Европейцы никак не отвыкнут от своих привычек колониального периода. И вроде Европа давно не правит миром: американцы решают за неё, как жить; размножаются за неё мигранты; работают за неё за морем, — но старые привычки умирают с трудом.

Эрдоган против

Не нравятся европейским лидерам своевольные правители других стран. Не нравится Дональд Трамп, не нравится Владимир Путин, не нравится Башар Асад — слишком уж они непокорные, не одобряют массовую миграцию, не маршируют на гей-парадах, не слушаются банкиров. Но сейчас на повестке дня президент Турции Эрдоган.

После происшедшей минувшим летом попытки госпереворота президент Эрдоган стал особенно настороженно относиться к Европе и Америке, сблизился с Россией, договорился с ней о поставках газа в Турцию и помидоров — в обратную сторону. Более того, он слез со старого конька «Асад должен уйти». На сирийском фронте он стал (иногда) учитывать интересы России и Ирана. Это возмутило фрау Меркель и её коллег. Они привыкли решать за турок, а тут — облом.

Отношения между Эрдоганом и европейскими лидерами портятся уже несколько лет. После того как Турция приняла миллионы беженцев из Ирака и Сирии, турецкие пограничники стали смотреть сквозь пальцы, когда мигранты бежали дальше — в Европу. Поначалу Ангела Меркель призвала всех желающих в Германию, мол, места хватит. Потом, когда хлынули уже ребята из Афганистана и Марокко, а затем и из Африки, Германия решила притормозить. Но у процессов есть своя инерция.

Тем временем президент Эрдоган решил провести референдум, значительно расширив свои полномочия. Если сейчас в Турции парламентская республика — власть в руках правительства, а президент олицетворяет единство, то референдум должен превратить её в республику президентского типа. Как Россия, США и Франция после де Голля. Ничего страшного — не военная диктатура, которая бывала в Турции. В общем, это их внутреннее турецкое дело.

Миллионы турок живут в Европе — особенно в Германии, Голландии, Скандинавии. Они сохраняют турецкие паспорта, сохраняют связь с Турцией. Большинство из них приехали в Германию по приглашению тогдашних властей ФРГ, чтобы помочь отстроить уничтоженную войной страну и заодно нарушить расово-этническую чистоту послевоенной Германии, чтобы начать процесс американизации Европы и сделать возврат к идеям нацизма невозможным. В те дни Турция была небогатой и отсталой, да и сами турецкие эмигранты приезжали из особенно бедствующих районов страны.

С тех пор всё изменилось. За годы правления Эрдогана Турция расцвела, начался процесс возвращения турок на родину. В любом случае связь с общинами за рубежом необходима турецким властям. Они хотели провести митинги, чтобы привлечь турок Европы к участию в важном референдуме. Приехали министры — и европейские власти дали им от ворот поворот. Не устраивает европейцев Эрдоган, а значит, незачем и агитировать за него.

Турки возмутились — и отношения Турции и Германии, и без того не замечательные, вовсе пошли наперекосяк. То же и в Голландии, где турецких министров не пустили выступить на митинге. Только во Франции агитация прошла без проблем.

Власти Германии и Голландии ссылались на проблемы безопасности, то есть они не допустили свободного обсуждения, потому что боялись беспорядков. Однако этот довод совсем не убеждает. Мы помним, что когда в прошлом году сирийцы проводили выборы в парламент, в некоторых странах Европы запретили гражданам Сирии голосовать в сирийских посольствах. Цель была ясна — не допустить легитимизации ненавистного для них режима Асада.

Позиция России ясна: только турки должны решать, как им жить в Турции. А сирийцы — как жить Сирии. А европейцы — как жить в Европе. Невмешательство во внутренние дела других стран — первый принцип международного права. Как и соблюдение прав человека — в данном случае права турок, живущих в Европе, поддерживать контакты и принимать участие в политических процессах на своей родине.

Исраэль Шамир, RT

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ;