Самой большой угрозой для России является непредсказуемая «самостийность» её отложившихся исторических окраин

Гастарбайтеры

Проблемы в двусторонних отношениях России и Белоруссии влияют на участие Минска в интеграционных процессах, сказал глава белорусского правительства Андрей Кобяков на заседании Евразийского межправсовета. Также белорусский премьер выразил мнение, что настоящего прорыва в евразийской интеграции так и не произошло.

В данном контексте уместно вспомнить известную фразу Юлия Цезаря: «И ты Брут!». Постоянно растущая фронда со стороны самой братской республики – Белоруссии наиболее красноречиво иллюстрирует тот факт, что модель добровольной постсоветской интеграции в формате СНГ и даже ЕАЭС, окончательно зашла в тупик. Каждый тянет одеяло на себя, что в условиях полного отсутствия механизмов централизованного управления аморфным Содружеством, постоянно воспроизводит только ситуацию – кто в лес, кто по дрова. Не говоря уже о клиническом случае с Украиной, полный разрыв с которой вынуждает РФ в срочном порядке перестраивать на ходу экономику, даже отношения с Белоруссией в нынешнем формате настолько ненадежны, что Москве приходится и на этом направлении принимать экстренные меры. От перевода сборки стратегических ракетовозов из Минска в Брянск, до частичного восстановления пограничного режима на границе с РБ — членом Союзного государства, внезапно вздумавшим, сепаратно от РФ, открыть границы кому попало.

Отсутствие даже минимальной надежности в существующих механизмах интеграции фактически лишает их перспективы и создает эффект падающего домино, когда отсутствие доверия побуждает страны в режиме «действие-противодействие» все более отдаляться друг от друга. В последнее время в том же Минске уже практически не вспоминают о формате Союзного государства. А сегодня уже дошло и сомнений в евразийском сотрудничестве.

В общем — самое время признать очевидное и задуматься о дальнейших шагах. Попытки не замечать кризис нынешней модели интеграции, отделываясь очередными помпезными и, в то же время малополезными «саммитами», только усугубят ситуацию.

В этих условиях у нынешней РФ, как представляется, на выбор два пути. У каждого из которых достаточно много сторонников. Позиция первых проста, как валенок. Хватит за счет России кормить всех этих окраинных прилипал, которым только и надо, что поживиться за российский счет. Следует раз и навсегда отказаться от интеграционных иллюзий, закрыть границы и жить исключительно своим домом.

Вроде бы вполне разумный подход. Особенно на фоне той зыбкой безнадеги, в которую превратилась нынешняя псевдоинтеграция. Однако, давайте не будем спешить с выводами.

Во-первых, потому, что свято место пусто не бывает. И если Россия действительно решит наглухо самоизолироваться от ближайших соседей, то не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять –уже завтра на её месте будет кто-то другой. Запад, или Китай в данном случае без разницы. Главное, что не РФ. Даже в условиях существования интеграционных связей постсоветских стран, те же США вполне успешно окучивали некоторые из них, добиваясь там обустройства своих военных баз. Типичный случай – Киргизия с её авиабазой США в аэропорту Манас. Нетрудно себе представить каких масштабов эта чужеземная военно-политическая активность достигнет в этих республиках в том случае, если Россия откажется от близких отношений с ними.

Иначе говоря , враждебное военно-политическое окружение — это первое, что наверняка ожидает Россию в случае её перехода в режим самоизоляции.

Но и это еще даже не полбеды. При сохранении нынешнего постсоветского статус-кво, и, тем более — в случае отказа Москвы от интеграционных затей, окраинные республики будут оставаться в крайне тяжелом экономическом положении. Ведь, по большому счету, они могли относительно безбедно существовать только в формате большого всесоюзного рынка. И больше никому в мире они в этом смысле не нужны.

Хроническое отсутствие здорового экономического базиса будет порождать не менее хронические миграционные волны, направленные, прежде всего, на Россию. И не нужно строить иллюзий, что вдоль всех неохватных границах РФ можно будет построить столько высоченных заборов, что через них никакой мигрант не перепрыгнет. Еще как перепрыгнет, особенно с учетом того, что эти прыжки всячески поощряются туземными правительствами, которые крайне заинтересованы в избавлении от значительной части собственного населения, которое они прокормить не в силах.

Собственно говоря, именно эту ситуацию – тотальной экономической депрессии на окраинах и столь же тотальной миграции в РФ мы сегодня и наблюдаем.

В СССР такого никогда не было. Я живу достаточно долго, чтобы иметь возможность сравнивать. Та же Москва никогда в истории не была столь плотно заселена среднеазиатскими и закавказскими «гастарбайтерами», как сегодня. В семидесятые годы прошлого века все, кто приезжал в Москву, достаточно сносно говорили по-русски и в городе повсеместно звучала только русская речь. Сегодня же порой возникает ощущение, что русский здесь – язык нацменьшинства, настолько часто и плотно его перекрывают гортанные возгласы «новых русских» из ближнего зарубежья.

В СССР не было социально-экономической и политической почвы для такого «великого переселения народов». Политической – потому, что власть единого государства жестко контролировала миграционные потоки и могла их в любой момент остановить или перенаправить. А в социально-экономическом в таком переселении и вовсе не было смысла, потому что республики исправно выполняли свои задачи в рамках всесоюзного разделения труда, а их населению было чем заняться у себя дома. А это всяко лучше, чем мотаться по нынешним заграницам, часто оставив дома собственных детей, чтобы мести мусор у московских подъездов.

Таким образом, те «российские патриоты», которые видят в нынешнем «нашествии мигрантов» именно результат интеграционных процессов в странах СНГ и на этом основании требуют «закрытия дверей», очень сильно заблуждаются. Потому что нет таких дверей, к которым нельзя подобрать ключик. А желающих пройти в эти двери будет тем больше, чем хуже будут идти экономические дела на постсоветских окраинах. А они будут идти тем хуже, чем дальше от них будет Россия.

Мораль всего этого довольно проста. У нынешней РФ практически нет иного выбора, кроме как возвращать свои исторические территории, включать их в свою экономику на правах специализированных составных частей, как это было в Советском Союзе. Возвращать, естественно, не силовыми методами, а на основе взаимного согласия и безвыходного положения партнеров. И на этой основе – административными и экономическими методами закреплять тамошнее население на местах постоянного обитания. Абсолютно убежден – как только перед этими окраинами забрезжит хоть какая-то экономическая перспектива, начнется массовый отток нынешних «гастарбайтеров» на собственную территорию. Потому что все мы люди и нет ничего хуже для нормального человека, чем околачиваться неприкаянной тенью у порога чужого дома.

Ну, а если кому то нравится нынешняя ситуация, при которой русская речь в Москве скоро станет иностранной – добро пожаловать в полную изоляцию и заборостроительство. Никому в мире это еще не помогло и РФ исключением не будет.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов