Популярная ныне теория о готовности новой администрации США к фундаментальным геополитическим переменам может оказаться большим преувеличением

Шахматы на троих

Расхожее объяснение новых подходов администрации Трампа к вопросам геополитики сводится к тому, что слабеющему Западу необходим дополнительный противовес Китаю в виде достаточно мощной России. Что, соответственно, создает некую базу для взаимопонимания между Москвой и Вашингтоном и почву для смягчения прежнего предельно жесткого американского курса в отношении РФ. С выходом, в конечном счете, на некий современный вариант «большой тройки» мировой геополитики – США, КНР и РФ, в рамках которой каждая из сторон будет неотъемлемой частью глобального равновесия.

Версия эта настолько популярна и, как будто, логически обоснована, что одно время казалось — именно эту концепцию триполярного мира взял на вооружение Дональд Трамп. Подтверждение тому видели в его жестах доброй воли в адрес России, которые, кстати, имеют место и по сей день. На той же оптимистической основе строились рассуждения о том, на какие уступки Москве готов пойти Вашингтон в рамках этого глобального переформатирования. В частности, высказывались весьма благоприятные для РФ предположения о будущей динамике разрешения украинской проблемы.

И действительно — Концепция новой триполярности, обеспечивающая Западу сдерживание Китая за счет усиления российского противовеса, на первый взгляд выглядит настолько гармонично и привлекательно для США, что вполне можно допустить её большое влияние на мировосприятие новых американских властей.

Однако сегодня мы фиксируем все больше тревожных сигналов, указывающих на то, что в Вашингтоне отнюдь не настолько очарованы концепцией этого «нового дивного мира», как кое-кому могло показаться. В частности об этом свидетельствует серия назначений на ключевые внешнеполитические должности, которые в серийном порядке достаются исключительно политикам, враждебно настроенным к России. В этом ряду и сегодняшнее предложение бывшему губернатору штата Юта, вполне состоявшемуся русофобу Джону Хантсману стать послом США в РФ. И наоборот – очень немногие люди из окружения Трампа, которые выступали за налаживание отношений с Путиным, например — тот же генерал Флинн, были моментально убраны со своих постов, причем руками того же Трампа и буквально «по первому свистку».

Таким образом, есть все основания полагать, что идеология глобальной триполярности уже не кажется, или даже никогда не казалась, американскому руководству чем-то слишком надежным и многообещающим.

Почему? Ну, это тоже никакой не бином Ньютона. Трехчленная схема мирового равновесия всегда менее стабильна и надежна, чем, например, двучленная. Не говоря уже о незыблемости монополярного мира по-американски. Но поскольку на глобальную монополию Запад уже не тянет, перед ним выбор из двух вариантов – биполярного «бульдожьего» равновесия (по типу СССР против США) и более гибкого триполярного. Какой он предпочтет? Очевидно тот, который более надежен и не сулит неприятных сюрпризов. А это явно не триполярный мир! Потому что третий член этого глобального клуба (которым в принципе может быть любая из трех держав) получает в свои руки все главные козыри. Главный среди которых – полная свобода выбора, с кем и против кого дружить. Та же Россия, может, при определенных обстоятельствах, сблокироваться с Китаем против США. Как, впрочем, и Китай с Америкой против России.

Именно в силу наличия в трехчленной схеме мирового господства опасной неопределенности, Запад вряд ли будет особенно стремиться к её реализации. Да и у КНР к этому особых стимулов нет – по тем же причинам. Что же касается РФ, то она, в своем нынешнем положении, вряд ли способна рассчитывать на одно из двух ведущих мест в биполярном мире и вероятно готова положиться именно на вариант «большой тройки».

Между тем, в мировой истории уже был прецедент, когда великие державы оказывались перед сходным выбором. И предпочли именно двуполярный мир триполярному.

Когда Гитлер поставил под свой контроль практически всю Европу и нокаутировал главного исторического соперника — Францию, он предложил англосаксам признать новую мировую реальность и прекратить войну. Думаю, что это предложение фюрера было вполне искренним. Не даром же он отправил с этой целью в Англию своего заместителя Гесса – второго человека в рейхе. К концу 1940 года Германия добилась таких успехов и проглотила такой огромный кусок добычи, полностью расквитавшись за унижение первой мировой войны, что претендовать на нечто большее рейху просто не было смысла. Переварить бы уже завоеванное! Тем, кто в этом сомневается, настоятельно рекомендую посмотреть историческую хронику нацистского «парада Победы», состоявшегося в Берлине летом 1940 года – после того, как Франция была поставлена на колени. Главная эмоция данного действа, и это чувствуется буквально в каждом кадре, объединившая в тот момент народ и армию, была примерно такой: «Всё — конец войне! Германия добилась всего, чего хотела! Теперь только мир!».

Уверен, что дальнейшая судьба человечества в этот момент зависела именно от Британии и США. И они выбрали продолжение войны. И повели её на уничтожение Германии – третьего глобального центра силы, помимо самого Запада и СССР. Повели именно потому, что не без оснований опасались сложения сил Советского Союза и Третьего рейха против мирового владычества Запада. Конечно такой вариант биполярности, как Запад против СССР, англосаксов тоже мало устраивал. В идеале они ставили на взаимоуничтожение Германии и России и на своё единоличное господство в мире уже где-то к 1942 году. Но не сложилось. Советский Союз выстоял. И поэтому именно Третий рейх оказался третьим лишним.

Подчеркиваю еще раз — оказался именно потому, что триполярная модель мирового равновесия была отвергнута Западом как крайне ненадежная и чреватая нежелательными сюрпризами.

С тех пор в философии мировой геополитики ровно ничего не изменилось. И третий в ней всегда был и будет лишним. А кто именно будет назначен этим третьим, тоже к гадалке ходить не надо. Разумеется — самая слабая из трех мировых главных держав. Потому что с ней проще всего справиться. Не хочу сейчас в деталях рассматривать шансы каждой из сторон на обретение этого малопочетного и бесперспективного статуса. У каждой из этих стран-цивилизаций есть свои сильные и слабые стороны. Но в том, что все они будут исходить из понимания крайней желательности превращения нестабильного триполярного мира, как минимум, в устойчивый биполярный, нет причин сомневаться. Во всяком случае, причин, основанных на логике и историческом опыте.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов

 

 

 

 

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ;