Наряду с определёнными успехами российского руководства в области информационной политики (прежде всего, таких «информационных дубин», как Russia Today), нужно констатировать и определённые промахи. Не критики ради, а чтобы понимать, где тонко (и может порваться), и какие направления нужно усилить.

 

Информационные войска России
Успехи российской информационной политики можно видеть, прежде всего, на внешнем направлении. Там относительно успешно переломлен русофобский трэнд, несколько лет задаваемый западной пропагандой относительно «планов России завоевать что-нибудь непонятно зачем», существенно изменилась оценка событий на Украине, изменилось отношение к нацистскому киевскому режиму Порошенко, многими откровенно высмеиваются пугалки о «страшном русском медведе» и многое другое.

Однако нужно отметить, что во внутренней информационной политике всё не так хорошо. Государственные и аффилированные с государством информационные службы зачастую не формируют информационную повестку дня, ведут себя пассивно, реактивно и рефлекторно, не создавая инфоповоды, а лишь реагируя в ответ на возникающие в инфополе мессиджи.

А создают эти инфоповоды как раз различные «либеральные оппозиционеры», прозападные агенты влияния и прочие грантоеды. В результате и общая направленность инфополя задаётся именно ими. А государственные пресс-службы, патриотические СМИ и блогеры вынуждены занимать оборонительные позиции и чуть ли не оправдываться. А многие воспринимают «оправдывается, значит виноват», и вообще, в обороне войны не выигрываются. В том числе информационные.

Покажу на примере. Вот сколько людей посмотрело последний «разоблачительный фильм» Навального о Медведеве? Несколько миллионов. А сколько людей в курсе резюме по поводу этого фильма Transparency Internetional «Доказательств принадлежности Медведеву заявленных в фильме активов нет»? Несколько тысяч? В лучшем случае – несколько десятков тысяч.

Игнорировать – слабый ход. Потому что на этот случай у «оппозиционных» СМИ уже заготовлена многозначительная формулировка «представители власти эту информацию комментировать отказались».

Оправдываться – тем более слабый ход.  Тем более что геббельсята генерируют ложь гораздо быстрее, чем её можно обрабатывать и реагировать, а получившие порцию лжи часто не видят последующих опровержений. Чёрные языки делают своё дело.

Сильный ход – наступать, контратаковать. Обвинить создателей фильма в лжи, потребовать доказательств, подать на них в суд за клевету – уже более сильный ход. Провести расследование и подробно разоблачить обман, попутно разложив, кто заказал дезинформацию, кому и за сколько – ещё усилит эффект.

Как на линии фронта ведут контрбатарейный огонь, так и здесь нужно бить по источникам лживой и враждебной информации, гасить, дискредитировать и высмеивать их.

В случае того же Навального это вообще предельно просто делается: неоднократно пойманный с поличным вор и коррупционер, который корчит из себя борца с воровством и коррупцией – это уже смешно само по себе. Добавить к этому факт того, что Навальный работает на американское посольство, и «Прощай, Алёша, я едва знал тебя» (вариация на тему ирландской антивоенной песни «Johnny, I Hardly Knew Ye»).

А что мы зачастую видим в реальности? Доходит до того, что пресс-служба президента на многие вопросы отвечает «Мы не в курсе». Хотя это как раз та служба, которая должна знать условно всё, и раньше всех (и не из мониторинга прессы, а по совсем другим каналам). Господина Пескова за фразу «Не в курсе» регулярно высмеивают на НТВ в «Международной пилораме» и в различных СМИ.

Да что там далеко ходить, вы просто вбейте в гугле «Песков не в курсе» – и сами посмотрите, насколько «хорошо» осведомлён глава пресс-службы президента. Это уже что-то напоминающее Псаки, и это далеко не смешно. Мне кажется, Мэтт Ли наглядно продемонстрировал, что «псакинг» в таких вещах больно бьёт по имиджу госадминистрации и государства в целом. И это человек, который возглавляет службу, чьей прямой обязанностью является отражение информационных атак против российского государства в целом, российской власти и первого лица в частности. Не смешно.

Это, и отсутствие чётко сформулированной государственной идеологии и приводит к тому, что почти никто не понимает, что же мы на самом деле строим, куда идём и что будет завтра.

Людям нужна уверенность в завтрашнем дне, в этом самом набившем оскомину банальном «светлом будущем». Народ очень доверяет Путину, кредит доверия огромен. Но его нужно поддерживать, по нему нужно платить проценты. Государство должно стараться быть понятным людям (естественно, насколько это возможно).

А сегодня значительную часть действий государства объясняют не «специально обученные люди»тм, а добровольцы информационного фронта. Которым, кроме всего прочего, просто не хватает информации, в том числе и из-за стен Кремля. Тех самых методичек, о которых так много рассказывают либералы – их нет. Не в смысле «темников» или «указаний, что и как говорить и писать», а в смысле просто информации о текущих целях и задачах государства, его планах, его проектах и даже о его достижениях.

Те же войска информационных операций, о которых в последнее время столько разговоров. Создание озвучено, но оно вызвало только море вопросов. Как вступить? За кем бежать? Куда стрелять? Я вот считаю, что мой опыт создания блогов с десятками тысяч подписчиков (в том числе с жесточайшей цензурой на фейсбуке, когда практически непрерывно идёт бан за баном со стороны администрации данной соцсети) без копейки вложенных денег может быть полезен. Могу и создавать что-то новое сам, и учить других, как это делать (там сотни подводных камней, которых можно избежать, и куча тонкостей, понимание которых приходит только с опытом).

Какими вообще должны быть войска информационных операций? Об этом уже недавно высказывались и товарищ Манойло, и товарищ Мараховский. Со своей стороны, я бы хотел добавить, что на мой взгляд они должны (строго по прусскому канону триединого командования, доказавшему свою эффективность и в советской армии) состоять из трёх частей:

— «оперативных» сил быстрого реагирования в виде ситуационного центра, осуществляющего мониторинг информпространства и разработку мер отражения информационных атак против России – это «оборона»;

— «стратегического» штаба, разрабатывающего собственную информационную повестку (как внутреннюю, так и внешнюю);

— идеологического «комиссариата» (в немецкой терминологии, в иранской – «совета аятолл»), состоящего из концептуальных философов.

А все остальные, начиная от СМИ и блогеров и заканчивая пресловутыми хакерами – это ресурсная база и инструментарий реализации работы этих трёх направлений.

И ещё очень хотелось бы, чтобы мы сами больше формировали своё информационное пространство. Может тогда в нём было бы меньше обсуждений «мироточащих бюстов» и «джигурдей», а больше обсуждений на актуальные и фундаментальные темы – типа «Как нам лучше обустроить Россию?» и «Камо грядеши?».

Александр Роджерс, специально для News Front
Александр Роджерс