Что означает дело Насирова для политической системы Украины

Насиров

Процесс над главным фискалом Романом Насировым в чем-то напоминал процесс над Геннадием Корбаном в 2015 году. Такие же мощные адвокатские силы (два адвоката из группы Насирова работали и на Корбана) были брошены на затягивание и разрушение дела. Сторона обвинения также добивалась нужного ей результата, несмотря на все старания защиты.

Но было одно отличие. Против Корбана работала система власти (по крайней мере ее президентская часть). В деле же Насирова власть занимала как минимум нейтральную позицию, а, по некоторым принакам, даже пыталась обвинению помешать. Правда, довольно осторожно и скрытно.

Создавалось впечатление, что за НАБУ и САП, которые вели дело, стояли силы более могущественные, чем Банковая. И бросать им вызов в открытую люди президента не рискнули.

Впрочем, это не гарантирует успешности расследования. Опрощенные «Страной» эксперты говорят о крайне слабой доказательной базе обвинения и предполагают, что Насирова повели под арест лишь с целью заставить его дать показания против куда более «крупной рыбы».

«Страна» подытожила главные моменты нашумевшего процесса, который явно претендует на звание суда года.

1.След власти

Внешне власть хранила подчеркнутый нейтралитет в этом деле. Премьер Владимир Гройсман высказал пожелание в максимально прозрачном расследовании, а президент Петр Порошенко, человеком которого, по сути, являлся Насиров, вообще заявил, что его никто не информировал о намерениях вручить подозрение главе ГФС и что это очень хорошо. Показывает, дескать, настоящую независимость антикоррупционных органов, чего власть и добивалась своими реформами.

В том же духе были выдержаны и большинство комментариев пропрезидентских спикеров и блогеров. Мол, все по плану, неприкасаемых у нас нет, реформы идут семимильными шагами, президент одобряет.

В ходу были также версии, что изНасирование вообще было затеяно в рамках хитрого плана Порошенко, который и борьбу с коррупцией продемонстрирует, и перетрясет руководство ГФС, поставив туда верных себе людей взамен проворовавшегося (по слухам) Насирова.

Впрочем, при ближайшем рассмотрении, картина выглядит не столь однозначно позитивной для президента. И его соратники, судя по всему, все-таки принимали участие в деле на стороне Насирова, а не наоборот.

Во-первых, речь идет о появлении в Институте кардиологии имени Стражеско группы народных депутатов от БПП, которые вряд ли по собственной инициативе решили с утра в субботу попытаться помешать поставить диагноз Насирову.

Во-вторых, как заявил нардеп Сергей Лещенко, ему известно, что в субботу вечером Соломенский суд посетил Ярослав Головачев, возглавляющий Апелляционный суд Киева. И именно это якобы и привело к коллапсу по делу Насирова: глава Соломенского суда Шереметьева будто бы сказала не выходить на работу второму дежурному судье, сделав невозможным рассмотрение отвода судье по делу Насирова в сроки его нахождения под стражей.

Депутат пригрозил отставкой главе Апелляционного суда Киева Головачеву, известному своими плотными контактами со «смотрящим» по судам Украины Александром Грановским.

По мнению Лещенко, именно связка «Шереметьева — Головачев — Грановский» является реализатором схемы Банковой по спасению Насирова от ареста.

В то же время в Апелляционном суде Киева опровергли информацию Лещенко. В суде заявляют,что их председатель Апелляционного суда не имеет никакого отношения к рассмотрению дела Насирова.

«Указанные действия являются очередным примером безосновательного распространение ложных сведений для дискредитации органов судебной власти», — заявили в Апелляционном суде Киева.

Но, тем не менее, осадочек остался. Отметим, что если Банковая и пыталась помочь Насирову, то очень осторожно. Что не удивительно, учитывая, что в деле были задействованы и иные силы.

2.След Запада

Если отмести версию о том, что на Насирова НАБУ и САП натравил сам Порошенко (что пока кажется маловероятным), то приоритетным остается «западный» след во всей это истории.

О том, что ЕС и США приказали созданным при их участии антикоррупционным органам наконец-то взять за верхушку власти. Причем начать процесс с близкого к президенту человека, который занимает стратегический, с точки зрения наполнения бюджета, пост главы Госфискальной службы. Разновидность этой же версии — НАБУ и САП, встревоженные перспективами снижения западного финансирования при отсутствии видимого результата, решили этот результат показать любой ценой.

Так или иначе, но очевидно, что страны Запада единым фронтом решили поддержать процесс против Насирова и, кроме того, еще и потребовали ускорить создание антикоррупционных судов, чтоб не испытывать затруднение с мерами пресечения и приговорами, которые, как видим, возникают, когда речь идет о судах обычных.

И еще один очень интересный момент, связанный с письмом, которое было предъявлено во время процесса как доказательство наличия у Насирова британского гражданства. Речь идет о документе, которое предоставило британское Нацагентство по борьбе с преступностью. Он был подписан неким «международным офицером связи» Нацагентства Патриком Торкингтоном. При этом, данный документ был оформлен на бланке Нацагентства, но на нем стояла почему-то мокрая печать … британского посольства.

Этот парадокс объясняется тем, что Патрик Торкингтон, на самом деле, по данным журналиста Владимира Бойко, является секретарем по политическим вопросам посольства Соединенного королевства в Украине. И он либо пошел на служебный подлог, подписавшись должностью, которую он, на самом деле не занимает, либо он действительно является работником британских спецслужб под дипломатическим прикрытием и решил себя зачем-то рассекретить.

Но и в том, и в другом случае, это показывает какое огромное значение придавал Запад делу Насирова, раз уж применил такие неоднозначные приемы.

Из других аргументов, по слухам, мог быть использован ожидаемый транш МВФ (борьба с коррупцией является одним из условий его предоставления), а также угрозы начала расследования по активам представителей украинской власти за границей.

Также интересно, каким именно образом антикоррупционеры смогли, хоть и с трудом, нейтрализовать медицинскую тему, по которой пытался «откосить» Насиров.

Так, прокуроры САП сумели в выходной день организовать консультативный вывод с подписями маститых кардиологов, включая главного внештатного кардиолога Минздрава о том что никакого инфаркта у Насирова нет. Также был организован допрос медиков института Стражеско в судебном заседании во время которого те подтвердили, что находится в стационаре Насирову нет необходимости. Вряд ли бы все это было возможно без деятельной помощи и.о. главы Минздрава Ульяны Супрун, уроженки США и одного из связующих звеньев в отношениях правительства и Запада.

О роли Супрун в деле Насирова говорят и еврооптимисты.

Любопытен и состав организаторов акций под судом. Помимо еврооптимистов из Демальянса, это также и Автомайдан, и партия Саакашвили. Людей, к слову, пришло не очень много (несколько сот на пике), несмотря на призывы от Мустафы и прочих, но даже этого, вкупе с незримой тенью «большого западного Брата», оказалось достаточно, чтобы припугнуть власть, судей и самого Насирова.

Последнему выписали арест на 60 дней с правом внесения залога в 100 миллионов гривен.

3.Перспективы дела

Адвокаты Насирова уже заявили, что намерены обжаловать вердикт в Апелляционном суде — том самом, где, по словам Лещенко, заправляет человек Грановского. Впрочем, можно ожидать, что давление улицы и Запада будет не менее сильным, поэтому исход дела предсказать трудно.

Гораздо легче предсказать проблемы, с которыми столкнется следствие при доказательстве вины Насирова. И дело не только в процессуальных нарушениях.

ГФС — это крайне коррумпированное ведомство. Миллиарды гривен зарабатываются на откатах за возмещение НДС, на крышевании схем налоговой оптимизации, на фабрикации уголовных дел и насиловании бизнеса налоговой милицией. Не говоря уже о коррупционном беспределе на таможне, которая также входит в состав Госфискальной службы. За все это и самого Насирова, и его друзей-кураторов из высших эшелонов власти, можно смело отправлять на пожизненное.

Однако, из всего этого многообразия фискального криминала, НАБУ почему-то выбрало более чем спорное обвинение в необоснованной реструктуризации налогового долга компаниями Онищенко, которое подписал Насиров.

Опрошенные нами эксперты в налоговой сфере единодушно утверждают, что это дело не имеет перспективы и будет развалено либо в суде, либо еще до суда. Если не поможет один крайне примечательный нюанс.

«В реструктуризации нет ничего незаконного, — говорит один из бывших руководителей налоговой службы. — Она предусмотрена нормативными документами, которые детально описывают процедуру. Если руководитель ГФС эту процедуру выдержал до последней запятой, то я не представляю вариант, по которому его могут привлечь к ответственности. А я думаю, что если даже и были какие-то процедурные нарушения, то их уже задним числом все подчистили. Перспектива дела может возникнуть только в случае, если появятся неопровержимые доказательства того, что Насиров принимал решение о реструктуризации исходя из личной заинтересованности либо по приказу некоего лица или же группы лиц».

И вот тут начинается самое важное и интересное.

4.Выход на Порошенко

В СМИ, после того как стало известно про дело Насирова, появились сообщения, что внимание НАБУ к главе ГФС возникло сразу после общения детективов Бюро с беглым нардепом Александром Онищенко, который и дал якобы показания, что Насирову приказал реструктуризировать его долг президент Порошенко в рамках имеющихся бизнес-политических договоренностей.

Если это действительно так, то дело, конечно же, может заиграть новыми красками. На показаниях одного Онищенко дело против президента не построишь. Но если такие же показания даст Насиров, то для Порошенко ситуация станет довольно тревожной.

Нельзя исключать, что вся эта операция с Насировым по априори слабому делу, затеяна не с целью посадить мало что решавшего руководителя ГФС, а с целью выйти на главу государства. Именно поэтому для НАБУ и САП так важно держать главного фискала под арестом, а для президента — выпустить его на волю.

Впрочем, пока все это допущения и домыслы СМИ.

Сам Онищенко, к слову, не только не подтверждает, что давал какие-то показания касательно отношений Насирова и президента, но и прямо защищает главу ГФС.

На днях, в интервью телеканалу ЗИК, он заявил, что дело Насирова будет для НАБУ провальным.

«Все эти рассрочки, про которые идет речь в материалах дела, проводились официально: подписывались соответствующие договора, а имущество компаний отдавалось под залог. По всем этим рассрочкам налоговая имела свой интерес, потому что шла речь про 30% годовых, которые официально платились государству», — утверждает Онищенко.

5.Выводы для украинской власти

Впрочем, вне зависимости от того, насколько на самом деле виновен Насиров по данному делу, на его карьере можно поставить крест — страна не забудет образ «мнимого больного», который он безуспешно пытался воплотить на судебной сцене.

Это же является сигналом и для многих других представителей украинской власти. Любого из них, получается, можно помножить на ноль, если НАБУ предъявит им какие-нибудь обвинения и поведет в суд за мерой пресечения, западные посольства «впишутся» за антикоррупционеров, а под суд придет сотня-другая активистов.

И ни президент, ни кто-либо еще не смогут помочь.

Не исключено, что, по итогу, придется делиться и властью, и бизнесом.

В такой ситуации украинская элита, возможно, задумается о смене подходов в отношениях с Западом, что, впрочем, вряд ли получится без существенной коррекции геополитического курса страны.

Дмитрий Войко, «Страна», Украина