2 марта Пальмира вновь была освобождена, и почти сразу же появились снимки из знаменитого амфитеатра, где когда-то ходили туристы, потом казнили людей, затем давали концерт… А потом снова казнили людей — уже тех самых сирийцев, которые не смогли вырваться из города, когда он был захвачен террористами во второй раз.

Освобождение Пальмиры

С того момента прошло почти 3 месяца, в течение которых нам оставалось лишь наблюдать за сообщениями о расправах и уничтожении исторических памятников. Масштаб этих разрушений еще предстоит оценить, как и повторно проанализировать причины, которые позволили боевикам в декабре войти в Пальмиру. Войти, несмотря на то, что в конце прошлого года запрещенное в России Исламское Государство находилось в качественно другом положении, нежели сегодня. А само нападение на город не было блицкригом, о подготовке к нему говорили очень многие, да и самой атаке предшествовала планомерная инфильтрация окружающей местности мобильными группами террористов.

Нельзя с абсолютной точностью сказать, на каком уровне был допущен роковой просчет, однако факт остаётся фактом — в том, что произошло в декабре, виноваты только сами сирийцы. Российские ВКС действовали безупречно, отбив несколько волн и потеряв возможность оборонять город, лишь когда подразделения сирийской армии стали отходить, а передовые отряды боевиков проникли в городскую застройку.

Отступление остановилось едва ли не в пригородах Хомса, и лишь с этого момента для правительственных войск началась работа над ошибками, которая, собственно, и завершилась 2 марта. Назвать это иначе невозможно, ведь ясно, что слово «победа» в данном контексте и в отношении сирийской армии выглядит, мягко говоря, натянутым.

Во-первых, ключевую роль опять сыграли ВКС, обеспечив мощную поддержку с воздуха, которая позволила отбить сразу несколько попыток нанести контрудар, использовав то, что правительственная группировка оказались растянута в пустыне, что называется, «кишкой». И в том, что конечный результат оказался положительным, огромная заслуга русских летчиков.

Во-вторых, это заслуга тех русских, которые участвовали в наземном наступлении. Конечно, можно списать гуляющие в сети фотографии на очередной фейк, но если не заниматься лицемерием, то вся картина приобретает вполне определенную окраску — русские пилоты, которые прикрывают наступление, на острие которого находятся русские офицеры.

Именно поэтому еще на рассвете 28 февраля сирийская армия была в 3-х километрах от города, а 2 марта город был освобожден. Такое под силу только русскому духу и русскому оружию. И не надо лгать, будто боевики «ушли». Их именно разбили. Конечно же, все это не умаляет подвига тех сирийцев, которые героически сражались и погибали в эти месяцы в пустыне между Пальмирой и базой Т4.

Речь даже не о том, хорошо это или плохо. Безусловно, чем больше наше участие, тем выше наш стратегический статус союзника, от которого зависит выживание Сириии. То, как была потеряна, а затем освобождена Пальмира, демонстрирует большие проблемы даже на сравнительно небольшой территории. А ведь еще Идлиб, курды и закрашенная «черным» пустыня. И всё это — вызовы ближайшего будущего.

Николай Севостьянов, Сегодня.Ру