Легенды осени и офигительные истории о российской оккупации давно стали визитной карточкой украинских властей и трендом для кастрюлеголовых патриотов. Тот же Тымчук #ПотерьНет ежедневно выдаёт метровые портянки, в которых мелким почерком описано ежедневное бытие «агрессора» на Донбассе.

Украина über alles!

Но есть в/на Украине и другая оккупация. О ней не принято говорить громко в публичных местах, ибо за подобные откровения можно попасть в поле зрения бдительных и неравнодушных гиднюков и получить пригласительный на задушевную беседу в СБУ.

В моей Одессе она началась 2-го мая 2014 года. Нет, к нам не пришли танки и нас не обложили артобстрелами. К нам просто завезли носителей вируса «Украина понад усе». Для чистоты эксперимента и максимального результата их обеспечили всем необходимым. Чтоб «Русский ген» был уничтожен максимально и быстро.

За полдня город пал под натиском завезённого автобусами оккупанта. Безусловно, без коллаборационизма не обошлось. Увы, желающие зигануть и принести присягу на верность новоявленному фюреру есть всегда и везде.

Оккупационные будни некогда третьего города Российской Империи

Оккупационные будни некогда третьего города Российской Империи на первый взгляд мало чем отличаются от довоенной жизни. Всё, вроде бы, как всегда. Но только очереди стали молчаливыми, разговоры среди коллег, друзей и даже родственников — опасливо-острожными, вечерние прогулки — короткими и небезопасными, а праздники…

Именно праздники и памятные даты стали особенно тяжёлым испытанием. Нет, можно не замечать огромного количества людей с камуфляже с галицийских акцентом и наглым, тяжёлым, буравящим насквозь взглядом. Можно не смотреть в сторону горсада, где проходят выставки и флешмобы, посвящённые АТО. Можно не скакать вокруг чуждых языческих символов, выставленных в самом центре города, вокруг которых, следуя древней украинской традиции, нужно проводить языческие обряды. Можно не зарываться с визгом в сено, раскиданное прямо посреди Дерибасовской с целью приобщения к деревенскому быту. Можно закрывать глаза на убитую командой реформаторов из Ровно Потёмкинскую лестницу. Дюк в вышиванке. Вытираны АТО, выставляющие покалеченные конечности и сшибающие подаяние на вокзале. Декоммунизированные названия улиц, снесённые памятники, украинизированные школьные программы и детсадовские праздники, навязчивые активисты и огромное количество украинской символики, от которой не скрыться даже в самых укромных переулках.

Я уже не говорю о воскресных сборищах у Дюка, где католический священник с акцентом сначала устраивал молебен, потом была короткая лекция на тему российской агрессии, плавно переходящая в дебаты на тему «Путин х…ло». Апофеозом этого культурного мероприятия был либо вандализм в отношении российской символики, либо профилактические беседы с хозяином авто, у которого имелась георгиевская лента. Сейчас таких смельчаков почти не осталось. Три года оккупации научили людей осторожности.

Да, по большому счёту всё это кажется не таким уж большим испытанием.

Особенно для тех, чей главный аргумент «зато нет войны и не стреляют».

Но эта мантра хороша лишь для тех, кто свёл своё существование исключительно к удовлетворению элементарных потребностей.

Для тех же, кто не смирился, — жизнь под гнётом рагуля-оккупанта как минимум унизительна.

Я сейчас не буду касаться темы народного восстания. Слишком она болезненна, щекотлива, да и копий вокруг этой темы уже сломано немало.

Просто хочется в очередной раз напомнить, что, рассуждая о российской оккупации, власть и её прихвостни не могут и не хотят признать, что сами являются оккупантами. И они мало чем отличаются от румына с нагайкой, наводящего ужас и хозяйничавшего в моей Одессе в годы Великой Отечественной…

P.S. Порошенко подписал закон о формировании проукраинских взглядов у детей Донбасса.

Юлия Витязева, специально для News Front
Юлия Витязева