Ближний Восток вступает в зону тактических альянсов

Есть ли у союза США, России и Турции запас прочности

Встреча и переговоры в турецкой Анталье начальника Генерального штаба ВС Турции Хулуси Акара, начальника Генштаба ВС России Валерия Герасимова и председателя Комитета начальников штабов ВС США Джозефа Данфорда — событие неординарного значения. Это, пожалуй, первый случай в истории трех стран, когда военачальники высокого уровня встретились в таком формате. Они обсуждали проблемы региональной безопасности в Сирии и Ираке с акцентом на организацию конкретной борьбы с террористическими организациями и координацию действий с целью предотвращения возможных инцидентов, в частности, в Сирии.

Заметим, что ранее начальники Генштабов России и Турции уже проводили совместные встречи и переговоры в Турции и в России, затем в Баку состоялась встреча генерала Герасимова с генералом Данфордом, на которой обсуждались вопросы координации действий в Сирии. Теперь цепочка замкнулась, но интрига все же сохраняется. Дело в том, что ранее премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявлял, что «Анкара старается приложить все усилия для того, чтобы наладить координацию с Россией, США и Ираном для решения сирийского кризиса». Россия осуществляет определенную координацию в своих военных действиях в Сирии с Ираном, возможно, существуют широко не афишируемые контакты и между военными ведомствами Турции и Ирана, но собрать на встречу начальников Генеральных штабов России, США, Турции и Ирана либо не удается, что стало бы огромной сенсацией, либо пока не ставится такая задача и военные отношения между США и Ирана выстраиваются или будут выстраиваться опосредствованно. Но это только один из элементов интриги.

В конце февраля месяца Пентагон сообщил, что направил в Белый дом предварительный план борьбы с ИГИЛ (структура, запрещенная в России) не только в Сирии и Ираке. Официальный представитель Пентагона Джефф Дэвис назвал этот документ рамочной концепцией более масштабного плана, нацеленного на борьбу с «Аль-Кайдой» (структура, запрещенная в России) и другими экстремистскими группировками на Ближнем Востоке и по всему миру. Этот план предусматривает и выстраивание США коалиционной политики как со своими традиционными партнерами, так и с новыми, в числе которых обозначалась и Россия. Однако накануне источники в администрации президента Дональда Трампа распространили сообщение о том, что «Белый дом может временно отложить работу над договоренностями с Россией по борьбе с ИГИЛ (структура, запрещенная в России) и другим вопросам национальной безопасности», и что «соглашение с Россией несет для США большие риски». Более того, было обозначено и заявление советника Трампа по национальной безопасности Герберта Макмастера, сделанное на встрече с сотрудниками Совета национальной безопасности, в котором он назвал Россию и Китай странами, «которые хотят перевернуть существующий мировой порядок». Дело дошло до того, что пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков отметил, что «Россия будет продолжать борьбу с террористической группировкой «Исламское государство» (структура, запрещенная в России), даже если Москве придется это делать в одиночку». Однако встреча в Анталье демонстрирует, что президент США Трамп не отказывается от объединения усилий с Россией в борьбе с терроризмом, выходит на опосредствованные контакты с Ираном, хотя публично декларирует политику сдерживания по отношению к этой стране и даже обвиняет ее в «спонсорстве терроризма на Ближнем Востоке». Это что-то новое в политике США в этом регионе.

Если говорить конкретно об образовавшемся новом треугольнике Россия — США — Турция, то о стратегическом партнерстве можно вести речь только в отношении США и Турции как членами одного блока НАТО. Поэтому в основе треугольного альянса лежат тактические соображения о том, что касается Сирии, и возможно, Ирака. В то же время в системе отношений между Турцией и США существуют критические моменты, связанные планами США сотрудничать с курдами. В частности, как сообщает «Голос Америки», на встрече в Анталье председатель Комитета начальников штабов ВС США Данфорд предложил «заручиться поддержкой курдских Отрядов народной самообороны (ОНС) в кампании, нацеленной на вытеснение группировки «Исламское государство» (структура, запрещенная в России) из сирийского города Ракка», что противоречит интересам и целям Турции. В этой связи неназванный источник в турецком военном ведомстве, комментируя сложившуюся ситуацию, заявил, что «если эта операция будет проводится таким образом, это повлечет за собой последствия для турецко-американских отношений, потому, что Анкара считает ОНС террористической организацией. Анкара, как считает «Голос Америки», «пытается заставить США изменить стратегию борьбы в Сирии, отказавшись от сотрудничества с курдскими силами ОНС и вместо этого положившись на поддержку Свободной сирийской армии», что воспринимается как ее прицел на будущее обустройство этого государства.

В то же время, по оценке турецких экспертов, «Анкара на сирийском направлении имеет проблемы по части восстановление территориальной целостности Сирии по оси Москва — Тегеран — Анкара». По мнению вице-премьера Турции Нумана Куртулмуша, Анкара в планировании своей политики на сирийском направлении исходит и из того, что «очень скоро Россия и США войдут в прямое противостояние» и «избежать этого можно лишь в случае формирования нового баланса сил через сотрудничество с Анкарой». Но есть и другой сценарий, согласно которому Вашингтон и Москва могут договориться между собой (что и происходило ранее — С.Т.), отодвигая в сторону Анкару из-за курдской проблемы. Так что большой узел сирийского конфликта удастся распутать совсем не скоро. Но могут появиться и маленькие узлы по ходу развития событий внутри треугольника Россия — США — Турция. Будем ждать.

Станислав Тарасов, ИА Regnum