«Сговор с русскими» улетучился туда же, куда и обвинения в сексизме, расизме и стремлении к авторитаризму

Дональд Трамп

Трамп снова побеждает, только теперь перед ними стоят политические проблемы. Позорное опровержение заявлений и инсинуаций демократов по поводу того, что Дональд Трамп поступал неподобающим образом и был связан с властями России, снизило накал кампании, проводимой демократами против президента — от ожесточенных нападок с целью добиться импичмента и устранения от власти (за то, о чем будет объявлено позже) до партизанской войны. «Сговор с русскими» улетучился туда же, куда и обвинения в сексизме, расизме и стремлении к авторитаризму.

Широко распространено мнение, что сообщения в New York Times и других СМИ, привыкших получать (и раздувать) порочащую Трампа информацию, слитую из администрации (что абсолютно незаконно), а также слова конгрессмена-демократа от штата Калифорния Адама Шиффа (Adam Schiff) о том, что Комитет по разведке Палаты представителей хотел бы узнать о слежке за штабом республиканцев, подтверждают, что такая слежка была. Большинство руководителей спецслужб во времена Обамы сами говорили, что никаких доказательств такого сотрудничества нет. Резонанс, вызванный знаменитым твитом Трампа, в котором он обвинил Обаму в организации прослушивания его телефонов, в значительной степени приглушили.

Дело в том, что демократы поспособствовали тому, чтобы переориентировать весь процесс таким образом, чтобы не рыскать подобно собаке Баскервилей в поиске доказательств сговора между Трампом и Путиным, а проявлять беспристрастное любопытство по отношению к действиям разведки — как если бы они предпринимались без ведома (как утверждается) президента Обамы и его окружения. Если бы это было совершенно очевидно, представители лагеря Барака Обамы, вероятно, вели бы себя более елейно и приторно, чем сейчас.

В результате дикторам и комментаторам, выступающим в эфире в новостных передачах и комментариях в воскресенье и в сюжетах, принадлежащих демократам новостных агентств (кроме Fox), пришлось изменить тональность на диаметрально противоположную, почти не имея возможности для маневра. Некоторым это удалось лучше, чем другим. Беспрестанное поливание грязью членов семьи и представителей окружения Трампа, похоже, также сходит на нет, и даже Хиллари Клинтон упрекнула темнокожего комика-самоучку за жалкие попытки представить в непристойном виде фотографию Келлиэнн Конуэй (Kellyanne Conway), отправляющей сообщение с сотового телефона, сидя с ногами на диване в Овальном кабинете.

New York Times, предпринимая в посттравматический период (после заявлений «Трамп — ни за что на свете!») еженедельные попытки приукрасить свои действия малопонятными историческими завитушками, выдает перлы — от витиеватых судорожных высказываний о веке Просвещения, с которыми выступил на прошлой неделе Дэвид Брукс (David Brooks), до пассажа, в котором Тимоти Иган (Timothy Egan) на этой неделе сравнил Стива Бэннона (Steve Bannon) с Томасом Кромвелем (Thomas Cromwell). Иган сравнил Бэннона с Кромвелем, который способствовал вероотступничеству Генриха VIII (его отречению от католической церкви) и преданию мученической смерти Томаса Мора (Thomas More) и Джона Фишера (John Fisher).

Казнь Кромвеля пришлась на то время, когда он выступал в поддержку брака неженатого короля (тот приказал отрубить голову своей жене Анне Болейн по ложному обвинению в прелюбодеянии) с Анной Клевской. Кромвель, как и Анна Болейн, был уличен в измене и обезглавлен. Что Иган нашел общего в этом знаменитом затейливом сюжете из истории Британии XVI века с администрацией Трампа, мы предоставим на усмотрение неутомимых читателей. Лучшее, из того, что я смог придумать — это то, что Иган хочет убедить нас, что Трамп является личностью масштабов Генриха. Капризным и неуравновешенным тираном (возможно, еще и весом кило в 180), который отрубает головы своим женам (Мелания, берегись!).

Похоже, что до самых ярых врагов Трампа, наконец, начинает доходить, что Трамп раньше срока не уйдет. И что надежда на немедленное смещение его с президентского поста путем внушения (с помощью своих мерзких подпевал в СМИ) стране, что его президентство было по неосмотрительности (и путем бесчестной манипуляции избирательной системой при пособничестве Кремля) навязано ее властям Франкенштейном, напрасна. Учитывая все, что произошло, истерику по поводу указа об иммиграции и весь этот бред о связях с Россией, это сворачивание кампании против Трампа является для его врагов еще одним крупным поражением.

Он действует на виду у СМИ, 90% из которых настроены враждебно, и в сообщениях которых больше выдуманной информации, чем правдивой. Вандалы-айтишники в Беркли, буйствующие толпы в аэропортах, «золотой дождь» и дискредитировавший себя мифотворец Брайан Уильямс (Brian Williams), читающий президенту нотации в связи с тем, что он не смог сохранить целостность своего кабинета. А тут еще Мика Бжезински (Mika Brzezinski) (также на MSNBC), прощебетала что-то невнятное про угрозу для безопасности мира — все это было крещением огнем и пустой клеветой. Газета Times дала сигнал сменить тактику, посоветовав 11 марта своим читателям судиться с администрацией и с Трампом лично. Это тоже не сработает — так же, как и тактика «выжженной земли» в виде допросов с целью создать препятствия и поправок, к которым прибегали представители демократического меньшинства в Конгрессе в отношении каждой инициативы и каждого кандидата, выдвигаемых администрацией.

Страна устала от этого, и независимо от того, нравится ей Трамп или нет, он — президент и заслуживает шанса. В этих условиях его рейтинг одобрения (около 45%) свидетельствует о подъеме. Сейчас мы вступаем в более цивилизованный и традиционный период, когда этот президент, который в ходе своей предвыборной кампании и после выборов давал экстравагантные обещания и имеет большинство в Конгрессе, обеспечивающее большие возможности, должен оправдать ожидания избирателей. Он проделал хорошую работу, подписав множество указов, и активно поддерживает связь с членами Конгресса, обмениваясь семейными визитами с Тедом Крузом (Ted Cruz) и другими, с кем он перебрасывался памятными колкостями и грубостями в ходе борьбы за выдвижение кандидатом от республиканцев.

Часто пребывающую в веселом настроении чемпионку по хихиканью Гейл Коллинз (Gail Collins) из Times в понедельник бросило в нервную дрожь, потому что Трамп встретился с конгрессменом-демократом, афроамериканцем, и заявил, что намерен снизить цены на лекарства. Она заверила конгрессмена Элайджу Каммингса (Elijah Cummings) и других читателей, что это был не настоящий Трамп, который является страшным человеком и шутом гороховым, страдающим синдромом дефицита внимания и биологически неспособным на честные поступки.

Самым зрелищным эпизодом на этом новом этапе стал спектакль в исполнении федерального прокурора по Южному округу Нью-Йорка Прита Бхарары (Preet Bharara), который был рад сообщить нам, что «подумает» о том, работать ли в новой администрации. И который едва не задохнулся от несказанной ярости, когда его попросили уйти в отставку, тем самым выиграв мартовский «приз Салли Йейтс (Sally Yates)» за внезапное увольнение с высокого юридического поста, когда Трамп эффективно произнес жизнеутверждающие слова: «Вы уволены».

Бхарара является символом совершенства в требующем огласки превышении должностных полномочий на прокурорском посту. Он является крайним воплощением таких пороков, как судебные разбирательства с использованием СМИ и предложение взятки за сотрудничество со следствием: склонение к лжесвидетельству с угрозами судебного преследования и обещание иммунитета от судебного преследования — какими бы лживыми ни были полученные свидетельства. К сожалению, раскрасневшееся, бесхребетное и лживое Высокое Правосудие, несомненно, тепло встретит его с распростертыми объятиями.

Теперь, наконец, Трампу придется выполнять обещания и оправдывать ожидания. Законопроект Райана о системе здравоохранения не может быть окончательным, и Трамп намекнул на это. Рэнд Пол (Rand Paul) призвал к отмене действующего закона до того, как будет достигнуто согласие по введению новой системы здравоохранения — план, гарантирующий катастрофу в здравоохранении и политическое самоубийство. Рост конкуренции среди страховых компаний должен остановиться, а налоговые кредиты — это нормально при наличии реальной потребности, и они востребованы только при необходимости. Но улучшение медицинского обслуживания обойдется дорого лицам, не охваченным государственными или частными программами и имеющим скромные или недостаточные средства к существованию, и, вероятно, его нельзя будет полностью передать в ведение штатов, получающих дотации по программе Medicaid. Предполагается, что глава государства продемонстрирует в этом вопросе свои способности переговорщика.

Все — надо полагать, и г-н Трамп — знали, что это будет нелегко, и все (вероятно, в том числе и г-н Райан) знают, что настоящий законопроект никуда не годится. Демократы потирают руки и с радостью улюлюкают — что они и делают каждый день, начиная с момента объявления кандидатуры Трампа (за исключением ночи выборов). Президент, видимо, считает, что есть больше политических плюсов в добровольном согласии, меньших затратах и большей конкуренции, чем политических минусов в менее предсказуемой системе здравоохранения для тех, кто стоит на нижней ступени экономической лестницы. Это очень жесткая, нешуточная игра, да и он — жесткий и «крутой» президент.

По системе здравоохранения, а также по бюджету и налоговому плану, стоящим за ней в повестке дня (и связанным с ней), мы увидим, насколько Дональд Трамп владеет искусством заключать политические сделки, и смогут ли демократы и дальше делать вид, что наблюдают за судьбой Шалтая-Болтая — безнадежного президента, не имеющего шансов. Трамп пока выигрывает в каждом раунде. В итоге у него появится шанс войти в историю, изменить страну и остановить падение Америки.

Шоу начинается.

Конрад Блэк (Conrad Black), National Review, США

Перевод – ИноСМИ