И, хоть многие уже прониклись скептицизмом, но я продолжаю в вас верить. Сэмэн, Сэмэн, наш человек! Если он не сможет, то никто не сможет!

«Путинский шпигун» Найем настолько ненавидит украинцев что даже новый майдан начал в день казни «святого героя Украины Майдана» г-на Шухевича
«Путинский шпигун» Найем настолько ненавидит украинцев что даже новый майдан начал в день казни «святого героя Украины Майдана» г-на Шухевича

Ну что, скакуны и гиднюки, великий подстрекатель Найем возвестил о начале нового майдана. Все формальности соблюдены, кастрюли надеты, зонтики и хорошее настроение заготовлены – так что вперёд!

 

Сэмэн Сэмэнченко, услышав брачный призыв пуштуна, уже бросил родную баррикаду и на крыльях любви понёсся в Киев. Туда же, движимые ломкой по майданному чайку, потянулись и остальные – Бледный Вошьдь Билецкий и прочие, кого жадность Поросёнка отодвинула от корыта.

Тут камрады спорят, как будет называться новая революция – прошлые были «помаранчевая» и «гиднюковая». Я предлагаю назвать новую в честь её формального повода – революцией насирков.

Все же понимают, что суд над Насировым – это только повод. На самом деле кастрюлек на новый майдан выводит неумолимость диалектики материализма. Кушать хочется, а Поросёнок не делится. Да и как делиться, если «всех много, а всего мало» (и с каждым днём становится всё меньше)? Тут даже своим не хватает.

До сих пор майданить получалось плохо. Вяло, без огонька. Но сегодня уже сам пуштун включился, поэтому отступать нельзя – позади Моссад. Решается, твари вы дрожащие, или право имеете.

Вы же знаете, что нужно делать: жечь покрышки, метать коктейли Молотова (если они полетят в полициянтов, которые раньше сами их метали – это просто карма какая-то). Не мне вас учить.

Приурочьте падение режима Порошенко к другой праздничной дате – дню смерти Шухевича. Следуйте за лидером! Как говорится, «два в одном».

Потому что если вы и теперь не свергнете бухого Порося, который уже вывез вещи в Испанию, то вы не революционеры, а жалкое посмешище, которым без гамэрыканських печенек не майданится. И не слава хероям тогда, а ганьба.

И, хоть многие уже прониклись скептицизмом, но я продолжаю в вас верить. Сэмэн, Сэмэн, наш человек! Если он не сможет, то никто не сможет!

Смерть нации! Слава ворогам!

Александр Роджерс, «Журналистская правда»