Даже официозные украинские социологи в упор не видят на Украине полноценной представительной власти

error_404

Известный в прошлом российский политик, один из ближайших сподвижников Бориса Ельцина, Сергей Станкевич весьма любопытным образом охарактеризовал расстановку политических сил на Украине:

На Украине сложилось три неформальных группировки: партия войны, партия стены и партия резины. Партия войны – Андрей Билецкий, Игорь Мосейчук, «Правый сектор» (структура запрещена в РФ – ред. ) и национал-радикалы. Партия стены – это вся «Сампопомощь», ее позицию формулирует вице-спикер Верховной рады Оксана Сыроед и примкнувшие к ней Семенченко с Парасюком. Первая партия хочет ввести военное положение, довооружиться и смести мятежные донбасские анклавы мгновенным ударом в «хорватском» стиле. Партия стены хочет изолировать «оккупированные территории», заморозить конфликт и строить милитаристское государство на подконтрольной части Украины. Партия резины по главе с Петром Порошенко хотела бы бесконечно затягивать ситуацию, получая помощь в качестве жертвы агрессии и продлевая антироссийские санкции», – сказал политолог…

Как известно, помимо указанной Станкевичем далеко не святой троицы, в этой стране, из относительно заметных политических сил, существует еще, разве что, Оппозиционный блок.

А теперь зададимся вопросом – в какой степени указанная выше партийно-политическая палитра исчерпывает запросы украинского избирателя? Вопрос отнюдь не праздный, но ключевой. Потому что если данная «палитра» эти запросы не исчерпывает, то становится непонятно — о какой вообще демократии, даже чисто формальной, может идти речь применительно к Украине?

А это достаточно важно с учетом того, что киевские власти регулярно бьют себя в грудь, похваляясь «демократическими преобразованиями», а госдеп США еще совсем недавно столь исправно тыкал в нос России этими «реформами», укоряя её за «упорное нежелание считаться с демократическим выбором украинского народа».

Ну что же! Давайте посмотрим, как выглядит этот «демократический выбор» на самом деле и каково реальное качество хваленой украинской демократии. Для чистоты эксперимента не станем использовать для этого «антиукраинские измышления» пресловутой «кремлевской пропаганды» и ограничимся только сугубо правоверными киевскими источниками.

Так вот, согласно этим источникам, получается, что четыре нынешние парламентские партии (блоки) Украины, которые можно уверенно сопричислить к правящим (Батькивщина, Блок Порошенко вместе с НФ Яценюка, Радикальная партия Ляшко и львовская Самопомощь), все вместе в общей сложности набирают примерно 25 -27% голосов избирателей. Для полноты картины можно добавить еще оппозицию – около 7%.

Таким образом, на круг, по результатам самых свежих на сегодня киевских соцопросов, получается, что в «верховной раде» Украины заседают политики, которые в общей сложности представляют интересы от силы одной трети полноправных украинских граждан! То есть остальные две трети, что составляет примерно 65% избирателей — подавляющее большинство политически активного населения страны, в этом якобы демократическом парламенте вообще никак не представлено!

Да, конечно, в любой, даже самой безупречной демократии, не все избиратели ходят на выборы. Но те, кто все-таки туда ходит, голосуют куда более определенно. И приводят к власти партии, которые опираются на действительно массовую поддержку, выраженную в предельно убедительных процентах голосов.

На Украине же даже самые упитанные в электоральном смысле парламентские «караси» выглядят жалкими дистрофиками, по факту не имеющими той поддержки, которая дает мало-мальски законное право на управление страной. В чем же здесь «собака порылась»?

Ответ достаточно очевиден и, по сути, лежит на поверхности. Так называемая «украинская демократия» не дает избирателю полного набора возможностей, который был бы способен хотя бы в минимальной степени соответствовать его реальным предпочтениям. То есть, не является демократией, как таковой. После так называемого «евромайдана» украинское политическое поле было напрочь зачищено от любых организаций, которые изначально не приняли государственный переворот февраля 2014 года. В том числе и от двух правящих на тот момент парламентских партий – Партии регионов и Компартии Украины! На их месте образовалась зияющая дыра, заполнить которую, ввиду практически полного разгона ставшей внесистемной в постпереворотных условиях оппозиции, для нынешнего режима оказалось делом невозможным. Особенно после кровавых расправ над населением юго-востока Украины в мае-июне 2014, которые, фактически, доказали многим миллионам людей, что их мнение приниматься в расчет киевскими узурпаторами не будет.

Вот и получилась на Украине такая себе «демократия для своих». А чужие здесь не ходят! И тот факт, что чужими на этом празднике жизни оказались целых две трети собственного народа, в Киеве никогда и никого особо не волновал. Сказал госдеп, что на Украине победила демократия, значит — так оно и есть!

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов