Обзор основных событий украинской энергетики с 4 по 11 марта 2017 года

Угольный реверс

Газ

Согласно данным компании «Укртрансгаз» (оператор украинской газотранспортной системы), запасы природного газа в украинских подземных хранилищах газа (ПХГ) по состоянию на 7 марта составляли 8,188 млрд кубометров. Таким образом, с начала отопительного сезона Украина израсходовала примерно 7 млрд кубометров газа (из них с начала 2017 года — примерно 3,4 млрд кубометров).

«Украина среди остальных стран Европы располагает наибольшими запасами природного газа в подземных газовых хранилищах», — рапортует по этому поводу пресс-служба национального нефтегазового холдинга «Нафтогаз Украины». Компания приводит данные, согласно которым по состоянию на 5 марта 2017 года запасы газа в Германии были равны 6,338 млрд кубометров, в Италии — 7,572 млрд кубометров, во Франции — 3,124 млрд кубометров. «Это лишнее свидетельство того, что мы были готовы и к более холодной зиме, и к морозному марту. Еще один отопительный сезон завершаем без закупок у «Газпрома», — говорится в сообщении.

В начале марта Минэкономразвития обнародовало документ с длинным названием и неприятными последствиями для украинцев. Документ устанавливает правила формирования цены на природный газ на 2017−2018 гг. и содержит следующие важные пункты:

— закупочная цена устанавливается на том же уровне, что и сейчас (4849 грн/тыс кубометров). Это т.н. базовая цена, в неё не включены расходы на транспортировку, прибыль «Нафтогаза» и прочие переменные, увеличивающие его текущую стоимость для населения примерно до 6800 грн/тыс. кубометров, а для промышленности — ещё выше.

— формула расчёта конечной стоимости газа для потребителей меняется кардинально. В неё включается целый ряд коэффициентов (курс доллара к евро, средний курс НБУ, среднее значение цены природного газа за расчетный период на немецком газовом хабе и т.п.), которые ранее включались в формулу только для оптовых потребителей, т. е. промышленности. Теперь предлагается распространить их действие и на тариф для населения.

— дважды в год стоимость газа будет пересматриваться. И в случае, если цена т.н. импортного паритета (газа, который Украина получает из ЕС) окажется более чем на 10% выше, чем базовая стоимость газа, по которой он реализуется населению, «Нафтогаз» повысит цены. Таким образом, правительство окончательно пошло на ликвидацию самого понятия «газ украинской добычи», за счёт «смешивания» которого с импортным удавалось длительное время держать невысокие цены для бытовых потребителей.

По словам директора энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентина Землянского, по факту эта инициатива министерства означает повышение стоимости газа для бытовых потребителей в 1,5 раза: «В проекте постановления, который нам предложило Минэкономразвития, относительно, по сути, новой цены на газ, много юридической казуистики. Но привязка к т.н.»импортному паритету», которая предлагается в проекте постановления, на практике будет означать привязку внутренней цены к котировкам цены газа на европейских биржах. Сейчас цена регулируется всё же распоряжением Кабмина. Если бы мы сейчас привязывались к этому «импортному паритету», то нынешняя цена была бы уже 9−9,5 тыс. грн», — прокомментировал он порталу «АСН». Следует отметить, что о такой угрозе эксперт предупреждал ещё осенью прошлого года.

Единственное, что пока неясно, когда именно правительство преподнесёт украинцам этот «ценный подарок» — в апреле или уже в октябре.

Именно сквозь призму этой инициативы следует рассматривать уверения премьер-министра Украины Владимира Гройсмана о том, что в 2020 года Украина полностью перейдёт на использование газа собственной добычи, о чём он в очередной раз заявил в эфире телеканала «Интер» в начале марта. Даже если поверить в реальность наращивания добычи до 29−30 млрд кубометров к 2020 году, то население никак этого перехода не ощутит, поскольку будет платить за газ примерно ту же цену, что и европейский потребитель.

Ровно так же следует относиться и к позитивному настрою президента Украины Петра Порошенко в отношении рассмотрения газового спора России и Украины в Стокгольмском арбитраже: «Украина 8 лет переплачивала за газ, а сейчас мы пошли в суд. И должны выиграть», — передал в Twitter его пресс-секретарь Станислав Цеголко. Даже если Украина что-то и выиграет, населению от этого выигрыша останется только новая формула расчёта цены — с её пересмотром дважды в год и подтягиванием вслед за ростом котировок на европейских энергетических биржах. Что же до переплаты, то возникает вопрос: а как называть порядок, по которому за газ украинской добычи потребителя заставляют платить столько же, словно он прибыл на Украину из Европы? Все коэффициенты, учитывающие затраты на перемещение газа до границы Украины Европы в формуле учтены — несмотря на то, что добываться он может в Полтавской области или на черноморском шельфе.

«…нет страны в Европе, где были бы такие кабальные тарифы на коммунальные услуги. В то же время зарплата у нас в десятки раз ниже, чем в той же Европе. Это действительно один из способов уничтожения народа», — подвёл оценку действиям текущего правительства первый премьер-министр Украины Витольд Фокин в эфире телеканала «112.Украина»

Электроэнергия

Как сообщает компания «Укрэнерго» (оператор Объединённого энергорынка Украины), запасы угля на украинских ТЭС на 9 марта составляли 1,824 млн тонн (+95 тыс. тонн с 2 марта). При этом 801 тыс. тонн из общего количества запасов — угли антрацитовых марок, 1023 тыс. тонн — газовые угли. Таким образом, запасы сейчас растут только по углям газовых марок, по антрациту — минус 65 тыс. тонн за неделю. Как утверждают в самой компании, запаса антрацита на станциях хватит примерно на месяц работы, исключение — ТЭС Луганска, где находится трёхмесячный запас.

В энергосистеме Украины на 1 марта работали 19 блоков и 3 корпуса ТЭС общей мощностью 3124 МВт (примерно 22,1% от общей мощности украинской тепловой генерации). Вне резерва из-за отсутствия угля антрацитовой группы находились 7 блоков ТЭС суммарной мощностью 1645 МВт.

Последствия блокады Донбасса постепенно начинают проявляться в экономике. Национальная комиссия госрегулирования энергетики и коммунальных услуг в феврале повысила тариф для ТЭС с 1383 до 1483 грн/ МВт•ч (+7,25%). Нужно отметить, что в 2016 году он вырос сразу на 41%. Пока что эта коррекция означает только уменьшение прибылей компании «Энергорынок», которой придётся компенсировать тепловикам повышенный тариф, однако вскоре та же НКРЭКУ исправит эту ситуацию, «подкрутив» стоимость энергии для промышленности.

Сопредседатель Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич в эфире радио «Голос Столицы» объясняет причины такого решения: «Там сейчас сложная формула, методика их расчета, этого тарифа… Но, чтобы не углубляться в подробности, выросла топливная составляющая, то есть подорожал уголь, и это приводит к тому, что неизбежно растет тариф. Потому что сейчас в себестоимости производимой продукции электрической энергии, угольная составляющая где-то 80%, в общем. И поэтому когда растет уголь, а он растет у нас по формуле «Роттердам+», за предыдущие девять месяцев, особенно, начиная с осени прошлого года, на мировых рынках резко повысилась стоимость угля, это привело к тому, что в тарифе нужно учитывать новую цену угля, и, в общем, так резко он вырос». Забавно, что по уверению министра энергетики Игоря Насалика, «Роттердам+» в настоящее время не применяется. Но не применяется, очевидно, только в его ведомстве, а регуляторы тарифов продолжают пользоваться этим инструментом. Важно и то, что в формуле тарифа используется не просто «Роттердам+», а средневзвешенная стоимость угля за 9 месяцев. Т. е. даже если сегодня стоимость угля на биржах резко обвалится, то потребители этот обвал ощутят ещё нескоро.

Также эксперт обратил внимание на то, что регуляторы окажутся в очень любопытной ситуации, когда придёт время включать в формулу месяцы блокады. Ведь формально в это время уголь не поставлялся. А раз так — какую цену тогда включать в тариф?

«…этот антрацит просто не едет на станции. Его вообще нет… Как будут задним числом рассчитывать тариф — это интересный вопрос».

Уголь

Однако и накопление запасов газовых углей в скором времени может прекратиться:

«…шахтеры Червонограда начали акцию с прекращением отгрузки угля потребителям без остановки добычи из-за задолженности по заработной плате. Они рассматривают возможность пикета областного суда во Львове, где будет рассматриваться дело о разблокировании счета ГП «Львовуголь», — написал в своём Facebook глава Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец.

Проблема с задолженностью — следствие блокирования счетов предприятия «Львовуголь». Председатель профкома шахты «Межиричанская» Андрей Паска заявил журналистам, что 9 марта Хозяйственный суд Львова разблокировал счета предприятия: «В трёхдневный срок будет выдано решение суда с печатью, и мы надеемся, что счета будут разблокированы как можно скорее. Это зависит от исполнительной службы. Я за то, чтобы это произошло еще сегодня». В свою очередь глава Львовской областной государственной администрации Олег Синютка на том же брифинге уверил журналистов, что шахты уже работают. Правда он оговорился, что сегодня шахтёрам выплачивается зарплата за январь, хотя пора уже заплатить и февральскую. Иными словами, вскоре забастовка может повториться.

Пока же, согласно оперативным данным Минэнерго, добыча энергетического угля за январь-февраль 2017 года выросла на 891 тыс. тонн — до 6,309 млн тонн (+16,5% к аналогичному периоду прошлого года). Поскольку у министерства есть данные по всем шахтам, можно заметить, что донецкие шахты на неподконтрольных территориях наращивали добычу, несмотря на блокаду. Скажем, на шахте Ровенькиантрацит (территория ЛНР, до марта 2017 года шахта контролировалась холдингом «ДТЭК Энерго» Рината Ахметова) добыча выросла с 286 до 685 тыс. тонн (январь-февраль 2016/ январь-февраль 2017) Следовательно, либо блокада была не такой плотной, либо «угольный реверс» существует — словом, мы уже обращали внимание на внезапные скачки запасов на тепловых станциях в размере 100−200 тыс. тонн за неделю.

Впрочем, официально об «угольном реверсе» можно говорить только с начала текущего месяца: 6 марта правительства ДНР и ЛНР заявили о начале поставок антрацита в Россию. Как раз с ними и собирается бороться Игорь Насалик: «Я буду вносить на заседании Кабинета министров распоряжение о том, чтобы никакого угля энергетического не было с территории России. Имеется в виду антрацитовой группы», — заявил он журналистам перед заседанием Кабмина 3 марта.

По данным Государственной фискальной службы, за 2 месяца 2017 года Украина успела купить в России угля на 247 млн долл (примерно 1,5 млн тонн). Мы уже неоднократно рассказывали, что министр энергетики Украины пребывает в опасной уверенности по поводу пропускной способности украинских портов. А эта его инициатива — ни что иное как угроза навесить на них перевалку как минимум 700−800 тыс. тонн угля (в дополнение к тому, что они уже принимают). Тогда как в лучшем случае порты могут принимать 400−500 тыс. тонн.

И он не одинок в своих опасных заблуждениях. Экс-народный депутат Украины Александр Гудыма выступил с критикой позиции Владимира Гройсмана, заявившего на прошлой неделе, что из-за блокады Украине остаётся покупать уголь либо в России, либо у США. По мнению Гудымы, в мире есть по крайней мере 5 стран, у которых бы Украина могла покупать уголь: «Мировой рынок огромен, но наши хозяйственники всё хотят купить побыстрее и подешевле. Но когда речь идет о национальной безопасности государства, стоит искать альтернативные варианты, даже если дешевле не выйдет. Покупать у России уголь, на мой взгляд, совершенно недопустимо. На сегодня нет проблем для Украины закупить уголь на мировом рынке. А правительству уже пора позаботиться о закупке угля на следующий отопительный сезон 2017−2018 годов». В чём экс-депутат прав, так это в том, что уже пора думать о новом отопительном сезоне. Однако его критика желания купить побыстрее и подешевле совершенно необоснованна. В конце концов, это и есть смысл разумного хозяйствования: от стоимости угля будут зависеть и цифры в счетах украинцев и стоимость украинской продукции на мировых рынках. Гудыма, как эксперт по ТЭК (специализируется на ядерной энергетике) не может этого не понимать. Однако как политик родом из Львова очень стремится вернуться в политику на коньке так называемого патриотизма. Отсюда попытка подменить реальную экономику словами о национальной безопасности.

Слова об угольном транзите (а также угрозы блокадчиков ему воспрепятствовать) не замедлили воплотиться в жизнь. На прошлой неделе «редуты» появились в Сумской области под Конотопом, на ж/д ветке, связывающей Россию и Украину. Семён Семенченко в своём Facebook обосновал это тем, что «…Оказывается, уголь из России идет полным ходом». Новый «редут» получил имя Конрада Аденауэра, однако просуществовал всего около суток — по словам того же Семенченко, его боевики пока что просто ведут наблюдение за грузами, идущими через Конотоп.

Согласно мнению журналиста Тараса Клочко («Деловая столица») для блокирования всех 8 ж/д направлений, связывающих Украину и Россию, у Семенченко пока не хватает ни людей, ни средств. Кроме того, перекрывать ж/д пути вне боевых действий гораздо проблематичнее: нет поддержки военных, зато есть местные жители, совсем не радующиеся такому обороту.

Политолог Алексей Якубин в комментарии «Голос.ua» уже говорит о том, что будет, если Семенченко сотоварищи всё же удастся заблокировать Россию: «…глобально у Украины сейчас нет альтернатив на поставку угля, который добывается на неподконтрольных территориях. Т. е. если это будет не российский уголь, то это будет «белорусский уголь». Из Белоруссии же ввозили запрещенные продукты в Россию, теперь Белоруссия будет ввозить в Украину. В итоге мы получим полутеневую или вообще теневую схему».

И это не единственная возможная схема. Глава комитета Госдумы по международным делам Леонид Слуцкий в эфире «Россия 24» предположил, что Европа тоже может предложить Украине закупать для неё уголь у РФ (т.е. то же самое, что она делает сегодня с газом).

Нефть

«По имеющимся данным, концептуально Минск уже достиг договоренностей с Баку в лице государственной нефтяной компании SOCAR о долгосрочной поставке нефти на Мозырский НПЗ, расположенный у границы с Украиной. Сейчас речь идет о трёх танкерах, или 240 тыс. т нефти в месяц, которая будет приниматься с моря и подаваться на белорусский НПЗ по системе нефтепроводов «Укртранснафты», — пишет директор «Консалтинговой группы А-95» Сергей Куюн в своём материале для издания «Зеркало недели». Если это действительно так, то годовые поставки могут составить 2,5−2,8 млн тонн нефти. Обычно эксперты, комментируя морские поставки нефти и её перегонку в Белоруссию. говорят об экономической неэффективности. И они правы. Однако тут мы можем получить любопытный экономический симбиоз двух экономик, каждая из которых будет получать от этих неэффективных поставок свои бонусы. РБ дозагрузит мощности Мозырского НПЗ. Украина получит возможность купить его продукцию.

Да, этот бензин будет дороже произведённого из российской нефти. Однако, как мы сообщали ранее, из-за уменьшения поставок нефти на белорусские НПЗ (и снижения ими выпуска продукции), Украина была вынуждена переключаться на поставки топлива даже из Греции и Индии (директор группы транспортных компаний PRIME Дмитрий Лёушкин утверждает, что до 30% бензина Украина сегодня закупает в Греции), где есть уже свои драйверы роста цены (аренда танкеров, снова-таки перевалка в портах).

Политико-экономическая конфигурация такова, что Украине выгоднее помочь Белоруссии с загрузкой Мозырского НПЗ и получить гарантии поставок бензина по известной, хотя и не слишком выгодной цене. Просто альтернатива этому — ещё более дорогое топливо с гораздо большим транспортным плечом.

10 марта компания «Укртатнафта» заявила, что получила первую партию азербайджанской нефти по трубопроводу «Одесса-Кременчуг».

«Укртатнафта» перерабатывает Azeri Light с декабря прошлого года, однако до этого времени нефть доставлялась на завод железнодорожным транспортом. Ветка трубопровода «Одесса-Кременчуг» простаивала несколько лет, но благодаря диверсификации нефтяных поставок этот нефтепровод вновь в строю», — говорится в сообщении.

Подчеркивается, что диверсификация импорта нефтяного сырья на Украину стала возможной благодаря межгосударственным договоренностям с Азербайджаном о прямых поставках нефти на украинские НПЗ на фоне блокирования нефтяных поставок Россией. Поставки Azeri Light позволили ПАО «Укртатнафта» начать производство бензинов стандарта Евро-5. Ожидается, что «Укртатнафта» вместе с «Укртранснафтой» импортируют до 1,3 млн тонн Azeri Light в текущем году.

ИА Regnum

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ;