Когда после прихода к власти в Польше осенью 2015 года правоконсервативной и националистической партии «Право и справедливость» министерство национальной обороны возглавил политик, известный своими, выражаясь дипломатически, экстравагантными, а говоря прямо — шутовскими словами и действиями, многие поляки думали, что им будет просто смешно.

Антоний Мачеревич

Сейчас, спустя год после его вступления в должность, никому, особенно военным высокого ранга, не до смеха. Комедия быстро превратилась в трагифарс: резвый 68-летний министр в поисках неблагонадежных элементов, зараженных чумой социалистического прошлого, а в первую очередь — российских агентов, провел в армии глубокую чистку. Ее масштаб впечатляет: достаточно отметить, что он бесцеремонно разогнал 82% командного состава в Генеральном командовании родов Вооруженных сил, а в Генеральном Штабе — 90%! Польская армия в опасности — зароптали отправленные в отставку генералы.

Министр Антоний Мачеревич, по образованию историк, в молодости приверженец идей Че Гевары и Мао Цзэдуна, в своей профессиональной карьере с армией никогда ничего общего не имел, но обожает армейскую атмосферу, особенно военный церемониал, армейский гороховый суп и мундиры. Он сам с нескрываемым удовольствием одевает военно-полевую форму, отправляется на инспекции в гарнизоны, принимает парады и доклады командиров частей и подразделений, произносит патриотические речи.

Его второй определяющей чертой является ярая антироссийскость и подозрительность, граничащая с фобией: он везде видит русских шпионов и их подлые происки. Во время своего первого контакта с польской армией на политическом поприще он, занимая в 2006—2007 годах пост вице-министра обороны, занимался ликвидацией военно-информационных служб — разведки и контрразведки. Тогда в эйфории шпиономании он, по мнению многих специалистов, привел к погрому в этих службах, при этом предавая гласности их многочисленные секреты. На этом же этапе своей политической карьеры он, повсеместно сея антироссийскую истерию, «прославился», публично назвав министров иностранных дел «новой» Польши «агентами советских спецслужб».

Когда после смены правительства в октябре 2015 года он вновь появился в министерстве национальной обороны, на этот раз уже как глава этого ведомства, события начали развиваться с невероятной динамикой. Новый министр незамедлительно расторг контракт на поставку французских боевых вертолетов Eurocopter EC725 Caracal, невзирая на гигантскую сумму запланированных поставок — 3,5 млрд евро! Это привело к серьезному кризису на линии Варшава-Париж. Шокированный таким поворотом событий Франсуа Олланд отменил свою поездку в Варшаву. Был также отменен визит в Польшу французского министра обороны. В Париже заговорили о необходимости радикального пересмотра всего военного сотрудничества с Польшей. К примеру, на престижной международной военно-морской ярмарке EURONAVAL 2016 французы демонстративно сняли с польской правительственной делегации статус официальной.

«Это компрометация и „класс“ французов. Но они же пару веков тому назад учились у нас есть вилкой. Поэтому так себя теперь и ведут», — так беспечно отреагировал на демарш французской стороны заместитель Мачеревича в министерстве обороны, 37-летний адвокат.

Шок и замешательство на международной арене неоднократно вызывал и сам министр Мачеревич. Вполне серьезно и таинственно он, например, заявил в Сейме о сенсации, полученной «из заслуживающих доверия источников», а именно о том, что Египет перепродал России купленные во Франции два корабля типа «Мистраль» (ранее заказанные Россией и построенные для нее) за символическую сумму в 1 доллар. «Разоблачение» Мачеревича официальный представитель российского военного ведомства генерал-майор Игорь Конашенков откровенно назвал «глупостью», вежливо добавив, что «экзальтированность польского министра обороны давно не является секретом даже в Польше».

На февральской конференции министров обороны стран НАТО в Брюсселе Мачеревич вдруг изумил ее участников очередной идеей: «Уже давно пора, чтобы НАТО включилось в выяснение причин смоленской катастрофы [в которой 10 апреля 2010 года погиб президент Польши Лех Качиньский вместе с сопровождающей его делегацией]. От генерала Скапаротти [американский генерал, главнокомадующий силами НАТО в Европе] я услышал декларацию о том, что это его обязанность». Как такая идея могла быть реализована на практике — десант войск НАТО под Смоленском и захват обломков разбившегося там Ту-154? Несколько дней спустя, после возвращения в Польшу министр представил совершенно иную версию: «Ни я об этом не просил, ни генерал Скапаротти не говорил о том, что НАТО обязалось расследовать тему Смоленска».

Для Мачеревича смоленская катастрофа с многолетними поисками «руки Москвы» в этой трагедии стала навязчивой идеей; он давно ввел в обиход формулировку «смоленское злодеяние». Последовательно и решительно в течение последних лет высказывался он о смоленской катастрофе в следующем духе: «Русские при одобрении правительства премьера Туска [тогдашний премьер-министр Польши, ныне председатель Евросовета] создали пирамиду обмана, сознательно разрушали и прятали обломки самолета, подделывали „черные ящики“, уничтожали другие доказательства. Как назвать ситуацию, когда погибает вся элита, когда народу отрубают голову?! Это объявление войны со стороны России, даже если очередная атака наступит через год, два, пять лет нужно отдавать себе отчет в том, что это объявление войны!».

Неудивительно, что при таких убеждениях подготовка к войне с Россией стала навязчивой идеей министра, а многие поляки начали всерьез называть его «министром войны с Россией». Но как готовить армию к войне, если вокруг — по представлениям министра — полно российских шпионов?! Если ее командование — это незаслуживающие доверия «динозавры прошлого», которые, если даже не учились в Москве, то заканчивали отечественные, но идеологически неправильные военные училища времен социалистической ПНР?! В этой ситуации даже глубокая чистка командного состава не поможет (в начале прошлого года в польской армии было 87 генералов и 1,5 тысячи полковников, с того времени в отставку отправлено 30 генералов и почти 250 полковников). Выход один: параллельно «старой» армии создать новую — построенную, прежде всего, на молодежи, на ее энтузиазме и ура-патриотизме. Так родилась концепция войск территориальной обороны.

Этой идеей Мачеревича заразил Ромуальд Шереметьев, в прошлом вице-министр обороны, а сейчас профессор Академии национальной обороны. Ее суть он выражает следующим образом: «Если в непостредственных боевых столкновениях для победы над противником необходимо трехкратное превосходство в технике и личном составе, то при нерегулярных действиях на одного партизана должно приходиться двадцать солдат противника. Если создать силы территориальной обороны в крупных городах, которые умело используют существующие здания, то противнику для победы нужно будет превосходство в 30−50 раз. Если в силы территориальной обороны мобилизировать сто тысяч поляков, то в случае агрессии противнику для покорения Польши нужно будет 10 млн солдат! Такая численность армии нереальна, поэтому система территориальной обороны — это самый лучший метод отпугивания потенциального агрессора!».

На такие фантазии оторванного от действительности 70-летнего доморощенного теоретика можно было бы отреагировать улыбкой или даже громким смехом, если бы польские власти не приняли решение о создании системы территориальной обороны именно в соответствии с такими идеями. Численность формирований в рамках этого нового рода войск составит 35 тысяч человек, а в случае войны возрастет до 50 тысяч (что составит половину численности кадровой армии Польши). В отличие от всех остальных родов войск, которые подчинены Генеральному командованию, подразделениями территориальной обороны командует сам министр («Командовать должны мы, военные; министр может только руководить, не командовать», — смеются генералы.).

«Партизаном ХХI века» может стать гражданское лицо, которому не придется расстаться со своей обыденной жизнью. Такой вояка на военных полигонах будет проводить всего лишь два дня в месяц; за такое обучение военному ремеслу и за «боевую готовность» получит 500 злотых в месяц (около 120 евро) — это идеальная возможность подработать для безработной «патриотической» молодежи.

Всего будет сформировано 17 бригад численностью по 1,5 — 2,5 тысячи человек (военнослужащими ведь их назвать нельзя) — в каждом из 16 воеводств (главная административная единица в Польше), а в столичном регионе их будет даже две. Первые три бригады уже формируются, их задача — прикрытие восточных рубежей страны (места их дислокации — это Белосток, Люблин и Жешув) от «российской агрессии».

«Министр войны с Россией» не воспринимает критику за то, что на место опытных генералов и офицеров приходит необстрелянная молодежь. «На освободившиеся должности были назначены люди, которые к этому не подготовлены. Полковник, который становится генералом, но не имеет опыта, даже в какой-то степени опасен для вооруженных сил, поскольку армия требует опыта», — отмечал на днях уволенный недавно в отставку трехзвездочный генерал Мирослав Ружаньский, генеральный командующий родами войск (это должность самого главного военного в Польше).

Однако министр ставит на молодежь. Его правой рукой в министерстве на должности уполномоченного по контактам с прессой стал уже «легендарный» в Польше 26-летний юноша, которому не удалось — несмотря на несколько попыток — закончить вуз и который до появления в министерстве работал в качестве… помощника аптекаря (ненатуральная слабость Мачеревича к обществу молодых мужчин — это в Польше уже не просто армейские сплетни за кружкой пива, а тема дискуссий посерьезнее).

Министр окружил молодого человека такой заботой и доверием, что он разъезжал по гарнизонам, проводил инспекции, принимал рапорты командиров перед торжественно построенными солдатами и похлопывал их по плечам, когда они обращались к нему «господин министр».

Дело дошло до того, что министр не находил времени для увольняемых генералов, а рапорты об их отставке передавал им через своего юного помощника.

«Армию разрывает болезнь, которая называется болезнью подданичества или какого-то презрения к самим себе», — комментировал представления с участием ассистента министра отставной генерал Вальдемар Скшипчак, бывший командующий сухопутными войсками, с иронией добавив, что помошник министра «в армии мог бы в лучшем случае на кухне работать, а не парады принимать». После этих слов генерал сам лишился работы в Военном институте техники вооружения, где подрабатывал на пенсии. «Пришло время пренебрежения мундиром», — горько подытожит весь этот трагифарс генерал.

Александр Шторм, EADaily