Искандер Хисамов — о причинах и движущих силах «второго Майдана», отношении Киева к войне в Донбассе и итогах «революции достоинства» для Украины…

Искандер Хисамов

— Искандер Аминович, почему произошел «второй Майдан» — события в Киеве, названные «революцией достоинства»?

— Там было множество причин. Многие из этих причин уходят глубоко в историю Украины. Получив независимость в 1991 году, Украина с самого начала приобрела родовые болезни, родовые травмы своего государства. Политическая система, установившаяся на Украине после обретения независимости, с самого начала была порочна. Процесс демократизации страны шел параллельно процессу расхищения государственной собственности. Крупнейшие промышленные активы попали в руки всего лишь нескольких человек, которые мгновенно образовали узкую олигархическую группу.

Самое важное, что эти олигархи — люди, которые формируют власть и осуществляют смычку власти и бизнеса, создают и финансируют политические партии, владеют средствами массовой информации — эти люди «сели» на активы, которые находились в конкуренции с аналогичными российскими предприятиями. Так получилось, что украинская промышленность не дополняет российскую, а конкурирует с ней. В металлургии, например, «Северсталь» или Магнитогорский комбинат конкурировали с аналогичными предприятиями Донбасса. Они все выступали экспортерами стали на мировой рынок. Та же ситуация была в сельском хозяйстве: зерно, сахар. Та же ситуация — в химической промышленности. То есть украинский крупный бизнес оказался конкурентом российскому.

Поэтому естественно, что, получив доступ к политическим рычагам управления Украиной, крупнейший бизнес попытался оградить себя в первую очередь от российских конкурентов.

И это определило идеологию постсоветской Украины, ведь книга экс-президента Леонида Кучмы «Украина — не Россия» была написана не столько под диктовку националистической интеллигенции Украины, сколько в соответствии с интересами украинского олигархата, у которого весь бизнес в Восточной Украине, но который для сохранения своих позиций поддерживал и поддерживает националистические течения Западной Украины.

Такая противоречивая ситуация: весь экономический потенциал сконцентрирован на востоке страны, а она развивается исключительно на идеологии Запада — углубляла раскол внутри украинского общества. Накопившиеся противоречия прорывались уже на «первом Майдане» в 2004 году и окончательно разорвали украинское общество и государство на «втором Майдане» в феврале 2014 года.

— Кто спровоцировал этот разрыв Украины в конце 2013‑го — начале 2014 года?

— К тому времени ситуация на Украине была вот какая. Важнейшим фактором начала острого кризиса на Украине стало резкое падение конкурентоспособности украинской промышленности и ее постоянная деградация, ставшая следствием монополии в украинском производстве нескольких финансово-промышленных групп, имевших доступ к власти и создавших себе вследствие этого привилегированные условия ведения бизнеса. Это демотивировало олигархов модернизировать производство, делать более конкурентоспособным и менее энергоемким процесс производства металлов или большую химию.

Поэтому из кризиса 2008 года Украина так и не вышла, и к 2013 году создались предпосылки если не катастрофы, то очень большого кризиса. И это осознавало правительство Януковича. При этом к тому времени вокруг президента Януковича образовался круг лиц, так называемых младоолигархов, также именовавшихся в политическом жаргоне «Семья». Это были взрослые дети Виктора Януковича, их близкие друзья. Эта «Семья», понимая, что назревает кризисная ситуация в экономике, хотели успеть поживиться за счет традиционных, давно сформировавшихся финансово-политических групп. Пока Янукович еще президент и у них в руках есть властные инструменты. То есть младоолигархи посягнули на интересы основных олигархических групп. Последние простить им такого, разумеется, не могли.

Поэтому возник олигархический заговор против Виктора Януковича, к которому присоединились основные политические элиты и ведущие СМИ Украины: первые находятся на денежном содержании, а вторые — в собственности крупнейших финансово-промышленных групп.

Этот заговор возглавил глава Администрации президента Украины Виктора Януковича Сергей Левочкин и его близкие друзья, в частности небезызвестный газовый олигарх Дмитрий Фирташ, который сейчас в Вене отбивается от обвинений в коррупции американских спецслужб. В результате их заговора были инспирированы народные волнения, массовые протесты.

— Какие технологии применялись для «раскачки» Майдана? Как Украину подводили к государственному перевороту?

— Был организован палаточный городок так называемых студентов на «майдане» — Площади независимости. В ночь на 31 ноября 2013 года был жесткий разгон этого палаточного городка, который примчались снимать все украинские телеканалы (принадлежащие, разумеется, олигархам — участникам заговора). Были страшные кадры этого разгона с окровавленными лицами, с избиением дубинками. И моментально все украинские СМИ после этого начали поддерживать протест. Включая провластные. Этот разгон палаточного городка был абсолютной провокацией, направленной на дестабилизацию политической ситуации.

К тому времени все основные олигархические кланы уже много лет поддерживали, содержали на денежном довольствии радикально-националистические группировки с запада Украины. Поэтому, когда начался Майдан, эти национально мыслящие крепкие ребята стали боевой силой Майдана.

В планы крупнейшего украинского капитала не входили все последующие события: откол Донбасса, Крыма, да даже февральский государственный переворот. Олигархи думали, что Майдан заставит Януковича пойти на их условия: заменить правительство и объявить досрочные президентские выборы. Такие у них на самом деле были скромные цели, и в этих целях они сходились с американцами и европейцами. Поэтому были подписаны соглашения от 21 февраля об отставке правительства и досрочных выборах. То есть поставленные олигархией задачи были выполнены.

Однако Майдан к тому времени развивался уже по собственной логике, националистический джинн был выпущен из бутылки. И Майдан пошел дальше: в тот же день, когда были подписаны соглашения между Януковичем и оппозицией, Янукович бежал из Киева, затем были Крым, Донбасс… В результате сейчас мы имеем то, что имеем.

— Помимо олигархов, какие еще политические силы привели к Майдану? Были ли фактором дестабилизации действия внешних игроков?

— Конечно. Важный фактор — активная работа внутри Украины Соединенных Штатов Америки, традиционная задача которых — ослаблять, останавливать, «сдерживать» Россию. И Украина входила во все американские программы по ограничению влияния, «сдерживанию» России, в перспективе — ее ликвидации как государства. Украина — это идеальный, самый лучший плацдарм для наступления на Россию, и наиболее антироссийские агрессивные круги в Вашингтоне воспользовались ситуацией, сложившейся ко «второму Майдану» в украинской политике и украинском обществе.

Американцы еще при президентстве Виктора Ющенко (и даже до него) проникли очень глубоко в украинские государственные институты.

Они десятилетиями вели там очень аккуратную подрывную деятельность: подготовка оппозиции, подготовка «цветных революций», чтобы путем массовых протестов поставить полностью лояльный себе режим в тот момент, когда для этого будут необходимые предпосылки.

Американцы всегда «играют в долгую»: они работают долгосрочно, работают стратегически, терпеливо действуют на перспективу.

— Как сыграла на возникновение украинского кризиса история с ассоциацией Украины с ЕС?

— Это тоже значимый фактор. Перед лицом надвигающейся экономической катастрофы правительство Януковича пыталось найти деньги извне. У него было три направления. Первое, традиционное — Россия. Второе, тоже традиционное — Европа. Третье, нетрадиционное — Китай. У Китая они тогда взяли большой кредит, однако основную ставку решили сделать на противоречия между Европой и Россией. Сыграть на их геополитической конкуренции за Украину, получив и от тех, и от этих. Шантажировать Европу Россией и Россию Европой — словом, «развести больших пацанов».

Естественно, сделать это у них не получилось, потому что «пацаны» не только большие, но также умные и злые. Премьер Николай Азаров и его заместитель Сергей Арбузов до последнего торговались с Евросоюзом, требуя в обмен на подписание Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли огромные кредиты и просто безвозмездную финансовую помощь Украине, доводя конечную цифру до 160 миллиардов долларов. Сравнивали с Польшей, высчитывали, сколько Польша получила от Европейского союза, умножали на свой коэффициент — размечтались страшно.

Евросоюз в ответ на это сказал: ничего мы вам не дадим. Ни копейки! И ничего не дал.

В результате эта бесхитростная неуклюжая комбинация украинского руководства оставила Украину без денег и без ассоциации, но вызвала недоумение и взрыв ярости внутри украинского общества, которое это руководство все предыдущие годы настраивало на европейскую интеграцию.

Ведь при Януковиче, как ни парадоксально, эйфория украинцев по поводу их «европейского выбора» достигла пика, которого не было даже при Ющенко. И после того, как Янукович отложил намеченное на 28 ноября подписание договора об ассоциации Украины с ЕС в Вильнюсе, необходимые для начала Майдана факторы сошлись и в Киеве всё пришло в движение.

— Как Майдан изменил политический ландшафт Украины? Какие политические группы спустя три года после переворота там на коне, какие, наоборот, среди проигравших?

— Политический ландшафт изменился коренным образом. Сегодня на украинском политическом поле совсем новые политические силы. Из старых остались только «Батькивщина» Юлии Тимошенко и остатки Партии регионов — «Оппозиционный блок». Возникли новые группировки: «Блок Петра Порошенко» — более умеренное крыло власти, концентрирующееся вокруг администрации президента; «Народный фронт» — радикальное крыло, примыкающее к крайним националистам.

Другое дело, что вся эта новая политическая структура нежизнеспособна, что мы можем видеть на примере работы Верховной рады в последние месяцы. Большинство там вроде бы есть, а вроде бы нет, все новые парламентские фракции на самом деле одноразовые политические проекты. Я уверен, что после следующих парламентских выборов всех этих партий в Раде не будет — там будут совсем новые политические наименования.

Главное, впрочем, не в этом.

Главное в том, что к власти по итогам Майдана пришло агрессивное меньшинство украинского общества, которое заражено национализмом и русофобией, воспринимает историю Украины как череду непрерывных бедствий, несчастий и вынашивает в силу этого бредовые планы некоего национального реванша.

Украинская власть сегодня принимает решения, ориентируясь на это агрессивное меньшинство. И основная часть этих решений находится в плоскости исключительно идеологической — экономика на Украине сейчас приносится в жертву политике. Это касается и отношений с Россией, и Донбасса. Все их действия по блокаде Донбасса, казалось бы, похожи на самоубийство, ведь они губят свой же ТЭК, свою промышленность. Однако в их идеологической, политической логике эти действия оправданны и разумны.

Украинской власти нужно постоянно «продавать» агрессивную риторику и агрессивные действия для того, чтобы призвать на помощь и объединить вокруг себя западных союзников.

Имеется в виду не весь Запад — в Киеве уже понимают, что весь Запад их союзником не будет. Но хотя бы наиболее реакционные, наиболее агрессивные русофобские круги Запада. Таких много: вспомните хотя бы сенатора Маккейна в Соединенных Штатах, Пентагон, Восточную Европу. Эти союзники не оставят киевский режим в беде, даже если тот будет нарушать все возможные права человека. Вы знаете эту ситуацию по Прибалтике: Латвии прощаются шествия нацистов и другие подобные «шалости», потому что Латвия ведет себя правильно в целом. Точно так же и с Украиной. Да что там с Украиной: мы видели в конце 1990‑х годов, как в Чечне — «независимой Ичкерии» — на площадях ваххабитами устраивались публичные казни по законам шариата. Всё равно западный либеральный мир их поддерживал в их «справедливой борьбе с имперской Россией».

Поэтому сегодняшние украинские «ястребы» закономерно рассчитывают на продолжение поддержки Запада. Даже несмотря на сомнительного Трампа, на возможный приход к власти во Франции Марин Ле Пен и даже смену власти в Германии, их западные союзники так сильны и влиятельны, что без поддержки Украину в любом случае не оставят.

Поэтому «ястребам» Украины нужно всегда воевать,

— Если им нужно всегда воевать, то январское обострение в Донбассе не последнее?

— Думаю, что да. Но здесь нужно понимать двойственность действий украинских властей. Они хотят показывать войну, но реально большой войны они не хотят. Им нужна такая война, как сейчас. Чтобы пушки постреливали, чтобы время от времени случались какие-то обострения. Им нужно то, что по телевизору можно было бы выдать за настоящую освободительную войну против российских агрессоров, — чтобы на Западе ужасались, чтобы не забывали про Украину.

Их задача — создать кровавую картинку, которую можно было бы подать и внутреннему, и внешнему потребителю их пропаганды как Великую Отечественную войну украинского народа. Ради этого создаются декорации в виде артобстрелов, переходов за демаркационную линию и так далее. Это такой большой постмодернистский политический спектакль.

— То есть базовый сценарий для Донбасса — ни мира, ни войны?

— Да. Украинские власти сейчас играют с двух рук. Приходят какие-нибудь совсем отмороженные националисты и говорят: даешь полную блокаду Донбасса, даешь наступление по всем фронтам, мы дойдем до Воронежа! Эти ультрарадикалы создают такой страшный фон, что режим Порошенко, вроде бы тоже русофобский и агрессивный, рядом с ними кажется уже нормальным. И Западу, и России посылается такой сигнал: сотрудничайте с Порошенко, какой бы он ни был, а он помягче этих. Это всё спектакль.

— Минские соглашения при таком подходе к проблеме Донбасса будут реализованы?

— Нет. Еще когда только приняли Минские соглашения два года назад, уже в украинском обществе был консенсус, что эти соглашения нельзя выполнять ни при каких обстоятельствах. Минские соглашения были абсолютным тактическим приемом: когда было окружение Дебальцева, в Киеве подали сигнал SOS Меркель и Олланду, те начали игру с Путиным, и Порошенко в Минске поупирался для виду, но всё подписал. Однако стоило Порошенко вернуться в Киев, то он тут же сказал, что ничего из этих договоренностей выполняться не будет.

И в Киеве два года врали всему миру, придумывая всевозможные бредовые отговорки, чтобы не выполнять Минские соглашения, а теперь вот просто ставят всех перед фактом и говорят правду: не будем мы выполнять эти соглашения, и точка!

Киеву не нужен никакой Донбасс, им не нужны его люди, которые станут украинскими избирателями и будут голосовать за совсем другие политические силы, нежели те, что сейчас в Верховной раде. Поэтому момент истины о Минских соглашениях, я считаю, уже наступил. Они выполняться не будут.

— Петр Порошенко дотянет до президентских выборов 2019 года или его свергнут раньше?

— Думаю, что дотянет. Реальной консолидированной оппозиции на Украине сегодня нет, в оппозиционных партиях и фракциях Верховной рады разброд и шатания. Включая, кстати, и правую, праворадикальную оппозицию: «Правый сектор», «Национальный корпус» Билецкого и прочих. Эти правые радикалы угрожают страшными вещами, но в реальности ничего страшного не делают, поэтому я сомневаюсь, что они смогут свергнуть Порошенко, как свергли Януковича в 2014 году.

Я вообще подозреваю, что все действия правых радикалов согласованы с администрацией президента на Банковой. Давно согласованы. Они понимают, что у них не будет власти, они не получат власть, даже если устроят очередной Майдан. Люди на этот раз на их Майдан не придут, а власть за эти три года уже в значительной мере восстановила государственный аппарат принуждения, поэтому бунт добровольческих батальонов против власти обернется их силовым разгромом. Поэтому я думаю, что, хотя Украина — страна непредсказуемая, сегодня у Порошенко все шансы удержаться в президентском кресле до 2019 года.

— Может, он и переизбраться сможет?

— Сможет. Это не исключено.

— Но у него же такие низкие рейтинги?

— А у кого на Украине они высокие? С построенной на Украине за эти три года машиной пропаганды, системой силового подавления и принуждения правящие элиты могут продержаться очень долго. Но при этом когда я говорю, что у режима Порошенко есть шансы, мне неизвестно, какой болевой порог у украинского общества. Сколько украинцы еще выдержат повышения тарифов, сколько будут выносить тотальное обнищание.

Судя по сегодняшней ситуации, будущее Украины — это не ужасный конец, а ужас без конца.

Социальная ситуация там становится всё хуже и хуже, но люди адаптируются и терпят. Им говорят, что во всём виновата Россия. Во всём, что бы там ни происходило. В повышении тарифов, в гибели промышленности, в нищете — во всём виноват Путин. Пропаганда там простейшая, на уровне амебы. Но она работает. Поэтому адаптироваться и терпеть украинцы могут до бесконечности.

Беседовал Александр Носович, RuBaltic.Ru

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ;