Резкое обострение военно-политической ситуации на Корейском полуострове может иметь непосредственное отношение к попыткам США «остановить» Китай

Геополитика конфуцианского стиля

Лидер КНДР Ким Чен Ын, руководивший накануне ракетными испытаниями по нанесению ударов по военным базам США в Японии, приказал стратегическим силам Северной Кореи быть готовыми к военным действиям в любой момент. Наблюдавший за учениями «любимый руководитель» приказал стратегическим силам поддерживать высокий уровень готовности, занять позиции и нанести удары по врагу, как только поступит приказ «центра партии», передает Центральное телеграфное агентство Кореи (ЦТАК)

Нетрудно заметить, что пиковые периоды противостояния между КНДР и США обычно приходятся на моменты очередного обострения американо-китайских отношений. В частности нынешний, особенно острый этап конфронтации, начался после того, как Дональд Трамп заявил о своей новой политике «глобального сдерживания» Китая.

Кроме того, вполне очевидным является тот факт, что поразительные успехи КНДР в области создания все более совершенных образцов ракетно-ядерных вооружений имеют место параллельно с бурным развитием китайских оборонных стратегических программ. Что делает небеспочвенным вывод о том, что Пекин и Пхеньян активно, хотя и негласно, сотрудничают в плане передачи военных технологий. При всем уважении к научно-техническому потенциалу Северной Кореи и решающей роли её «любимого руководителя» в этих феноменальных успехах, крайне трудно поверить в полную самостоятельность этого наглухо изолированного государства в создании ракетно-ядерного щита, который чуть ли не ежегодно обзаводится все более устрашающими новинками.

Северная Корея за беспрецедентно короткое время прошла путь от допотопных ракет образца 50-х гг. прошлого века до разработки подводного ракетного оружия и полноценных межконтинентальных носителей с ядерным зарядом. И этому может быть только одно объяснение – братская помощь от той страны, которая соответствующими технологиями уже обладает и может легко компенсировать северокорейцам их технологическое отставание.

2015. Испытательные пуски новой модели БРСД (Хвасон-7»)
2015. Испытательные пуски новой модели БРСД (Хвасон-7»)
2016 г. Глава КНДР осматривает макет ядерного заряда для головной части баллистической ракеты
2016 г. Глава КНДР осматривает макет ядерного заряда для головной части баллистической ракеты
2016 г. Испытание баллистической ракеты подводного старта
2016 г. Испытание баллистической ракеты подводного старта
Февраль 2017 г. Испытания новейшей мобильной БРСД «Пукынсон-2» с дальностью от 1250 до 2000 км.
Февраль 2017 г. Испытания новейшей мобильной БРСД «Пукынсон-2» с дальностью от 1250 до 2000 км.

Таким образом, сама КНДР, вполне вероятно получающая от Китая весьма основательную, хотя и не всегда афишируемую военно-технологическую поддержку, выступает в роли государства-клиента КНР, внешняя политика которого формируется с обязательным учетом интересов китайской стороны. В данном случае попытки новой американской администрации «остановить Китай» имеют своим логическим следствием дальнейшее обострение военно-политической обстановки на Корейском полуострове. Вашингтону, таким образом, дают понять, что если он будет упорствовать в своем антикитайском выборе, то ему придется столкнуться с весьма серьезными неприятностями в Азиатско-тихоокеанском регионе, к которым он сейчас вряд ли готов. К тому же сам Китай, вполне в духе конфуцианской стратегии непрямых действий, прямого отношения к такому развитию ситуации иметь не будет, поскольку непосредственным участником возможного военного конфликта будет не он, а «страна-прокладка» – КНДР.

Любопытно, что это уже не первый случай делегирования великой державой своих ракетно-ядерных «полномочий» удобной стране. Точно также поступили в свое время сами США, основательно приложившие руку к оснащению Израиля оружием массового поражения и средствами его доставки. Китайцы, судя по всему, решили, что они в этом смысле ничем не хуже американцев. Тем более, что свой аналог «Израиля» у них тоже имеется.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов