Есть две вещи, которые трудно понять. Первая – это речь спикера Парубия на заседаниях Рады. Разобрать можно только отдельные звуки, отдаленно напоминающие гортанную речь вымершего ныне племени навахо. Вторая «вещь» – что делает вице-спикер Ирина Геращенко на переговорах в Минске. Судя по довольно скупой информации, которая иногда просачивается в неполживые СМИ, бывшая пресс-секретарша Виктора Ющенко демонстрирует в ходе переговорного процесса свою тонкую, чрезвычайно ранимую натуру.

Ирина Геращенко

К примеру, 16 января Геращенко просто убежала прямо в разгар рабочего дня с заседания рабочей группы по гуманитарным вопросам. Ни с кем не попрощалась, даже записки не оставила. Вся такая противоречивая, загадочная. Однако уже постфактум Ирина проявляет поистине бойцовские качества. И спокойно выступает от имени не только верховного главнокомандующего, но и правительства Гройсмана. Плюс от Верховной Рады. Бонусом, так сказать. Цитата: «Отказ от прямых переговоров с представителями ДНР и ЛНР – это официальная позиция президента и правительства Украины». Так думает Ирина Геращенко. Одним легким движением мысли вице-спикера Минские договоренности превращаются в нечто абстрактное и иллюзорное. Сорри за мой французский, но с кем тогда ведутся переговоры в Минске? С виртуальными клонами Захарченко и Плотницкого? И существует ли сам Минск?

В высказываниях Геращенко чересчур много метафизики. Это если выражаться грубо, по-простому. Минские соглашения предписывают сторонам вооруженного конфликта решать все вопросы в формате диалога. Для этого проводятся заседания Трехсторонней комиссии, поскольку надо вести диалог. Хоть по «Скайпу», хоть в формате заседаний Минской контактной группы. Теперь же мы видим противоречие между официальной позиции украинской власти и словами одного из представителей Украины в Минске. С одной стороны, гарант нации в каждом своем выступлении подчеркивает безальтернативность Минских соглашений и рассказывает, что это Кремль нарушает Минск-2. Т.е. из выступлений Порошенко следует, что: а) есть конкретный документ; б) этот документ представляет собой соглашения, которым нет альтернативы. С другой – кое-кто, наслушавшись «спикера воюющего парламента» Парубия, впадает в национальный экстаз и начинает говорить лозунгами: «Никаких прямых переговоров с террористами!». Просто вопрос: а как же Олланд и Меркель? Они что, просто погулять в Минск приехали в феврале 2015 года?

Есть и другой аспект этого странного заявления вице-спикера Верховной Рады. Возможно, именно таким, весьма экстравагантным способом Ирина Геращенко просто скрывает полный провал своей собственной миссии в гуманитарной подгруппе Минской контактной группы. Потому что многочисленные заявления о скором обмене пленными, сделанные Геращенко, неизменно заканчивались нулевым результатом. Ее нервное рефлексирование на тему Надежды Савченко, которая просто поехала в ДНР и посетила пленных, не имеет никакого отношения к переговорам в Минске. Если ты не можешь договариваться, то никто ждать не будет, поскольку речь идет о живых людях, их судьбе и здоровье Причем здесь одно к другому? Приезжать в Минск с одной мыслью, зудящей в мозгу – «никаких переговоров с террористами» – это, знаете ли, перебор. Геращенко фактически срывает работу гуманитарной подгруппы. С ней просто невозможно договариваться. Раздвоение сознания налицо. Поэтому представители непризнанных республик практически открытым текстом говорят: будем вести переговоры только с Виктором Медведчуком, поскольку он нацелен на результат, а также может выступить гарантом обмена, что неоднократно подтверждал на деле. Как можно о чем-то договариваться с Геращенко, если она путает свой сложный внутренний мир с серьезной работой?

Есть Минский формат, есть подписанные соглашения. Патриоты почему-то приходят в ярость, когда, к примеру, немцы или французы тыкают их в конкретные пункты «меморандума» и спрашивают: а где это все? У них универсальная отговорка – «Кремль не выводит свои войска!». Помните истерическое граффити Леши Гончаренко на куске Берлинской стены, установленном перед немецким посольством? Это он так протестовал против заявления посла Германии, который просто воспроизвел один из пунктов Минского соглашения – выборы в Донецкой и Луганской областях. «Nein!» – написал Гончаренко. Что «найн»? Перед кем ломает комедию член президентской фракции? Что хочет донести до сведения Ангелы Меркель? Что он — дебил? Это единственное логичное объяснение.

И Геращенко ломает какую-то психоделическую комедию, пытается скрыть свою некомпетентность как переговорщика и неспособность работать с «глобальной геополитической зрадой». На самом деле, ей просто следует почитать Минские соглашения. Пунктов там немного. Можно было осилить за эти годы.  Или нанять кого-то, чтобы прочитали вслух.

Александр Зубченко

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ; ; ;