит на переднем краю войны с исламом. Он и Россию не любит, в отличие от других политиков «трамповской волны», скажем, от Марин Ле Пен. Но он стоит за выход Голландии из Евросоюза и НАТО.

Правящие партии пестовали партию Вилдерса и использовали её как страшилку. Мол, не проголосуешь за нас — победит фашист-нацист-людоед Вилдерс.

И тут правящая правая партия НПСД пошла на хитрую манипуляцию, чтобы приватизировать эту протестную массу. Украсть электорат Вилдерса не запугиванием, а перехватом идей.

Случай представился, когда турки — большая (400 тысяч человек) община мигрантов — стали готовиться к проводимому на их турецкой родине референдуму о расширении полномочий президента Эрдогана. Живущие в Голландии граждане Турции имеют право принять в нём участие. Для мобилизации своих сторонников в Голландию вылетел мининдел — он должен был посетить консульство Турции, а потом выступить перед теми турками, которые придут к консульству.

Небольшое событие — каждый день в городах Европы идут демонстрации мигрантов по их мигрантским вопросам. То курды выступают за курдское государство, то марокканцы о Западной Сахаре спорят, то сирийцы за ислам без Асада сталкиваются с сирийцами, которым не нужен ни ислам, ни Асад. Добавился бы ещё спор: султан ли Эрдоган или тварь дрожащая.

Но правой партии нужно было показать народу своё жесткое отношение к мигрантам с Востока, чтобы отобрать голоса у партии Вилдерса. И они спровоцировали реакцию. Самолёту турецкого мининдел не дали добро на посадку. Лети, мол, обратно. Турки проглотили небывалую обиду и послали другого министра на митинг. Та поехала на машине — но и её перехватили и выдворили из страны.

Электорат Вилдерса был в восторге. Им было всё равно — Эрдоган или не Эрдоган. Главное, что унизили турецких министров, разогнали турецкий митинг. Сейчас партии истеблишмента показали, что и они могут измываться над иммигрантами, если захотят. «Пока крайне правые призывают прогнать всех турок обратно в Туретчину, мы это делаем», — с таким подсознательным лозунгом выступила правящая НПСД. Их тактике сопутствовал электоральный успех.

По итогам выборов НПСД утратила несколько мест в парламенте, но осталась самой большой (у нее 33 места), и её лидер Рютте, вероятно, останется премьером. Полностью рассыпалась Рабочая партия (или Партия труда, у неё осталось лишь 9 мест) — в России их бы назвали социалистами-соглашателями. Они правили вместе с правыми, только правые свои результаты улучшили, а левый электорат не простил Рабочей партии сотрудничества с правыми. Их голоса перешли к левой зелёной партии, которая прыгнула с четырёх до 14 мест.

А что же Партия свободы, партия Вилдерса? Вместо прогнозируемых 30% они получили 13%, то есть 20 мест, при этом улучшив свой прежний результат (10%), но не радикально. Трамповская революция в Голландии не прошла. Правые показали, что они тоже умеют круто обращаться с мигрантами, и эта демонстрация силы и брутальности убедила растерянный протестный электорат. Кстати подвернулся Эрдоган: нелюбовь к нему позволила правым действовать, а левым молчать.

Отношения Голландии и Турции пострадали. Пострадала и демократия: выяснилось, что жители Нидерландов турецкого происхождения не могут собраться и обсудить свои проблемы, не могут поддерживать контакты с родиной и участвовать в её политических процессах. Если Европа хочет принимать мигрантов, она должна разрешить им иметь свои взгляды, ведь это живые люди, а не автоматы, которые будут голосовать по указке Евросоюза.

Не исключено, что оскорблённый Эрдоган захочет поквитаться с Евросоюзом, а возможностей у него много: от ликвидации баз НАТО до прекращения борьбы с нелегальной миграцией в Европу. Мол, если уж так вам не нравится Эрдоган, обходитесь без него. Турки тоже могут перестать держать щит меж двух враждебных рас и позволить арабам напрямую разбираться с европейцами.

Но голландский истеблишмент решил для себя проблему. Угроза «трамповской революции» отодвинулась. Вилдерс остался в политической пустыне — все партии обещали, что не будут с ним играть, то есть брать в коалицию. Вместо сгинувшей Рабочей партии в правительственную коалицию, видимо, войдут несколько либерально-демократических партий.

Многопартийная система (в отличие от двухпартийной) показала свою стабильность. Пока народным эмоциям удалось прорваться только в США и Англии, где был выбор из двух. Таким же будет выбор президента во Франции. Но в Голландии, Швеции — странах, где есть множественный выбор, — истеблишмент удерживает позиции. Однако и это не навсегда.

Соглашатели проиграли, а более радикальные силы выиграли. Лево-зелёные прекрасно выступили в Амстердаме, а Партия свободы Вилдерса взяла рабочий и портовый город Роттердам. Избиратели явно хотят перемен, отказа от жестокого неолиберализма и глобализации, но такой альтернативы им не предлагают. Одни радикалы хотят бороться с выбросами углекислого газа и изменениями климата, другие — с исламом. За рабочие места и лучшую жизнь для простых людей — не брокеров и не креаклов — бороться не собирается никто. А тем временем силы, что завели Голландию в сложное положение, продолжают править, заплатив словесную дань.

Исраэль Шамир, RT

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ;