Почему нынешний семнадцатый год не должен стать повторением предыдущего

Эволюция, а не революция

Элита всегда реакционна именно потому, что она элита. Люди, получившие от существующего порядка максимальную выгоду, естественным образом не заинтересованы в том, чтобы его менять. От добра добро не ищут. В то же время элита самая влиятельная часть общества, под контролем которой находятся все его ключевые структуры – от госаппарата и экономики, до культуры и СМИ. И понятно, что с помощью этих инструментов она готова подавлять, в том числе и силовым путем, любые попытки изменить ситуацию не в свою пользу.

Таким образом, возникает нечто похожее на замкнутый круг, который вроде бы полностью исключает законные, ненасильственные способы отстранения элиты, либо ограничения её власти, даже когда остальные слои общества в этом крайне заинтересованы.

Такая заинтересованность возникает по двоякой причине. Либо ввиду объективного дефицита ресурсов и нежелания элиты делиться с обществом даже малой их частью. Либо вследствии патологической дурости и жадности элитариев, которые, в силу естественного вырождения, просто не способны достаточно гибко распределять имеющиеся вполне достаточные ресурсы.

Применительно к постсоветскому пространству, наблюдается сочетание первого и второго факторов. Нынешние элиты в своей основной массе – фактическое, в том числе и генетическое продолжение партноменклатуры советского периода.  Даже пофамильное тождество во многих случаях тому подтверждение. Смена политических лозунгов не имеет в этом смысле никакого значения.

То есть, перед нами, с одной стороны,  продукт вырождения, как неизбежное следствие замкнутого элитного воспроизводства. С другой — налицо естественная и растущая ограниченность ресурсов,  что связано с внеэкономическим, паразитарным характером типовых постсоветских режимов, способных только потреблять и переваривать .

Соответственно, степень конфликтности в таких обществах объективно стремится к нарастанию.

Выходов из ситуации реально два. А конструктивных — только один. Деструктивный выход  это насильственные, революционные действия снизу. Формат хорошо известный и предельно катастрофический для страны и её населения. Связанный с колоссальными жертвами, неизбежными при хаотическом развитии событий. А другим оно быть не может, вследствие естественного отсутствия в низах достаточно мощной координирующей и централизующей  силы. Классический случай такого рода – гражданская война в России в начале 20 века. Степень приемлемости такого варианта, особенно для рядовых граждан, ниже нуля.  Потому что именно они станут главными и едиственными жертвами крушения государства, тогда как нынешняя космополитическая элита благополучно откочует в очередной Париж.

Конструктивным выходом из неизбежного противостояния агрессивно-тупых элитариев и остального общества может быть только «революция» сверху. Со стороны облеченного достаточной властью, государственной мудростью и доверием большинства народа высшего руководителя. И направленная на устранение из «кровеносной системы» общества жизненно опасного  тромба в виде гребущей все под себя, социально деструктивной элиты.

Не в каждом государстве такое возможно. Тем более — в относительно бесконфликтном и бескровном варианте. Например, в нынешних США, где задача преодоления сопротивления переменам со стороны традиционной элиты вышла сегодня на первый план, состояние общества таково, что авторитета  и власти нового президента-реформатора может фатально не хватить, для хотя бы относительно безболезненного разблокирования нынешней тупиковой ситуации.

В РФ ситуация качественно иная. Степень влияния и способность Президента России Владимира Путина  осуществлять контролируемый процесс перемен, вполне революционных по своему содержанию, хотя и эволюционных по форме, близка к максимуму возможного. Фактически он находится в таком положении, которое обеспечиваает успех и достаточную поддержку в обществе любых его конструктивных действий, основной смысл которых людям вполне очевиден.

По сути – это исторический шанс России, повторения которого, в случае пропуска нынешнего, придется возможно ждать долгие годы, если он вообще когда-нибудь появится. То есть ситуация  уникальная, требующая к себе соответствующего отношения.

Можно, конечно, поступить по простому — уподобиться страусу и сделать вид, что «всё хорошо прекрасная маркиза». Многие. кстати. так и настроены. Но печаль в том, что головой в песке историю не обманешь. И её жареный петух все равно клюнет в выставленный наружу страусиный зад. Но сделает это куда больнее.

Мудрость Путина заключается в том, что он не склонен полагаться на доморощенных страусов, которые готовы бездумно тянуть резину до последней возможности. Он достаточно  дальновиден, чтобы не дожидаться той критической точки, когда количество всевозможного дерьма неизбежно и стихийно перейдет в мерзкое качество переполнившейся выгребной ямы.  Поэтому он в спокойном режиме, не нарушая общей стабильности и, по возможности, не перегибая палку, стремится откачивать эти самые нечистоты и вывозить их в безопасное место.

Практически все формы такой деятельности национального лидера направлены именно на санацию элиты. Регулярные аресты и посадки коррупционеров создают в её среде крайне нервный психологический фон,  явно не способствующий процветанию масштабного воровства. Поддержанию госаппарата в необходимом тонусе помогают и постоянные ротации руководящего состава на ключевых позициях. Фактически, это реализация  весьма революционного принципа времен Мао Цзедуна о недопустимости длительного отрыва от народа за счет постоянного пребывания на командных постах.

Даже сохранение в государстве в опредленной мере «отвязанной»  прессы, имеющей возможность «кусать»  элитариев, служит все той же конструктивной цели – чтобы руководящие «караси» не слишком крепко дремали.

Но все это конечно не главное. Фундаментальный метод путинской революции сверху заключается в сохранении – под любым видом и в любой, порой весьма завуалированной форме, жесткого государственного контроля над основной частью производительной и ресурсной экономики. Сверхмощные экономические рычаги в руках государства, недопущение их полного перехода в частные руки, является главным условием удержания элиты в контролируемом и управляемом состоянии. Особую роль в этом аспекте играет разумеется военно-промышленный комплекс, целиком замкнутый на фигуру самого Президента и его ближайших помощников.

При этом, формируемые в рамках государственного сектора  многочисленные,  по факту – многомиллионные проиводственные коллективы, являются несокрушимой базой массовой поддержки такого президентского курса. Допусти Путин, в своё время, окончательное сползание страны к примитивной сырьевой экономике и переход практически всего населения на положение фактически бесправных рабов компрадорского капитала, он никогда бы не имел такой массовой  поддержки населения и не смог бы даже в минимальной степени влиять на полностью отвязанную, своекорыстную элиту. К этому всё шло в 90-х годах, но этот процесс был остановлен и обращен вспять.

И сегодня – это вполне очевидно, олигархического произвола, типа рецидивов «семибанкирщины» и тому подобного беспредела «денежных мешков» в России уже не наблюдается. А так называемые «российские олигархи» сегодня, как правило, знают своё  место в общем строю, строят с разрешения Кремля новые мосты и стадионы. И даже понимают высшую мудрость Путина, который укрепляя могущество России, защищает, в том числе, их экономические интересы.  Делает их более уверенными и эффективными на мировом рвынке.

Можно согласиться с тем, что такой метод «ползучей революции», применяемый высшей российской  властью не всегда достаточно эффективен. И уж точно почти никогда не дает быстрого и однозначного результата, что вызывает понятное неудовольствие и даже раздражение в обществе. Но что поделаешь – жизнь это не мультик на канале «Дисней». И вообще — скоро только кошки родятся.

И еще — всегда стоит помнить о том, какова реальная альтернатива этой планомерной неспешности. А она такова, что лучше нам всем не испытывать собственную судьбу в очередной раз. Наши предки нахлебались этого кровавого месива по самое немогу. На Украине ведь тоже многие думали, что безобидными скачками на майдане всё и закончится. А там всё только начинается. Потому что управление ситуацией уже потеряно и всё идет вразнос – по самому скверному варианту.

Увы, но вывод из нашей общей истории и современности напрашивается сам собой.  Хуже даже самой плохой государственной власти может быть только её полное отсутствие. А коль скоро в РФ эта власть есть и, к тому же, далеко не самая плохая, то вряд ли стоит требовать от неё невозможного по принципу –«здесь и сейчас», или  «вынь да положь». Во всяком случае, требовать больше того, что считает необходимым и возможным сам Путин. Ему, действительно, виднее. И дай Бог, чтобы период путинской государственной мудрости не закончился вместе с уходом самого Путина. Для чего своего преемника он должен выбрать своевременно и ,  прежде всего,  лично сам. Потому что, если это дело доверить так называемому «демократическому процессу», то наверх сами знаете, что выплывет. То, что выплыло еще в прошлый раз – при развале СССР и до сих пор никак не утонет.

Юрий Селиванов, специально для News Front
Юрий Селиванов

Метки по теме: ; ; ; ; ;