Блокада Донбасса, вызвавшая ввод внешнего управления на предприятиях украинских олигархов, нанесла Украине сильный урон, и подтвердила непрофессионализм украинского руководства

Донбасс

Украина в напряжении. Премьер-министр страны Владимир Гройсман заявляет, что блокада Донбасса толкает страну на закупку угля у «государства-агрессора» — так украинский официоз называет Россию. Притом, инициатива исходит от украинских промышленников.

«Блокада фактически толкает все предприятия к тому, чтобы покупать уголь в России», — сказал Гройсман.

По словам Гройсмана, он обсуждал положение дел с украинскими металлургами, на долю которых приходится 17% промышленного производства в стране и 25% валютной выручки.

«Это мощная сфера нашей экономики, и когда просто перекрыт путь до украинских недр (это же украинский уголь, он принадлежит украинцам), то сегодня металлурги говорят, что сейчас очень важно законтрактовать необходимое количество угля, но для этого есть только два источника — либо Америка, либо Россия», — отметил Гройсман.

В свою очередь, некоторые финансово-промышленные группы вошли в клинч с руководством ДНР и ЛНР.

«Мы считаем частную собственность суверенной, а требование о перерегистрации своих предприятий и оплате налогов самопровозглашенным ДНР и ЛНР — неприемлемым», — заявили в одной из крупнейших ФПГ на Украине System Capital Management.

SCM принадлежит Ринату Ахметову. Именно на предприятия этой группы решением властей ЛДНР вводится внешнее управление.

В группе заявляют, что предприятия SCM останутся исключительно в юрисдикции Украины. И налоги предприятий даже на неподконтрольных Украине территориях Донбасса будут поступать в Киев.

То, что начиналось как очередная громкая, но бестолковая акция радикалов может вызвать необратимые последствия в экономике страны.

Что стоит за промедлением Порошенко

Блокада бывшими участниками АТО сообщения с Донбассом вызвала в ДНР и ЛНР понятную реакцию: в республиках попытались минимизировать полученный урон, а заодно — надавить на украинских олигархов, чтобы те, в свою очередь, подвигли украинское правительство на активные действия по деблокированию.

В ЛНР и ДНР приняли решение обязать украинские предприятия, работающие в республиках, платить там же и налоги. Для этого предприятия должны были перейти под юрисдикцию ЛДНР. В противном случае на них вводилось внешнее управление, что в СМИ уже окрестили «национализацией».

Однако то, что поначалу считали блефом, 1 марта стало реальностью.

«Порядка 40 предприятий под внешним управлением… Все идет по плану, предприятия с сегодняшнего дня с нуля часов вводятся во внешнее управление. В принципе, к сегодняшнему вечеру мы все закончим», — отметил Захарченко.

Примечательно, что ввод внешнего управления на ряде предприятий совпал с рядом других событий. Так, в тот же день стало известно о том, что российская горно-металлургическая компания Evraz проводит сделку по продаже коксохимического завода Южкокс, расположенного в городе Каменское (бывший Днепродзержинск).

Процесс по продаже предприятия стартовал в 2016 году. Об этом, как писал uaprom.info, говорилось в финотчете материнской компании Evraz plc.

«В октябре 2016 г. Evraz заключил соглашение на продажу завода Евраз Южкокс. Оплата производится несколькими частями до августа 2017 года», — сказано в документе.

В отчете не указывается, кто стал покупателем коксохимического завода, однако известно, что существенный интерес к предприятию выказывала группа «Метинвест» Рината Ахметова. По данным украинских СМИ, Ахметов де-факто контролирует завод еще с 2015 года. В то же время стороны не могли прийти к согласию по вопросу продажи предприятия.

«Завершение этой транзакции требует выполнение нескольких условий, которые не зависят полностью от участников сделки», — отмечалось в сообщении Evraz plc.

Кроме того, в тот же день СБУ обнародовала запись якобы переговоров главы ДНР Захарченко с российским собеседником. В разговоре речь шла о том, что «национализированные» предприятия могут перейти под контроль беглого украинского олигарха Сергея Курченко.

Украинский политолог Константин Бондаренко считает, что такие «размены» не спасут положение дел, к которому привела инициированная радикалами блокада.

«Если верить обнародованным СБУ записям… может развернуться борьба за эти предприятия между олигархическими и номенклатурными группами. Кроме того, предприятия могут, по большому счету, просто остановиться. То, что сейчас там заявляют: «Проживем без Украины», напоминает заявления украинцев в 1990 году — «Проживем без СССР, только отделимся, сразу у нас потекут молочные реки»», — отмечает Бондаренко.

Он уверен — любой экономический эксперт подтвердит, что предприятия в ЛДНР либо остановятся, либо будут торговать с Украиной через российских посредников, т.к. технологически они завязаны на украинские предприятия.

В то же время, он не верит в своеобразный размен, когда какие-то российские активы, вроде Южкокса, отойдут Ахметову, а его предприятия — ЛДНР.

«Давайте говорить откровенно: сегодня «право первой ночи» в украинском бизнесе за группой Кононенко-Грановского, т.е. ближайшими людьми в окружении Порошенко. Как только будет выставлено на продажу хоть какое-то предприятия, первыми им заинтересуются люди, близкие к президенту Украины. Тем более, что Порошенко сейчас создает систему, при которой единственным олигархом должен остаться он», — отмечает Бондаренко.

Он называет поведение Порошенко по отношению к блокаде «преступной бездеятельностью», и с подозрением относится к такой пассивности украинского президента. Кто именно инициировал блокаду — вот вопрос, который стоит задать, уверен Бондаренко. Он отмечает, что лидер «Самопомощи» Андрей Садовый не может влиять на таких депутатов, как Семен Семенченко, который и является одним из организаторов блокады.

«Звіряче побиття-2» и единственные здравомыслящие

Блокирующих торговлю с Донбассом несложно разогнать. Если верить министру внутренних дел Украины Арсену Авакову, сделать это можно за пять минут. Но он ждет приказ, хотя в его полномочиях сделать это и без указаний сверху.

«Прежде всего боятся повторить ошибку Януковича с разгоном «студенческого Майдана». Это слабость государства и страх вызвать ответную реакцию у правых, от которых это государство зависит», — объясняет Ukraina.ru причины такой пассивности власти политолог Руслан Бортник.

Кроме того, он отмечает, что к скандалу не хотят привлекать внимание международного сообщества.

«У всех рыльца в пушку. Если эти вещи станут ключевыми в информационном дискурсе мира, начнут ложиться справки на стол в ЕС, в администрации Трампа, возникнут резонные вопросы: «А что же вы, ребята, ведете войну, в которой вы одновременно торгуете? Что-то здесь не то». Это дискредитирует украинскую власть», — уверен Бортник.

Вот все и пустили на самотек. Власти надеются на полюбовное урегулирование и сохранение угольной схемы. Результат плачевен. Страна несет убытки.

«По разным оценкам, Украине это будет стоит от 3% до 10% ВВП, будет стоить до 80 млрд гривен. Это очень серьезные потери. Это также чревато исчезновением еще одного олигарха — Ахметова, и завершением процесса деиндустриализации страны», — уверен Бортник.

В то же время, он уверен, что потери Донецка и Луганска будут еще больше, поскольку роль предприятий, страдающих от блокады, в их экономике больше, чем на Украине.

«Быстро переориентировать на другие производственные схемы или рынки не удастся. Обязательно будут потери, которые в нынешних конкурентных условиях могут составлять до 60% всего потенциала. Это ударит по всем. На Украине это обострит политическую борьбу, экономическую борьбу, возможен переход Ахметова в оппозицию», — отмечает Бортник.

При бездействующем правительстве и президенте, который может попытаться выиграть от ситуации, за урегулирование ситуации взялись металлурги, которые заявили: из-за блокады придется покупать уголь в России.

«В данной ситуации металлурги понимают, что они теряют. Если правительство безголовое, то кто-то же должен проявлять государственное мышление и делать шаги по спасению экономики», — комментирует это заявление Бондаренко.

А Бортник уверен — заявление рассчитано и на украинцев.

«Обращение металлургов к правительству — это часть информационной борьбы. Это попытка дискредитировать цели тех, кто блокирует: «Смотрите, за что вы боретесь — чтобы мы закупали российский уголь»», — отмечает политолог.

Пока же ситуация продолжает развиваться с пугающей скоростью. И точно назвать последствия произошедшего сложно. Эксперты сходятся в одном: они будут катастрофическими для Украины. Впрочем, катастрофа стала возможной из-за того, что ряд игроков на политической арене преследовали свои корыстные цели. В итоге — пострадала страна.

Николай Подкопаев, Ukraina.ru