Стихийные протесты и санкции против российских банков грозят убить экономику «незалежной»

«Сбербанк России» надежно замурован

14 марта. «Сбербанк России» надежно замурован

Есть версия, что все идет по плану Петра Порошенко: почему-то 14 марта, в день воина-добровольца, националисты резко передумали идти на Банковую и предпочли громить офис Ахметова и «Альфа-банка» на Крещатике.

«Альфа-банк» вообще-то не российский. Там смешанное участие капиталов: израильского, швейцарского и российского в том числе, деньги в нем — украинских граждан. Но на такие мелочи внимания не обращают. В отделении разбили окна, вышибли двери, подожгли банкомат. Лидер ОУН (структура запрещена в РФ – ред.) Николай Коханивский, идеологический погромщик, заявил неожиданно: «Наша мета (цель) — не Банковая, а российские банки». Возле центрального офиса молодые люди из «Азова» теперь раздают листовки, на которых призывают киевлян срочно забрать вклады из Сбербанка. К отделению подвезли дрова. Молодые активисты в синих курточках настроены на долгоиграющую акцию и даже поставили палатки, где разлеглись, обнявшись под музыку, несущуюся из динамиков.

К стенам офиса Сбербанка подвозят дрова - чтобы "активисты" не мерзли по ночам
К стенам офиса Сбербанка подвозят дрова — чтобы «активисты» не мерзли по ночам

Я искала в Интернете, был ли где-то прецедент замуровывания банков, и не нашла. В основном в банки приходили и приходят налетчики с гранатометами или автоматами и уносят наличку из сейфов. А это же просто эксклюзив – замуровать здание.

Проходила по центру города, шла к метро. Видела, как трое мужиков, одетых в специфические спортивные куртки характерного диковатого вида, на головах – капюшоны, орали: «О! И тут «Сбербанк»!» И мужчины, подойдя к стене банка, не с фасада, а сбоку, совершили отправление малой нужды на глазах изумленных горожан. Все, по обыкновению, прошли мимо. И это — центр города, площадь Льва Толстого.

15 марта. Если не можешь остановить погром — возглавь его

Нынешняя фабула украинских событий такова: агенты Кремля все время работают против агентов Кремля. Поэтому ничего не получается. Это перманентная борьба, которая тут ведется более 25 лет с переменным успехом. Два дня все обсуждают Парасюка: этот субъект, примкнувший к революции в 2014-м, страстно ненавидящий все русское, специалист по ударам в голову с ноги, играет ключевую роль в украинском политикуме. Вот уже три года Парасюк борется с “российской оккупацией”, как может и как умеет. Как ему подсказывает его образование и культура сельского хлопца из Львовской области, преуспевшего в революции. Там, где дикий скандал, там непременно Парасюк, он же – один из организаторов торгово-транспортной блокады ДНР и ЛНР.

Филиалы российских банков в незалежной подверглись нападениям
Филиалы российских банков в незалежной подверглись нападениям

Если я правильно поняла, то у нас сначала Парасюка решили посадить, а потом — наградить за мужество и отвагу. И почему Кабмин неожиданно замолчал по поводу блокады? Он не далее как два дня назад просил националистов остановиться. Убытки стране на миллионы гривен, точнее, на миллиарды — хорошо или плохо? Правильно или неправильно? Люди так запутались, что от волнения громко обсуждают появление военных в Раде. Как только на трибуны вышли военнослужащие заседание срочно пришлось закрыть, чтоб не пугать народ дебютом военного переворота. На самом деле решение СНБО по транспортной блокаде, укладывается в простую формулу, проверенную временем: если не можешь остановить погром — возглавь его. Именно так я понимаю цепочку событий последних дней. Блокада была плохая, а теперь — хорошая. А вообще-то блокад две, а может быть и больше — хороших и разных.

И все-таки в центре города отмывают некоторые отделения «Сбербанка» от красной краски. Удалось даже очистить от строительной пены наружные банкоматы, но пользоваться ими пока не везде получается. А вот центральный офис практически замуровали бетонным блоками, а само здание обрисовали и обклеили листовками. При этом в Дарнице, на Левом берегу, да в и других спальных районах, банкоматы работают как снаружи, так и внутри отделений в штатном режиме. Правда, после вчерашних погромов людей в отделениях больше обычного и те явно нервничают.

У замурованного офиса появились палатки, в которых, обнявшись под музыку, разлеглись радикалы
У замурованного офиса появились палатки, в которых, обнявшись под музыку, разлеглись радикалы

Люди сами хоронят свои мечты и надежды на европейское будущее

— Господи, хоть бы не пропали деньги, — горько причитает вслух пожилая женщина, вкладчица Сбербанка, и тут же осекается и умолкает. А потом опять произносит: «Страна абсурда. Как же дальше жить?» Эти риторические вопросы звучат все чаще.

Снимают ли киевляне деньги со счетов «Сбербанка»? Спросить, увы, никого не получается. Менеджеры банковских отделений сами напуганы и молчат. По телевидению сообщают, что выдача средств с депозитов и карт лимитирована 30-ю тысячами гривен (65 тысяч рублей). В городе появились люди в футболках с надписью: «Мы за импичмент Порошенко!» С какой целью те прогуливаются так свободно по Киеву?

Пока идут блокады, украинское ТВ захлебывается от избытка новостей, которые не успевает «переварить». Мне нравятся дискуссии в местном эфире: «Украина — это Габон или все-таки Сомали? Кажется, у Габона ВВП больше» — говорят друг другу политологи. И уже непонятно это черный юмор или констатация факта…

Иногда мне кажется, что украинцы так же беспечны как дети, и не имеют угрызений совести или сомнений, а уже тем более – желания принимать на себя хоть какую-то ответственность. Люди сами хоронят свои мечты и надежды на европейское будущее и похожи на пассажиров, отставших от поезда, который давно от них ушел. А они все сидят на разрушенном перроне и ждут следующего, который не придет, потому что рельсы-то разобраны или заблокированы. Но какая теперь разница?

Полина Орловская, «Комсомольская правда»

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ;