В ночь с четверга на пятницу сотрудники Национального антикоррупционного бюро Украины в киевском элитном медицинском комплексе «Феофания» арестовали главу Государственной фискальной службы страны Романа Насирова. А утром в пятницу глава самопровозглашенной ДНР Александр Захарченко заявил, что Донбасс начинает торговую блокаду Украины.

События эти очень разнородны, но президент Петр Порошенко повел себя одинаково — занял выжидательную позицию. И это приведет его к краху.

Петр Порошенко

Кто такой Насиров

Роман Насиров стал главой Государственной фискальной службы (ГФС) Украины после того, как некоторое время был членом фракции «Блока Петра Порошенко» в Верховной раде. Назначение и последующая деятельность на этой должности «человека президента» сопровождались несколькими скандалами, связанными с его незадекларированной недвижимостью в Лондоне.

В феврале нынешнего года министр финансов Украины Александр Данилюк обратился в НАБУ — Национальное антикоррупционное бюро Украины и САП — Специализированную антикоррупционную прокуратуру. Данилюк попросил выяснить, откуда у его подчиненного — главы ГФС Романа Насирова — нашлись средства на поездку на инаугурацию президента Дональда Трампа в Вашингтон. По словам министра финансов, поездка и участие в церемонии обошлись Насирову в 250 тысяч долларов.

Насиров отшутился: мол, на инаугурацию поехал как давний поклонник Дональда Трампа, а денег не платил, так как участвовал в мероприятии по приглашению американской стороны. И поэтому вообще не в курсе, сколько там чего стоит.

«Похоронное бюро» для Порошенко

Депутат Верховной рады Украины и предприниматель, неофициальный «газовый король» страны Александр Онищенко попал в парламент страны в ноябре 2014 года, как он рассказывал об этом два года спустя после бегства за границу, с помощью президента Петра Порошенко. Это обошлось Онищенко, по его собственным признаниям, в шесть миллионов долларов наличных, которые он передал Порошенко через его доверенное лицо.

Став депутатом, Онищенко выполнял специфические задачи, которые ему ставил лично Порошенко: подкупал депутатов при проталкивании через Верховную раду законопроектов, выгодных президенту, а еще платил за назначение через парламент на ответственные должности людей из близкого окружения президента.

Все свои переговоры с Порошенко и его представителями в администрации президента депутат Онищенко фиксировал и тайно записывал на диктофон и поэтому свои обвинения, как он утверждает, может подкрепить соответствующими документами и аудиозаписями.

За свою специфическую роль в парламенте Онищенко получил право покупать на внутреннем рынке Украины газ по госцене, а продавать по коммерческой — втрое выше. А еще через Насирова он получил отсрочку на выплату налогов: просто не платил их.

Эта банальная преступная схема могла бы и дальше тайно действовать, но весной 2016 года кому-то из ближайшего окружения Порошенко приглянулся хорошо налаженный криминальный бизнес Онищенко. Почувствовав, что пахнет жаренным, Александр Онищенко сбежал за границу, откуда стал грозить президенту Украины разоблачениями. «У меня на Порошенко есть похоронное бюро», — заявил беглый депутат одному их посланцев главы государства, имея в виду документально зафиксированный компромат.

Арест под капельницей

Опубликованные на Западе и в некоторых украинских изданиях откровения Онищенко вызвали эффект разорвавшейся бомбы. Ведь далеко не все депутаты Верховной рады коррумпированы. Поэтому в парламенте было вынесено постановление о проведении тщательного расследования не только коррупции в самом законодательном органе, но и «схем Онищенко», благодаря которым он зарабатывал.

Заниматься всем этим парламентарии поручили независимому Национальному антикоррупционному бюро Украины (НАБУ). Правоохранители, не зависимые ни от администрации президента, ни от Службы безопасности Украины, ни от генпрокурора, выяснили, что миллионы Онищенко заработаны в том числе и на налоговых послаблениях, которые «газовый король» получал с помощью главы ГФС Насирова.

Конечно, Насиров о возбуждении против него дела знал. И ждал, когда же в это расследование вмешается президент. Ведь, скорее всего, именно от него он и получал указания о послаблениях для Онищенко. Но не дождался — и 2 марта отправился в «Феофанию» на лечение. А заодно посадил у дверей своей палаты адвокатов.

Пришедшие к Насирову с ордером об аресте детективы НАБУ тоже оказались людьми подготовленными. На этот арест пригласили украинских журналистов, которые зафиксировали, как еще вчера полный жизни и сил «человек президента» лежит на больничной койке с закрытыми глазами под капельницей.

Детективы НАБУ все же зачитали ему подозрение о совершении преступления, объявив, что вменяют в вину Насирову нанесение ущерба государству в размере двух миллиардов гривен (около 74 миллионов долларов).

Но адвокаты Насирова утверждают, что их подзащитный находился в это время без сознания, и потому, с юридической точки зрения, подозрение Насирову нельзя считать объявленным, а, следовательно, Насиров не является официально подозреваемым и арестованным.

Поспешность, с которой действуют детективы, они объясняют тем, что по их информации, Насиров планировал выехать за границу. А Насиров и его адвокаты оттягивают официальный арест и вынесение подозрения в ожидании, когда же в это дело вмешается первый человек государства — Порошенко…

Вмешаться и уйти?

Открыто вешаться в эту неудобную для него ситуацию Порошенко не может, поскольку расследование «дела Онищенко» зашло слишком далеко, и в случае вмешательства главы государства в деятельность НАБУ может грозить ему громким и очень опасным международным скандалом и в ближайшей перспективе импичментом.

Но и не вмешаться тоже нельзя, потому что арестованный Насиров может дать очень серьезные показания против президента. И не только по делу Онищенко. Налоги не платили и многие другие предприниматели. И это также грозит скандалом и импичментом, но все же не столь скорым.

По сути, у президента Украины в этой ситуации два сценария действий и оба очень плохие — действовать быстро, уходить в отставку сегодня или выжидать и все равно уходить в отставку завтра. Похоже, что Порошенко решил выжидать.

В этом смысле происходящее сейчас в «Феофании» отчасти напоминает и то, что в эти же дни происходит в Донбассе.

Радикалы, объявившие блокаду ДНР и ЛНР и остановившие торговые и прочие экономические связи Украины с мятежными республиками, серьезно ударили по большому бизнесу и экономике страны. Ведь сейчас речь идет уже не только о нехватке угля для ТЭС Украины, но и о введении руководителями ДНР и ЛНР на донецких предприятиях внешнего управления. То есть, по сути, их национализации.

Но Порошенко выжидает — не может или не хочет остановить радикалов и восстановить контроль государства над грузопотоками. В результате Украина теряет не просто уголь, а тысячи рабочих мест на металлургических и инфраструктурных предприятиях, железной дороге.

А пока Порошенко выжидает, олигархи теряют свои донецкие предприятия, которые в угоду Порошенко перерегистрировали в Киеве.

Не исключено, что бездействие президента Порошенко в обоих случаях может обострить конфликт между большим бизнесом и президентом. А большой бизнес на Украине привык активно вмешиваться в большую политику. И это Порошенко хорошо знает. Потому что сам такой.

Захар Виноградов, РИА Новости