Эксклюзив News Front. Экс депутат Верховной Рады Украины, один из лидеров Русской Весны на Юго-Востоке Олег Царев оценивает риски и перспективы национализации в республиках Донбасса.

News Front: Что же произошло в 00 часов 1 марта 2017 года? И кто за кем стоит? Чего нам ожидать теперь: как на Донбассе, так и внутри Украины?

— На самом деле, та ситуация, которая была до сих пор, не могла продолжаться вечно — обстрелы идут, статус республик не решён. И, тем не менее, на фоне этого, поскольку нет никакого движения в сторону Украины, встает вопрос экономической самостоятельности. До сих пор была целая группа предприятий бизнесменов, олигархов, которые платили налоги в Украину. И налоги достаточно приличные: где-то 2% ВВП, половина военного бюджета Украины – это деньги, поступившие из АТО, из Донецкой и Луганской республик. И почему не принималось решение раньше? Дело в том, что на этих предприятиях работают десятки тысяч человек — больше 100 тысяч человек. Эти люди получали регулярно, как в аптеке, зарплату. Трудоустроить такое количество людей достаточно сложно. По этой причине, в общем-то, решение и не принималось. Ну а когда Украина начала блокировать поставки на Донбасс сырья, стало понятно, что предприятия остановятся. А если они остановятся, то все равно вопрос с этими людьми работающими как-то надо будет решать. И республики приняли такое решение.

Приняли решение очень непростое. Тем самым взвалив на себя очень серьезную, большую работу. Я так думаю, что будет создано отдельное предприятие, которое будет заниматься национализированными предприятиями. И надо в самые короткие сроки сформировать управленческие кадры. Дело в том, что я достаточно долго общался с Ринатом Ахметовым — мы были депутатами в парламенте. Я и его достаточно хорошо знаю, я и хорошо знаю менеджеров его компании – это высокопрофессиональные кадры: они учились за границей, всё выстроено, автоматизировано, самое современное программное обеспечение, самые последние наработки по маркетингу. Это современная и достаточно эффективная компания. И сейчас надо подобрать специалистов, которые буквально в считанные часы должны подхватить все эти предприятия, потому что эти предприятия не должны останавливаться ни на час. Остановка многих национализированных предприятий по техническим причинам их просто превратит в металлолом. Поэтому, всё надо делать быстро.

Какие еще возникают проблемы. Дело в том, что Донбасс – это уникальное место. Не зря он был «стальным хребтом» Советского Союза. Уникальное место по мировым масштабам, где уголь и железорудное сырьё находятся рядом. Кривой Рог буквально в полутора часах езды от Донбасса. И поставки сырья на эти предприятия, можно спрогнозировать, будут закрыты. Можно брать сырье из России. Где в России можно взять сырье? Мурманск, Карелия, Урал, Курская аномалия  — наверное, это самое близкое место. Между Курском и Белгородом находятся комбинаты, в которых добывают железорудное сырье, но транспортное плечо гораздо больше. Для предприятий по перевозке железорудного сырья были специальные тарифы по Украине. Потому что, сырье стоит очень недорого – 30 долларов за тонну, и транспортный тариф составляет существенную часть стоимости. Поэтому, я так думаю, для России придется водить специальные железнодорожные тарифы для поставок на Донбасс. Это не так обременительно, потому что рельсы уже лежат, пройдет девять составов или десять – амортизация значительно не увеличится. В принципе, это не самая большая проблема.

Самая большая проблема – это кадры, и куда девать продукцию. Дело в том, что одна из причин, почему олигархи не становились на учет налоговый в республиках  — это то, что экспортируют они на мировые рынки, и можно брать сертификат происхождения, платя налоги в Украине. Они брали сертификат происхождения украинский и продавали в Европу, по всему миру. Сейчас нужно будет делать сертификат происхождения. Как решать эту проблему? Возможно, это будут какие-то совместные предприятия с российскими предприятиями. Возможно, сырьё в какой-то степени будет проходить какую-то дополнительную переработку, и выписываться российский сертификат происхождения. Надо сказать, что продавать металл, уголь, кокс на территории Российской Федерации будет вряд ли возможно. Дело в том, что рынок России сейчас перенасыщен: и первым, и вторым, и третьим. Поэтому, надо выходить на мировые рынки – продавать туда же, куда продавали предприятия Рината Ахметова. Вот эти все сложные задачи сейчас стоят перед руководством республик.

Я понимаю, что многие в Донецке, в Луганске относятся с большим оптимизмом и воодушевлением к тому, что эти предприятия будут национализированы. Но повторюсь – задача чрезвычайно сложная. И я хотел бы, конечно же, пожелать руководству республик, чтобы они с ней справились. К сожалению, на сегодняшний момент не все национализированные предприятия работают так, как хотелось бы. Некоторые показывают худшие результаты, чем при частных владельцах. Вот, например, «Электрические сети» в Донецке – они раньше были безубыточными. Ринат Ахметов их содержал, а сейчас приходится дотировать из бюджета. Значит, менеджмент не справляется. Есть предприятия, которые остановились. Но допустить остановки вот этих предприятий – нельзя. Это фактически смерть Донбасса. Поэтому, вызов стоит очень серьезнейший — большой объем работы.

News Front: Теперь перейдем на другую сторону и посмотрим на украинскую ситуацию. Казалось бы, Украине выгодно каким-то образом сотрудничать. Статус-кво, все условия – тоже были выгодны. И вдруг появляются ни разу не наёмники – Семенченко, Парасюк и их  когорта, которая перекрывает железнодорожные пути. И политики, которые друг в друга тычут пальцами: ты прими решение, нет — ты прими решение, ты будешь отвечать, а я ни при чем. Почему это происходит?

— Эта ситуация, как в детских играх, — «кто займет гору». Вот на вчерашний момент самый большой олигарх с самым большим политическим влиянием был Ринат Ахметов. Это была глыба, у которой были свои СМИ, свои депутаты в Верховной Раде, своя фракция, своя партия, свое влияние. Со всеми президентами он договаривался. У него есть отличительная особенность – он всегда держит слово, это как фирменный стиль «донецких».  И, в общем-то, всё у него было хорошо. Но как у человека, который находится на горе, положение такое, что все, кто карабкаются со всех сторон, хотят его сдвинуть. Это и олигархи, которые вокруг Порошенко. Это и Коломойский, у которого по разным оценкам от 4 до 8 миллиардов долларов, которые он вывел из Приватбанка. Он сегодня единственный олигарх, у которого есть живые деньги на Украине. И он планирует быть номером один. И он имеет для этого достаточно большие предпосылки: когда страна практически разорилась, все олигархи, кроме Порошенко, —  банкроты, у него самый большой ресурс. Я думаю, что все это сыграло свою роль в том, чтобы Ахметов оказался в такой ситуации. Чем ему это грозит? У Ахметова сейчас  5 миллиардов кредитов в женевских банках. Я думаю, что он попробует сослаться на форс-мажор (то, что сейчас происходит  — это классический форс-мажор) и не отдавать кредиты, пытаясь уйти от банкротства. Получится ему уйти от банкротства, или не получится, покажет время. Но удар по его империи, конечно, нанесен существенный… Но надо не преувеличивать его потери…Прибыль от экспорта железорудного сырья очень большая. Я думаю, он сейчас перенаправит потоки на Мариуполь.

Большой минус, что в свое время ополчение не взяло Мариуполь. Сейчас ущерб от того, что предприятия Ахметова и других товарищей ушли в республики – 2% от ВВП. А если бы это было вместе с Мариуполем, то было бы —  12%. Не говоря о том, что экспортировать железорудное сырье было бы невозможно. Это был бы очень серьезный, большой, реально большой, удар по валютным поступлениям в Украину, и по гривне. Я прогнозирую, что военно-промышленный комплекс, как получал, так и будет получать деньги, а это падение бюджета, конечно же, скажется, на простых людях.

Беседовал Сергей Веселовский

Текст подготовил Игорь Орцев