Террористы ИГИЛ начали угрожать Китаю

Группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГ*) впервые в своей истории выступила против Китая. В ролике, смонтированном экстремистами, портрет председателя КНР Си Цзиньпина превращается в поток пламени, а Поднебесной угрожают пролитием «рек крови». ИГ* выступает в поддержку уйгурских сепаратистов, которые в составе от 100 до 300 человек отправились на войну в Ирак и Сирию.

Нельзя исключать, что демарш исламистов послужит международной разрядке, предоставив повод к сближению между США Дональда Трампа и китайскими властями ради общей борьбы с исламистской угрозой.

Напряженные отношения между Пекином и исламистами часто ускользают от внимания прессы. Вместе с тем уже на протяжении двух десятилетий Китай заявляет, что подвергается нападениям террористов — и сетует, что его усилия по борьбе с радикально настроенными мусульманами недооцениваются. Очагом столкновений между коммунистической моделью и исламским образом жизни стал Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР. Пекин настаивает на том, чтобы его жители придерживались правил светского общежития в строгом смысле этого слова: не отмечали публично религиозные праздники, продавали алкоголь и табак в магазинах. И утверждает, что сепаратистские группировки уйгуров поддерживают связи с «Аль-Каидой».

Утверждения китайских властей часто ставились под сомнения американскими аналитиками. Однако в 2016 году о приблизительно ста уйгурских боевиках ИГ* сообщил в своем исследовании «Что файлы ИГ* говорят о его бойцах» известный исследователь Нэйт Розенблатт. В Пекине настаивают, что китайских подданных в Сирии как минимум втрое больше. Новое видео исламистов подтверждает эту информацию: на нем показаны исламисты-уйгуры, тренирующиеся как у себя дома, так и в Сирии и готовящиеся атаковать Китай.

Угрозы исламистов подоспели на удивление вовремя. После серии недружественных выпадов по отношению к Китаю в Вашингтоне подтвердили намерение укреплять двусторонние связи. Общей политической повестки у КНР и США исключительно мало, но противостояние международному терроризму признается ценностью обеими сторонами.

Притом что послание, направленное ИГ* властям Китая, — первое содержащее угрозы в их адрес, уйгуры в роликах группировки мелькали и ранее. Еще в 2015-м исламисты выпустили видео «самый старый боец», на котором запечатлен 80-летний уйгур, готовый воевать за радикальное прочтение Корана. Тогда же ИГ* выпустило обращение на уйгурском языке с призывом к мусульманам Китая отправляться на войну в Сирию. Однако нынешний ролик к пропаганде среди подданных КНР отношения, похоже, не имеет. Дело здесь в том, что говорят на видео не на уйгурском, а на арабском языке.

Адресатом подобного послания могут быть только китайские власти, которым предстоит оценить выспренный слог исламистов: «О вы, китайцы, которые не понимают, что люди им говорят. Мы — солдаты Халифата, и мы придем к вам. Мы объясним вам на языке оружия. Мы прольем реки крови, мстя за угнетенных». По косвенным признакам можно сделать вывод, что в Пекине не придали большого значения этому обращению. В ответ на вопрос корреспондента Reuters официальный представитель МИД КНР заявил, что ничего не знает о ролике и может лишь ответить, что осуждает терроризм.

Пришедший неожиданно выпад исламистов по отношению к одному из самых дальних своих врагов, непосредственно не действующему на Ближнем Востоке, пришелся на тот момент, когда позиции группировки явно не выдерживают испытания на прочность. Первого марта самопровозглашенный халиф Ибрагим I (известный как Абу Бакр Аль-Багдади, по паспорту — Ибрагим Аль-Бадри) объявил, что его единомышленникам остается только «бежать и скрываться». Одновременно с этим турецким войскам удалось взять город Эль-Баб, а сирийским при помощи российской авиации — вернуть себе Пальмиру. Для чего коллапсирующему ИГ* понадобилось угрожать Китаю, остается неясным. Но очевидно одно: исламисты снова смогли напомнить о себе.

 

*Данная организация признана Верховным судом РФ экстремистской, её деятельность на территории России запрещена.

Источник