Мы думали: если не покупать телевизор, не включать телевизор и не смотреть телевизор, то можно уйти от повестки, которую несет телевизор, и жить в уютном интернет-мире. Нет. Нельзя. Не получается.

Наша Раша, Светлаков

Для начала хотел бы разоблачиться перед партией. Признать ошибку. Покаяться в том, что катастрофически недооценивал противника – и пытался убедить в этом товарищей.

Да. Я ошибался. Как ошибались все те, кто годами не смотрит телевизор, делая исключения лишь для чемпионата мира по футболу. Да и тот смотрит не по собственному телевизору, а в онлайн-трансляции на сайте телеканала или в спортбаре.

Мы думали: если не покупать телевизор, не включать телевизор и не смотреть телевизор, то можно уйти от повестки, которую несет телевизор, и жить в уютном интернет-мире. Нет. Нельзя. Не получается. И с каждым новым днем это все очевиднее.

Что обсуждают в интернете в последнее время?

Диану Шурыгину, прославившуюся благодаря шоу Первого канала. Наталью Поклонскую, сыгравшую на пианино «Мурку» в шоу Первого канала. Владимира Познера и Ренату Литвинову, оскорбивших инвалида Евгения Смирнова в шоу Первого канала. Певицу Юлию Самойлову, которой инвалидность не помешала занять второе место на шоу телеканала «Россия» в 2013 году, а в этом году стать победительницей кастинга Первого канала на роль представителя нашей страны на «Евровидении» в Киеве.

Единственный информационный повод, созданный не телевидением, – это вооруженные фотошопом феминистки. Была надежда, что рассылка фальшивых фотографий «захвата» Угловой Арсенальной башни Кремля – это провокация, призванная скомпрометировать российское фем-движение. Но, увы, нет. Оказалось, что это художественная акция.

Переругавшись по итогам сомнительного мероприятия, российские феминистки, пожалуй, добились только того, что продемонстрировали правоту анекдота «если бы президентами всех стран были женщины, то войн бы не было, но было бы множество стран, которые друг с другом не разговаривают».

Собственно, на этом нетелевизионные поводы для размышлений заканчиваются, и дальше желающему писать на актуальные темы колумнисту приходится превращаться в героя телевизионного шоу «Наша Раша» и начинать разговаривать с телевизором – просто потому, что больше говорить не с кем и не о чем.

Пожалуй, единственное, что можно сказать однозначно и без каких-либо экивоков – это то, что Владимир Познер и Рената Литвинова категорически не правы. И их неуклюжие извинения в адрес одноногого танцора только усугубили ситуацию.

Развитие человеческой цивилизации направлено на то, чтобы никакие личностные особенности и болезни не мешали человеку добиваться успеха. Если человек с одной ногой участвует в танцевальном конкурсе – он не претендует на особое отношение к себе. Он просто показывает, что может с одной ногой танцевать лучше, чем большинство из нас – с двумя. И жюри должно оценивать исключительно красоту танца.

Но, судя по комментариям, не только Познер и Литвинова, но и многие менее известные люди считают, что петь, сидя в коляске – это «нормально», а танцевать с одной ногой – «неправильно».

Нет. Это не так. Творческий конкурс – это не спортивное состязание, поэтому сравнения с Паралимпиадой тоже неуместны. Юлия Самойлова хорошо поет, а Евгений Смирнов хорошо танцует. Точка.

Разумеется, сразу же после того, как Первый канал выдвинул Самойлову на «Евровидение», появилась теория – мол, скандал со Смирновым был придуман специально, чтобы показать, как в России толерантны по отношению к инвалидам. Но это все-таки слишком отдает конспирологией.

Независимо от своей нынешней тотальной неправоты, и Познер, и Литвинова не похожи на людей, которые согласятся исполнить роль обреченных на съедение черных пешек в многоходовой игре по отправке кого-либо на «Евровидение».

Но нужно признать, что даже если максимально отстраниться от конспирологии, само решение, что Россию в Киеве будет представлять девушка в инвалидной коляске, весьма неоднозначно.

Кто-то говорит, что надо посылать новый состав ансамбля имени Александрова – в сопровождении нескольких боевых дивизий. Кто-то – что Наталью Поклонскую с «Муркой» (тоже не одну – против нее на Украине возбуждено уголовное дело). Кто-то (уже не первый год, впрочем) призывает тотально игнорировать этот богомерзкий конкурс, который «геи проводят для домохозяек».

Поездка Самойловой в Киев, кстати, сразу же оказалась под вопросом – диванные войска Украины немедленно обнаружили свидетельства того, что певица бывала в российском Крыму – а значит, формально ей может быть отказано во въезде.

В любом случае неправы те, кто говорит, что «Россия придумала беспрецедентный способ надавить на жалость». Ничего принципиально нового в отправке людей с ограниченными возможностями на европейский песенный конкурс нету.

В 2015 году Польшу представляла Моника Кушинская, оказавшаяся в инвалидном кресле после аварии. Она заняла 23-е место. В том же году от Финляндии участвовала группа, в которой вокалист является аутистом, гитарист и автор песен страдает церебральным параличом, а у басиста и ударника синдром Дауна. Они не смогли пройти в финал. Ну и в 2008 году Грузию представляла известная в России певица Диана Гурцкая – восьмое место.

Поэтому инвалидность вовсе не является какой-то «индульгенцией» для европейских телезрителей и жюри. Оценивать будут песню, а не здоровье человека. Плюс неизбежное политическое голосование, вообще не имеющее отношения ни к музыке, ни к персоне исполнителя.

Конечно, самым глупым решением для Киева будет запретить Самойловой въезд на основании посещения Крыма, и, учитывая действия киевских властей на протяжении последних трех лет, такой вариант кажется вполне вероятным.

Но в любом случае пользы от выдвижения Самойловой в «Евровидении» больше, чем вреда. Хотя бы потому, что безбарьерная среда в нашей стране по-прежнему остается фикцией – и чем больше инвалидов будут вести публичную деятельность, тем больше шансов на то, что эта позорная ситуация начнет меняться.

Что же касается участия депутата Натальи Поклонской в юмористической программе с исполнением на рояле блатной песни – это однозначно удачный ход с ее стороны.

Вряд ли кто-то не уловил аналогии с любимым в народе Володей Шараповым, исполнявшим «Мурку» для бандитов. Шарапов, кстати, тоже был, с одной стороны, несомненнный герой, а с другой – идеалист «немного не от мира сего», в отличие от прагматика Жеглова.

Поэтому образ выбран правильный, и многочисленные «коубы», в которых на видео с Поклонской накладывают то фортепианную версию «Все идет плану» Егора Летова, то песню клавишника Псоя Короленко, то «Маленький плот» Юрия Лозы, свидетельствуют о том, что формат выбран правильный.

Умение смеяться над собой самостоятельно и позволять смеяться над собой другим – крайне важное для политика. Принципиально важное. Поэтому весь негатив в адрес Поклонской в связи с «Муркой» – это лишь бессильная злоба тех, кто начал ненавидеть ее с момента «крымской весны» – и не сбавляет оборотов.

Телевизор, безусловно, одержал явную и неоспоримую победу нокаутом над интернетом, но давайте хотя бы Диану Шурыгину обсуждать не будем? Реальное насилие и реальные тюремные сроки – не лучший повод для шоу. Хотя, безусловно, очень рейтинговый. Но все-таки – позволим себе эту маленькую слабость проигравшего.

Антон Крылов, ВЗГЛЯД

Метки по теме: ; ; ; ; ; ;