В среду вечером СМИ распространили новость о том, что главарь террористической группировки «Исламское государство» Абу Бакр аль-Багдади выступил с речью, в которой якобы признал поражение ИГ в недавних боевых действиях и призвал сторонников укрыться в горных районах. Первоисточником новости стал иракский телеканал Alsumaria News со ссылкой на источник в провинции Найнава.

«Аль-Багдади назвал свою речь прощальной, распространил ее среди проповедников ИГ и объяснил, что происходит с группировкой. Проповедники начали говорить о поражениях, которые терпит группировка в провинции Найнава и других частях Ирака», — сообщил телеканалу источник. — «Речь также содержала призыв к террористам… отправиться в горные труднодоступные районы Ирака и Сирии». Если бойцы ИГИЛа окажутся в окружении, им предписано взрываться, утверждает телеканал. Сообщается, что близкие к Аль-Багдади высокопоставленные командиры ИГ, находящиеся в западной части иракского Мосула, бегут в Сирию.

Между тем, накануне армия Ирака замкнула кольцо вокруг Мосула. В среду было объявлено, что последняя крупная дорога и мост, по которым исламисты могли бы вывести свои силы из города, блокированы. Танковые части армии Ирака вышли к Сирийским высотам Мосула, что позволяет полностью просматривать трассу на Талль-Авар. Именно эта дорога позволяла радикалам в Мосуле поддерживать сообщение со столицей «Исламского государства» в Ракке.

Тем временем в Сирии группировка ИГ также терпит поражение. В среду подразделения сирийской правительственной армии вошли в город Пальмира, прежде удерживаемый боевиками.

Командование правительственных войск также сообщает о полном огневом контроле над городом. Согласно заявлениям представителей армии Сирии, была освобождена историческая цитадель в Пальмире и горная гряда на юго-западе. Кроме того, с боями были захвачены стратегические высоты над городом, что сделало возможным последующий штурм. Необходимые для точного артиллерийского обстрела высоты к юго-востоку от Пальмиры были захвачены сирийской армией накануне.

2 марта в 17.20 поступило сообщение о том, что Пальмира освобождена.

Прежде поступила информация, согласно которой армия при поддержке бойцов ливанской шиитской партии «Хезболлах» вернула под полный контроль высоты Джебель-эт-Тар и Джебель-Хайяль, господствующие над Пальмирой (240 км от Дамаска).

 Пальмира

Зная некоторые психологические и политические повадки руководства ИГ (орг. запрещена в РФ, — ред.), я склонен очень сильно фильтровать заявление аль-Багдади, потому что оно может быть лишь маскировкой перехода ко второму этапу войны «Исламского государства» с человечеством на территории Сирии и других сопредельных стран. С большим сомнением отношусь к призыву главаря головорезов уходить в горы. Хотя укрываться в лесах лучше, чем в пустыне, но хозяева террористов, платя им такие деньги, просто сидеть, конечно, не позволят. А с другой стороны, войскам Сирии и Ирака легко окружить горные районы и без потерь выжечь там всё, что шевелится. Я не думаю, что Багдади такой тупой, что загоняет собственную армию в ловушку.

Произошла действительно страннейшая штука. Ведь мощнейшая группировка ИГ засела в том же иракском Мосуле, где коалиция до сих пор пытается долбить банды, в том числе и с участием американского спецназа, который там понёс немалые потери. И террористические позиции были там достаточно крепкие. Так что ж, получается, что Мосул, один из форпостов ИГИЛ, будет оставлен? Нам надо сейчас очень внимательно посмотреть: а подчинятся ли отряды фанатиков призыву аль-Багдади? Действительно ли эти формирования потянутся в горы и действительно ли они оставят занимаемые позиции? Всё это должно быть под плотнейшим наблюдением авиационной, космической, наземной и радиотехнической разведки. Нам надо понять: в каком направлении пытаются концентрироваться бандформирования? Если они уйдут в леса и горы, то хорошо. Будет совершенно понятен район, который надо будет зачищать с помощью ракетно-бомбовых ударов не только с авиации, но и с кораблей. В практическом смысле это даже выгодно. Но есть совершенно другая сторона. Призыв Багдади уходить в горы может быть фальшивым. Это может быть знак, рассчитанный на «лохов». Почему? Потому что на самом деле, возможно, существует второй приказ (я его вижу более прагматичным): рассредоточиваться по соседним государствам на мелкие формирования, укрыться, зарыться, залечь и подготовиться к новым боям. Такой вариант нельзя исключать, если внимательно проанализировать тактику и стратегию ИГ.

Гидра только прикинулась мёртвой змеёй. А на самом деле отрублен только хвост, голова её живёт. Во многом, конечно, ситуация прояснится более-менее, когда: а) будет взята Пальмира; б) когда будет полностью освобождён Мосул. Интересно понаблюдать: подчинятся ли террористические формирования, которые засели в Ираке, призыву Багдади или нет. Если не подчинятся – мы можем говорить о расколе в террористическом движении. Таким образом, это тоже вносит новые краски в карту военных действий с участием террористов.

Я обратил внимание на очень странное совпадение. Как только президент США объявил Конгрессу, что намерен серьёзно сократить государственный бюджет на поддержку так называемых «демократий» и эта новость дошла до штаба аль-Багдади, буквально на следующий день прозвучало это заявление. Вспомним, какие при Обаме были планы у командования США – во всяком случае, у командующего группировкой войск, которые паковали Мосул. Он ещё за месяц до штурма Мосула громогласно объявил, что будет грандиозная операция, которая пройдёт быстро и победоносно. Ни для кого не секрет: взятие Мосула планировалось на день выборов президента США. Сегодня у нас уже 2-е марта – Мосул до сих пор не взят. То, что американский спецназ при поддержке иракских войск до сих пор ковыряется у Мосула, можно косвенно отнести к тому, что Обама бездарно рулил этой ситуацией. Но Трампу безусловно, хочется поднять американское знамя над Мосулом и сказать: вот видите, тот тёмный человек, который рулил до меня Америкой, со своим Пентагоном ни рожна не смог сделать, а я вот пришёл – бах, и, пожалуйста, первый результат. Мосул пал, а Багдади сразу же сказал, что уходит в горы. Это большая политическая игра.

Самое главное, чего сегодня надо бояться человечеству – что террористическая игиловская экзема расползётся из Сирии и Ирака. Потому что ИГ принадлежит к тем организациям, которые не любят проигрывать так просто, как об этом говорил Багдади. Появится огромное количество размноженных тараканьих ячеек, которые будут мстить тем, кто их выгнал из насиженных мест. Эту проблему придётся решать, я думаю, не только на евразийском, но и на американском континенте. У исламистов очень длинные руки, и они дотянутся и до Вашингтона, и до Нью-Йорка. Конечно, Трампу не хочется, чтобы ситуация разворачивалась так.

Но реального противодействия террору нет. Вы посмотрите, с какой надеждой мы воспринимали слова Трампа о том, что США должны бороться с терроризмом совместно с Россией. Сколько месяцев уже прошло, и только идут какие-то мутные заявления из Пентагона, из Белого дома, что Америка и Россия в конце концов объединятся в борьбе с единым злом. Но на практической позиции мы ничего не видим. Теперь, оказывается, если Багдади уходит в горы, на черта нам объединяться? Пришёл Трамп – и Багдади сбежал. Идёт большая, хитрая, сложносюжетная война, действительно гибридная: и реально военная, и информационная, и политическая, в которой нам надо очень тщательно разбираться. Здесь, конечно, ключевую роль должна сыграть разведка. Не только российская, но и сирийская разведка. Ситуация – как на шахматной доске: иногда противник делает шаг пешкой где-то в углу, ты начинаешь мгновенно реагировать и получаешь ферзём оплеуху с фланга. Так что здесь как никогда важны объективные данные разведок. Потому что иначе мы можем выпустить джинна из бутылки.

Ни танками, ни самолётами, ни ракетами ИГ как мировоззренческое течение нам не устранить. Мы можем уничтожить тысячи и сотни тысяч игиловцев. Нам важнее понять: из чего эта зараза выросла и какова цель её существования? Не разобравшись в этом, мы можем «халифат» получить где-нибудь за кольцевой московской дорогой.

Об опасности для Средней Азии. Может быть, аль-Багдади подразумевает и такие горы, которые находятся недалеко от Душанбе, от Алма-Аты – тем более, что ни Америка, ни Европа противиться не будут, если террористы взорвут ситуацию в нашем подбрюшье? Не исключаю такой вариант. Более того, я считаю даже в какой-то степени пророческим, потому что совершенно очевидно, что, уйдя из одного угла планеты, террористическое формирование безусловно вернётся в те места, где ему более-менее комфортно. А в бывших советских среднеазиатских республиках для фанатиков достаточно благоприятная почва, если учитывать религиозные, мировоззренческие, цивилизационные факторы. Да-да, возможно, что заявление Багдади – это ещё какой-то сигнал о переносе театра военных действий «Исламского гшосударства». От такого варианта мы должны страховаться. Наконец, может быть, нашим соотечественником станет ясно, что зря некоторые непросвещённые люди задают вопрос: а зачем мы держим базы в Таджикистане, в Киргизии, в Казахстане? Зачем мы тратим такие деньги? Сейчас в этот момент как раз становится понятно, насколько дальнозоркими были Кремль, и Министерство обороны, заботясь об южном подбрюшье. Именно там, в наших соседних республиках может рвануть ИГ, может быть, уже в этом году.

Попутно замечу: я был потрясён фактом, который мне назвал один и наших сотрудников спецслужб, который побывал в Сирии. Из Средней Азии народ побежал в ряды ИГ ещё активнее, чем из наших республик Кавказа. Таджикистан, Узбекистан и Киргизия – страны, которые тоже заражены идеологическими противостояниями – поставили «Исламскому государству» десятки тысяч бойцов. Естественно, что эту заразу они могут запросто привести, как поводыри, к себе на родину, чтобы сформировать какое-то своё – таджикское, узбекское, киргизское – ИГ. Такой вариант нельзя исключать. Мы сегодня можем объявить о том, что в Сирии аль-Багдади забрал войска, ушёл в горы. На самом деле уже в ближайшее время может замелькать в газетах весть о том, что Багдади поселился где-нибудь в горных районах Узбекистана. Может вспыхнуть и Средняя Азия. А это уже может привести мир в новую цивилизационную фазу противостояния одних с другими, и это будет иметь очень тяжёлые последствия. Это страшная перспектива, которую надо гасить холодной водой уже сейчас. Уже сейчас надо работать подполью, установить сети, взять под контроль пути отхода и так далее. Если мы это не сделаем таким всемирным колхозом, мы можем Среднюю Азию получить в роли Сирии №2.

И напоследок о Пальмире. Там действительно – победа. Говорю пока осторожненько – после той оплеухи, которую мы получили недавно. Сейчас Генеральный Штаб и Минобороны Сирии, как и наши ВС, сделали выводы. Взяты командные высоты, уже можно говорить об освобождении исторического центра, остатки ИГ изгоняются из жилых кварталов. Но есть большая проблема, без которой Пальмиру ещё вчера взяли бы. Дело в том, что там надо сохранить хотя бы остатки античных руин. Это самая главная задача. К тому же террористы заминировали 90% Пальмиры и ждали, что наивные сирийские солдаты забегут в город, и взрывами колонн и оставшихся домов их накроет. Поэтому сейчас самая главная задача российской разведки – добыть тех террористов, которые владеют картами минирования, которые могут показать, где и что заминировано. Сам факт того, что Пальмира освобождается, уже ни у кого не вызывает сомнения. Сомнения вызывают сейчас вопрос: к каким разрушениям может привести второе освобождение Пальмиры? Надеюсь, что возвращение города в руки законных властей Сирии обошлось с наименьшими людскими потерями и потерями для архитектурных сокровищ.

Виктор Баранец, газета «Завтра»