Нелюбовь к России не является основанием для любви к Украине

Границы польского терпения

Очередной эпизод символической украинско-польской войны состоялся в минувшее воскресенье в селе Подкамень Львовской области. Неизвестные патриоты облили надгробные памятники полякам красной краской, а на памятном кресте вывели надпись «Смерть ляхам». Акты антипольского вандализма уже давно стали на Украине обыденностью. Месяц назад экстремисты забросали бутылками с красной краской польское консульство во Львове, в январе взорвали в селе Гута Пеняцкая все той же Львовской области мемориал полякам, погибшим от рук бойцов из дивизии СС «Галичина» (структура запрещена в РФ – ред.) и украинских полицаев. Колонны с именами погибших раскрасили в родные жовто-блакитные колера и нарисовали эсэсовские эмблемы.

И этот новый случай на кладбище не произвел бы особой сенсации, если бы не заявление Антона Геращенко — украинского депутата, советника министра внутренних дел Арсена Авакова и куратора печально известного сайта «Миротворец». Цитируем: «Это сделали нанятые за небольшие деньги граждане Украины, по плану разработанному в городе Москва. Цель плана проста — внести раздрай в украино-польские отношения, находящиеся сегодня не в лучшем состоянии, по принципу — чем хуже украинцам и полякам, чем больше они будут ненавидеть друг друга, тем лучше для путинской России».

Фактов Геращенко не приводит. Он предлагает просто поверить, что в сердце бандеровского края активно и без помех действует московская резидентура, и у этой резидентуры дел важнее нет, чем организация кладбищенских диверсий. Между тем, простые галичане, оказывается, охотно сотрудничают с врагом, и ничего тут не могут поделать ни украинская контрразведка, ни местные власти. Если принять слова аваковского советника всерьез, то выходит, что измена на Украине тотальна, а Москва всесильна и вездесуща. В том же тексте Геращенко выражает уверенность, что и Польша после осквернения могил на Львовщине поймет, что все это сделала Россия в рамках «необъявленной гибридной войны».

Параллельно украинские СМИ и диванная армия блоггеров разгоняют якобы добытые аффилированными с «Миротворцем» и МВД хакерскими группами сведения о том, что некий белорусский гражданин по заданию все той же Москвы как раз и занимался «гибридной войной» в Польше. Типа получал указания и деньги. Что конкретно удалось ему сделать, каковы результаты его подрывной деятельности, о том материалов нет. Даже придумать не смогли. Но вывод все тот же: все проблемы украинско-польских отношений исходят из Москвы.

И, конечно, нет сомнений в том, что глава правящей партии Польши «Право и справедливость» Ярослав Качиньский прикрывает показным русофобством свою работу на российские спецслужбы. «Мы не можем годами соглашаться, чтобы на Украине строили культ людей, которые совершили геноцид в отношении поляков, и такой, что хоть немцев и трудно превзойти в жестокости, но они превзошли. Это дело выбора Украины. Я четко сказал президенту Порошенко, что с Бандерой они в Европу не войдут. Для меня это ясно, мы продемонстрировали огромное терпение, но и у него есть границы», — сказал Качиньский месяц назад в интервью польскому журналу.

Шутки в сторону, это настоящий ультиматум. И украинская власть не знает, что с этим делать. Все годы украинской независимости Варшава была главным наставником и адвокатом Киева в Европе. Желая вновь — после времен Речи Посполитой — ввести Украину в сферу своего влияния, поляки действительно проявляли много терпения. Но за этим терпением был холодный расчет. Ведь бандеровский нацизм был и остается главным ресурсом антироссийской политики. Убери этот фактор, и вся эта «священная война» немедленно сдуется — с пагубными последствиями для тех, кто ее развязал.

В Варшаве, как и многих других западных столицах, долго полагали, что им удастся направить энергию нацизма в нужное им русло — на Россию. Они допустили ту же самую ошибку, что их предшественники из 30-40-х годов прошлого века. Бандеровщиной управлять нельзя, эти люди с одинаковым упоением убивали и будут убивать и русских, и поляков, и немцев, и евреев. Теперь это понимание, кажется, приходит.

А главное, резко меняется внутриукраинская ситуация. Государство вошло в штопор, экстремистские силы окончательно вышли из-под контроля. Они блокируют железные дороги, захватывают областные государственные администрации, митингуют и бесчинствуют. Все это на фоне жесточайшего экономического и социального кризиса создает реальную угрозу распада страны. И, естественно, все соседи стали прикидывать, как на этом можно поживиться. Польские националисты, а они составляют подавляющее большинство населения и элиты, увидели шансы на исторический реванш. В частности, на пересмотр пакта Молотова-Риббентропа, который сами украинцы зачем-то признали преступным, на возврат оставленных на Украине земель и собственности. И тут уже терпимость можно отбросить, а политическую риторику следует максимально ужесточить. Тем более что после «революции достоинства» миллионы украинцев ринулись батрачить в Польшу — как в славные прежние времена. А с хлопами разговор должен быть короткий.

Таким образом, украинская власть вошла в очередной исторический тупик. Ее политика враждебна как собственному народу, так и всем окружающим. Такая ситуация возникала в прошлом не раз, и всегда это кончалось очень плохо для Украины. И все меньше оснований надеяться, что нынче получится иначе.

Искандер Хисамов, Украина.ру