Людмила Бабуцкая – мать-героиня. Это не фигура речи, а почётное звание, которым награждена Людмила, мать семерых детей. Задолго до начала войны в Донбассе это звание присвоил женщине тогда ещё президент Украины Виктор Янукович. Кажется, что всё это было в прошлой жизни. А в этой – Януковича уже нет, Украина медленно, но верно, разваливается, параллельно убивая и калеча детей, чьей матери когда-то от имени этой страны было присвоено почётное государственное звание.

Людмила Бабуцкая

Людмила Бабуцкая родилась и выросла в горловском посёлке Зайцево. Её родители всю жизнь проработали на железной дороге. Родили и воспитали четверых детей, среди которых Людмила – самая младшая. Поэтому, когда юной Люде самой пришло время заводить семью, она не сомневалась – у неё тоже будет много детей. Муж желание Людмилы одобрил. С течением времени в семье появилось семь детей. Жили небогато, но и не бедствовали. Людмила работала водителем троллейбуса в Горловке, муж трудился на частной мебельной фабрике. Имел по-настоящему золотые руки, делал очень красивые деревянные беседки, заказами на которые всегда был обеспечен. Дети учились в школе, занимались танцами. По вечерам семья всегда собиралась вместе за большим деревянным столом, делились тем, как прошёл день, радовались успехам и утешали тех, чей день не сложился. Пили чай и были счастливы.

Первая беда в семью Людмилы пришла незадолго до войны. Жарким летним днём муж пошёл искупаться на ставок. И не вернулся – в воде случился сердечный приступ, мужчина утонул. Пережить страшное горе Людмиле помогли дети, утешали маму, как могли: помогали по дому и огороду, радовали оценками в школе и успехами в танцах, и просто всегда были рядом.

А потом грянул роковой 2014-й, который навсегда изменил судьбы миллионов донбассовцев. Горловка одной их первых городов в донецкой агломерации приняла на себя удар украинской армии. А посёлок Зайцево превратился в передовую театра военных действий. Более полугода Людмила с детьми прожила в погребе. Тесно, душно, страшно, но – относительно безопасно. Света и воды не было. Готовили на костре прямо во дворе дома. «Все кастрюли до сих пор от костра чёрные, — говорит Людмила. – До сих пор их отмыть не могу». Все магазины в посёлке закрылись, с перебоями работала только одна пекарня, да и то – до той поры, пока в неё не угодил украинский снаряд. Есть было нечего, купить еду негде. Из-за постоянных обстрелов носа на улицу высунуть было нельзя, а потому о поездках в город за продуктами не было и речи. Но люди выжили. Помогали друг другу. Собирались всей улицей и делились, чем было возможно. Кто-то нёс на общий стол картошку с огорода и зелень, кто-то соленья-варенья, у кого-то были крупы, у кого-то припасен чай, а у кого-то была тогда ещё жива корова, благодаря ей все жители улицы были обеспечены молоком и творогом. Вот так и выжили в то страшное время. Сейчас с продуктами полегче, есть возможность выезжать в город. Но стреляют всё также.

«Каждый божий день долбят и долбят, долбят и долбят, — говорит Людмила. – Иногда без перерыва сутками напролёт. Иногда притихают, но совсем ненадолго». Обстрелы семья пережидает лёжа на полу. Ложатся в коридоре, где нет окон. «Как начинают долбить особо сильно, я детям командую: «На пол!», а сама выхожу на улицу осматриваюсь, прислушиваюсь, откуда летит, что. То с Новолуганки стреляют, то с Дзержинска, то откуда-то по прямой. Всегда под рукой тревожный чемоданчик с документами, деньгами и лекарствами – рассказывает женщина. – А в подвал теперь стараемся не спускаться. Боюсь, что ежели что, крыша упадёт и в подвале нас придавит. И откопать будет некому. Поэтому просто лежим на полу».

После смерти отца в семье за главного мужчину стал старший сын Людмилы Сергей. К моменту начала войны парню было 19 лет. Он учился в 109-м горловском училище, осваивал специальности электрослесаря и машиниста электровоза. С первых дней войны Серёжа хотел идти на фронт, оборонять Родину и защищать большую семью. Но Людмила тогда была против этого решения, уж слишком молод, по её мнению, был сын. В 2014-м ещё удержала, а в 2015-м уже не смогла. Серёжа рвался воевать. В возрасте 20 лет, он ушёл на фронт. Училище оканчивал параллельно с боями, успевал и родную землю защищать и образование получать.

Первое серьёзное боевое ранение Сергей получил 10 марта 2016-го. Снаряд разорвался совсем рядом с ним. Осколками была посечена правая часть тела – от предплечья до стопы. Благодаря отличному лечению в военном госпитале и уходу, Сергей довольно быстро выкарабкался. Людмила до сих пор с теплотой и благодарностью вспоминает врачей госпиталя – их внимание, заботу и огромный профессионализм. Серёжу выписали. Не заходя домой, из госпиталя он прямиком направился на позиции. Долго хромал, долечивался уже на службе.

Почти год спустя, 23 февраля 2017-го, в День защитника Отечества, Сергей получил второе ранение. Людмила, рассказывая об этом дне, начинает горько плакать.

«С утра мне позвонила соседка и говорит: «Люда, скорая помощь только что проехала в сторону позиций». Я сразу же бросилась звонить Серёженьке – «абонент недоступен». Подумала, что, наверное он спит, время-то раннее ещё. Чуть позже позвонила его сослуживцу, спросила у него, как дела. Он ответил, что всё хорошо. Я поздравила их всех с праздником, долго поздравляла, желала всего-всего самого наилучшего. А потом, через несколько часов, мне этот сослуживец Серёжин перезвонил и сказал, что утром не смог мне сразу всё рассказать, просто язык не повернулся, особенно, когда я стала поздравлять всех. А на самом деле Серёжа ранен, тяжело, прямое попадание снаряда прямо на позицию, его увезли в больницу. У меня всё перед глазами поплыло, уже не помню, как я до этой больницы добежала. Прибежала, мне на входе говорят – да, есть такой, без сознания, в реанимации».

Сергей получил множественные тяжелейшие ранения, осколки в руке, бедре, паху и, что самое страшное, в голове. Парень находится без сознания. Доктора Людмилу не обнадёживают, ранения крайне серьёзные. Впереди – консилиумы врачей, несколько операций, и длительное многомесячное лечение. Все расходы на лечение берёт на себя Республика. Мать ни на шаг не отходит от сына. Почти круглые сутки она рядом с ним. Только раз в день ездит домой, проведать младших детей, и снова бежит к Сергею. Дети – опора Людмилы. Они поддерживают её изо всех сил, старшие ухаживают за младшими, готовят еду и делают уборку дома, стараются хорошо учиться, чтобы не расстраивать маму. Вся большая дружная семья изо всех сил борется за жизнь своего старшего брата и сына. Они верят, что Серёжа обязательно выкарабкается, ведь выкарабкался же он после первого ранения? А ведь тогда тоже всё было серьёзно.

Людмила молит Бога, чтобы он помог её сыну встать на ноги. И делает всё возможное и невозможное, чтобы Серёжа снова был здоров. Она верит, что всё будет хорошо. И не секунды не жалеет о том, что не отговорила сына от службы в армии – он мужчина, он защитник, он герой. Он выполнял свой долг.

А ещё Людмила Бабуцкая мечтает о том, чтобы эта безумная война, развязанная Украиной, прекратилась. Чтобы все сыновья вернулись к матерям, мужья к жёнам, отцы к детям. Чтобы на земле Донбасса наступил такой долгожданный мир.

Лиза Резникова, ИА «Антифашист»

Метки по теме: ; ; ;