ЕС нашел у себя слабые звенья

ЕС нашел у себя слабые звенья

Когда весь состав в тупике, не имеет значения, с какой скоростью способен ехать каждый из вагонов. Класс вагона — тем более. Повышенной комфортности или плацкарт, спальный или полупустой — все стоят одинаково. Начиная с локомотива.

Пожалуй, еще никогда главы стран ЕС так не спешили на свой в принципе достаточно рядовой саммит. Особенно это касается младоевропейцев. Им кровь из носу надо сегодня доказать свою успеваемость хотя бы тем, чтобы прибыть в Брюссель раньше старожилов. Чтобы, встречая их у порога, с легким и непринужденным недоумением поинтересоваться: «Ну и кто это у нас тормозит и всех задерживает?». И так, чтобы совсем застыдить, посмотреть им в глаза и укоризненно покачать головой. А еще и премьеров Бенилюкса позвать для солидности. Те хоть и причисляют себя к Старой Европе, но их ведь тоже за элиту не посчитали.

Хотя и Люксембург, и Бельгия с Нидерландами 60 лет назад тоже стояли у истоков Евросоюза. Впрочем, если бы лидеров Франции, Германии, Италии и Испании мучили угрызения совести или их интересовало бы мнение партнеров, они бы не стали за пару дней до «большого саммита» уединяться в резиденции французских королей. Сделали это именно для того, чтобы показать, кому ехать, а кому «шашечки». Это, по сути, был их «Версальский договор» о новой Европе. Как они это назвали, о «Европе разных скоростей». И в ней совсем не важно, кто прибывает на встречу раньше, а кто позже. Все успевает не тот, кто дожидается других, а тот, кто вовремя от них уходит.

«Версальский квартет» решил, что с идеей раздельной интеграции он подгадал в самый раз. Пусть в восточно-отстающих странах ЕС, где еще помнят русский, более уместной в последнем слоге глагола «подгадал» считают букву «и». Поскольку на Союз она уже явно не тянет. Но вряд ли они осмелятся сказать это Меркель в лицо. Все-таки остается надежда, что она их не бросит. Официально повестка этих двух дней касается чего угодно, но только не внутренней дисгармонии.

Не факт, что в нее войдет и постановление Европейского суда, который накануне признал право членов Евросоюза самостоятельно регулировать выдачу виз беженцам из Ближнего Востока и Африки. Это, гласит вердикт, компетенция национального законодательства каждого отдельного государства. Стало быть, каждое отдельное государство, во-первых, может послать Брюссель с его миграционными квотами куда подальше, не боясь экономических санкций, коими тот грозит бунтовщикам. А во-вторых, безо всяких Brexit’ов и Grexit’ов оно уже может чувствовать себя отдельным.

Но на саммите они, как водится, будут демонстрировать единство. Как ни крути, а еще надо торжественно и нарядно 25 марта в столице Италии собраться. На 60-летие Римского договора. Считается, что именно с него началась евроинтеграция. Тогда началась, а сейчас, выходит, круг замкнулся. И неважно, кто каким на юбилей придет, главное, что все равно им придется разойтись. Хотя недалеко. Когда весь состав в тупике, не имеет значения класс вагона — повышенной он комфортности или плацкарт, спальный или полупустой. Тупик начинается с локомотива.

А тот даже развернуться как следует не способен. При всех своих разных скоростях ЕС в общей массе своей находится на одной колее или ступени эволюции. Меркель и компания предлагают Европе развиваться делением на первый и второй сорт. Но развиваться делением — это же и есть свойство одноклеточных.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik