В Международном суде в Гааге проходят заседания по иску, который правительство Украины подало против Российской Федерации. Киевские власти обвиняют Москву в нарушении двух международных конвенций: по борьбе с финансированием терроризма и всеми формами расовой дискриминации.

Юристы-международники уже немало потрудились по узкой тематике самого иска. Однако должно быть и обобщенное понимание позиций двух сторон, которое определит тональность обсуждения и настрой судей, а также международных СМИ.

Не секрет, что многие вопросы международного права трактуются в соответствии с «душевной наклонностью» и политической волей. Так, большая часть авторитетов по международному праву склонялись к определению воздушных ударов по Сербии со стороны НАТО в 1999 году как противозаконных действий. Однако были у них и оппоненты, оправдывавшие агрессию «нелегитимными» действиями сербских властей. Другим примером может служить разнящееся отношение знатоков права к статусу контролируемого Израилем Западного Берега (Иудеи и Самарии). В обоих случаях можно смело говорить об идеологической и политической предрасположенности.

Можно предположить, что иск против России в Гааге не будет последним. И сразу следовало бы вынести на международное обсуждение вопрос легитимности киевской власти. Недавно Дорогомиловский суд в Москве признал события трехлетней давности на Украине государственным переворотом. Приведенные там документы о вопиющем беззаконии со стороны узурпаторов власти должны поставить под сомнение само право Киева на претензии подобного рода. Посудите сами: если законно избранный режим Милошевича некоторыми был признан противозаконным, то что можно сказать о властях предержащих в Киеве?

Помимо факта государственного переворота и массированных обстрелов жилых районов Новороссии есть свидетельства от тысячах политических заключенных, о широкомасштабно применяемых пытках, об убийствах журналистов. Согласно любым критериям оценки состояния «прав человека» на Украине, киевская власть находится в первых рядах «нелегитимных». Систематическое притеснение русского населения также неоспоримо и может быть доказано в любом суде.

Но есть более существенный аспект для обсуждения. В правовом экспертном сообществе по сей день ведутся споры о том, насколько законодательная система может быть «позитивистской», то есть отстраненной от понятий морали и справедливости. Нюрнбергский процесс был ярчайшим примером преобладания нравственного подхода над техническим позитивистским. Именно задекларированное стремление к установлению справедливости руководило международным сообществом, когда принимались решения о вмешательстве в различные конфликты.

Например, вмешательством на почве нравственного порыва можно считать резолюции против власти белых в ЮАР и их системы апартеида. Стоит внимательно изучить резолюцию ООН 3151 от 14 декабря 1973 года, в которой декларируется не только непризнание правительства ЮАР, но и расписывается широкомасштабная международная кампания против него. Также интересна резолюция СБ ООН от 4 февраля 1972 года, в которой прямо говорится об оказании помощи тем, кто боролся против существовавшей системы управления. Иными словами, в случае с ЮАР международное сообщество не только отказалось признавать легитимность действовавшего правительства в Претории, но и открыто выступило в поддержку тех, кто шел против него с оружием в руках.

При определении степени порочности режима в ЮАР эксперты опирались на сравнения с нацизмом и прецедент Нюрнбергского процесса. Как известно, негритянское население было лишено права голоса. За годы правления белых (1948–1994) в столкновениях с полицией ЮАР погибло 620 чернокожих. На основании этого было принято решение не только о бойкоте и санкциях, но и о прямой поддержке выступавших за свержение власти.

Если мы сравним степень близости к лекалам нацизма киевской власти с идеями и практикой апартеида, то сравнение будет никак не в пользу наследников Бандеры. Указом президента Украины были объявлены героями нацистские преступники Бандера и Шухевич. Верховная рада официально героизировала боевиков ОУН-УПА (запрещена в РФ). Сотни улиц названы в честь нацистских преступников. Их восхваляют в местных школах, повсеместно устанавливают им памятники.

А если мы коснемся практики подавления инакомыслия и преследования несогласных, то режим апартеида покажется нам просвещенным и благородным по сравнению с нынешним киевским. Спросите жителей Новороссии, спросите мать Олеся Бузины.

При таких обстоятельствах международная практика требует признания киевского режима незаконным, а право жителей Новороссии на неприятие такой власти оправданным и заслуживающим поддержки.

Обвинения России в расовой дискриминации в Крыму еще более смехотворны, нежели обвинения в поощрении терроризма. Однако будет мало, если мы просто отпарируем. Пришло время России усадить необандеровских преступников на скамью подсудимых. И если не в Гааге, то в другом месте они должны предстать перед судом!

Авигдор Эскин, газета «Известия»