Ситуация, которая сложилась с филиалами российских банков на Украине, может стать предметом серьезного международно-правового разбирательства.

Петр Порошенко

Председатель Государственной думы Вячеслав Володин в ходе встречи с французскими парламентариями заявил, что Совет Европы должен отреагировать на ситуацию, которая в настоящий момент происходит с российскими банками на территории Украины.

Напомним, что украинские радикалы устроили блокаду отделений «Сбербанка» в Киеве и в других украинских городах, причем это событие сопровождалось замуровыванием офисов российской кредитной организации вместе с находящимися в них сотрудниками.

От украинских радикалов можно, конечно, ожидать всего, чего угодно, но проблема в том, что эта акция, как и блокада Донбасса, получила официальное одобрение украинской власти.

Президент Украины Петр Порошенко, например, вчера заявил, что профильные комитеты украинского правительства в самые короткие сроки должны подготовить предложения по введению национальных санкционных мер в отношении «Сбербанка».

Профессор кафедры международного права МГИМО, доктор юридических наук Дмитрий Лабин в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» отметил, что Россия имеет все возможности отстоять свои права в международных структурах, поскольку ответственность правонарушителя является главным принципом существования любой правовой системы мира.

«Другой вопрос, что Совет Европы для этих целей подходит не лучшим образом, поскольку это не самый короткий путь к решению проблем российских коммерческих структур на Украине, которые в этой стране действительно испытывают серьезные трудности», — констатирует Лабин.

Просто Совет Европы, как замечает профессор, является международной межправительственной организацией, основной задачей которой числится содействие для государств-подписантов этого соглашения в обеспечении интересов в вопросах их национальной безопасности.

«Именно за эту проблему отвечает Совет Европы на европейском континенте, поэтому вопросы коммерческого характера или защиты прав негосударственных субъектов, а в данном случае речь идет о частных коммерческих структурах, не полностью соответствуют основным целям и задачам этого органа, пусть в этом вопросе и присутствует конкретное человеческое измерение», — заключает Лабин.

По словам Дмитрия Константиновича, в современных условиях мир перешел на систему, когда юридическим и физическим лицам в рамках международного права даются дискретные возможности по защите собственных прав.

Для этого и была создана современная система инвестиционных соглашений между суверенными государствами.

«В рамках этой системы пострадавшее лицо или лицо, которое полагает, что оно пострадало, на территории другого государства, имеет возможность воспользоваться соответствующими нормами этих соглашений для защиты своих прав», — резюмирует Лабин.

Все это происходит в индивидуальном порядке, поскольку если к этой практике будут привлекаться государства, то мир сразу может погрузиться в перекрестные претензии суверенных государств друг к другу, а в таком случае – очевидно, что это практически сразу парализует эффективную работу любых двусторонних соглашений такого типа.

«Именно из-за этого каждому инвестору дан пакет индивидуальных способов по защите собственных прав и, собственно, в данном ключе «Сбербанк» и другие российские коммерческие структуры, которые имеют активы на Украине, могут отстаивать свои права в рамках того инструментария, что им дает международное право», — констатирует Лабин.

Налицо прямое нарушение Украиной прав российских инвесторов

Это будет возможно только в том случае, если выяснится, что принимающее инвестиции государство обеспечило ненадлежащий правовой режим, что, в конечном счете, и имеет место быть с российским капиталом на Украине.

Очевидно, что российский капитал подвергается в этой стране целенаправленной обструкции со стороны украинской власти, причем есть подозрения, что это делается для того, чтобы Киев, в конечном счете, смог взять под контроль или вообще присвоить эти активы.

«Здесь есть несколько правовых принципов – например, если права российских инвесторов понижены по сравнению с местными инвесторами, или нарушен так называемый режим наибольшего благоприятствования, который Украина предоставляет на своей территории иностранным инвесторам из любых других государств», — заключает Лабин.

В данном случае есть полная уверенность в том, что российские инвесторы целенаправленно дискриминируются украинскими властями, что дает им прямые основания для вполне конкретных претензий.

«Это лучшая линия для отстаивания интересов «Сбербанка» и других российских коммерческих структур на Украине. Впрочем, так же понятно, что Володин сделал свое заявление по политическим причинам, а не с прицелом на последующие разбирательства. Они, конечно, будут обставлены совершенно другим образом», — резюмирует Лабин.

Проблема ведь заключается в том, что Украина в ситуации с российским «Сбербанком» не обеспечивает на своей территории работу базовой европейской Конвенции об уважении основных прав и свобод человека.

«Эта конвенция сформулирована таким образом, что каждый участник этого международного договора должен обеспечивать у себя на территории уважение прав частной собственности, независимо от своего отношения к лицу, которое ими обладает», — констатирует Лабин.

Дмитрий Сикорский, ФБА «Экономика сегодня»

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ;