Европа теперь вполне официально едет на «разных скоростях». Решено в Версале. Четыре лидера там и не скрывают, что хотят «оторваться». А быстрее всего получается, когда совсем без тормозов.

Франсуа Олланд

Вероятно, это был последний раз, когда Франсуа Олланд мог чувствовать себя хозяином положения. Именно он определял и состав европейского мини-саммита, и место встречи с лидерами Германии, Италии и Испании. И это был не Елисейский дворец. Версаль. Резиденция французских монархов. Какой уж в том был символ, знает только он сам. А может быть, и не знает. Подсознание предательски завело, не свернешь. Короли, те тоже думали, что все могут, но плохо кончили.

А место это совсем не только для Франции знаменательное. Но и для Франции с Германией. Здесь после поражения Парижа во франко-прусской войне 18 января 1871 года в Зеркальной галерее была провозглашена Германская империя, а ее кайзером – Вильгельм I. Немцы знали, как и где унизить французов. В конце Первой мировой и те ответили зеркально – здесь же заставили павшую Германию подписать Версальский договор. И тоже так, чтобы унизить немцев. А вот теперь они уже на пару с Испанией и Италией для количества унизили всю остальную Европу.

Страны, как они сами себя называют, «отличники евроинтеграции» поставили себя в твердую четверочку. А если исходить из аббревиатуры формата «Франция-Италия-Германия-Испания», то еще и показали Евросоюзу ФИГИ. Потому ведь и собрались, что для себя уже определились, кто в ЕС при прочих равных всех равнее. Быстрее, выше, сильнее. После ухода Обамы и отхода Британии совсем мало их осталось. Не ровен час, может остаться еще меньше. Парламентские выборы в Германии, президентские – во Франции. В Италии вероятна досрочная смена. В Испании, как и прежде, Рахой. Хоть на «р», но ах и ой – условная единица.

А во Франции они были, как у нее дома и как у ее Дюма. Да, если бы не миледи среди них, ни дать, ни взять – «мушкетеры короля». Хотя и Олланд – совсем не д’Артаньян. Но по числу – классика авантюрного жанра. «Один за всех, и все за одного». Теперь – девиз Евросоюза. Но это же не для десятков писалось, а для четверых. Опять же, «сколько у нас экономик? Четыре. Но ведь скажут, скажут, что 27». Поэтому из пяти сценариев развития ЕС от Жана-Клода Юнкера квартет выбирает третий. С лишними. Его назвали «Европа разных скоростей». То есть, все по-прежнему одинаково дороги, но если кто-то не успевает, то и мешать другим не надо.

Или, как деликатно выразился Олланд: «Желая делать все с участием всех, мы рискуем не сделать ничего». То есть, нет уже одной упряжки, коль ваши кони тихо ходят. Раньше-то как бывало. Красота, среди бегущих первых нет и отстающих, бег на месте общепримиряющий. А теперь «свистать всех наверх!», но «спасайся, кто может». И пока в ЕС думают, что все еще в домике, эти четверо уже в шлюпке. Точнее, трое в лодке, не считая Олланда. Тому уже все равно. Что до Испании с Италией, то по сравнению с Восточной Европой они, быть может, и не порожняк, а вагоны класса люкс, но тоже пристегнуты к «локомотиву», которым все еще слывет ФРГ.

Поэтому и сказали СМИ о мини-саммите, что он – это попытка Меркель отстоять хоть какую-то коалицию. По принципу, кто со мной, тот герой, а кто без меня, тот всякая «еэсня». При этом тянуть тех, кто упирается, канцлерин впредь не намерена. Дальновидно. Хотя ей для начала себя бы вытянуть. Что же касается «Европы разных скоростей», то при таком подходе кое-кому захочется включить заднюю. А если дойдет до неразберихи в коробке передач, то и все сцепление полететь может. Впрочем, в Версале того же и захотели, чтобы оторваться. А быстрее всего получается, когда совсем без тормозов. Особенно, если на спуске.

Михаил Шейнкман, радио Sputnik