Европейские элиты и еврочиновники, похоже, еще не поняли, что в лице Трампа столкнулись с новым глобальным трендом и игрой в русофобию, согласно которой американские танки и другая военная техника продолжают двигаться через Польшу к границам Калининградской области и в страны Балтии, — это инерция той политики, которую проводил Обама.

До сих пор ситуация выглядела таким образом, что вся ответственность за международные злодейства (нападение войск НАТО на Сербию, Ирак и Ливию, организация «цветных революций» и гражданских войн во многих других странах) возлагалась на США, а европейские члены Альянса, будучи на подпевках у Госдепа, были как бы ни при чём.

В кулуарах переговоров с той же Россией еврочиновники кивали на США, которые-де не позволяют им идти на уступки РФ по вопросам, связанным с Украиной, российскими газовыми проектами и проч. Сейчас же выясняется, что американская внешняя политика кардинально меняется и уже ничто не мешает европолитикам как минимум сбавить градус русофобии, однако Евросоюз и его основные участники (Германия, Франция, Бельгия, Нидерланды etc.) не торопятся пересматривать свое отношение к восточному соседу.

Выясняется, что экономические санкции были введены не только под давлением США. Это был также самостоятельный выбор элит той же Германии, мотивируемый банальным реваншизмом и стремлением переложить свои проблемы на некие внешние факторы, под которыми постепенно стала подразумеваться Россия. Находясь на значительном удалении от европейского обывателя, РФ стала весьма удобным объектом для приписывания ей роли «экзистенциальной угрозы» Западу.

Сегодня становится очевидным, что западноевропейские элиты предпочитают жить в той реальности, которая сложилась в последнюю четверть века: безнаказанно хозяйничать в странах Восточной Европы, решать свои реваншистские задачи в России и навязывать всему миру европейские ценности под политической «крышей» США и ядерным зонтиком НАТО.

Однако 20 января с. г. общеевропейская халява закончилась. Новая американская метла начинает мести по-новому, в том числе и в странах Евросоюза.

Трамп поставил крест на приоритетном проекте «демократов», создании Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TTIP), и уже сделал несколько заявлений о своих новых подходах к НАТО. А это значит, что в ближайшие годы ключевыми для стран ЕС станут два процесса: во-первых, «продавливание» Вашингтоном принципиально новой политики в Европе; во-вторых, сопротивление уходящих европейских элит исходящим от Трампа и его администрации новациям.

С учетом того, что американские демократы рассматривают Трампа и Путина в комплементарном единстве, европейские политики выбирают свойственный им лицемерный вариант «сопротивления»: ужесточая антироссийскую риторику и продолжая поддерживать русофобские силы в странах Восточной Европы, они тем самым подыгрывают противникам Трампа, не входя с последним в прямую конфронтацию.

Похожая ситуация наблюдается сегодня и во многих постсоветских странах, в которых, с одной стороны, начинается разворот к принципиально новой внешней политике, с другой — еще очень сильны инерционные процессы.

В частности, разворот элит в сторону налаживания прагматичных отношений с Россией происходит сегодня в Молдавии, где в ходе последних президентских выборов победил пророссийский кандидат социалист Игорь Додон. Суверенизация и прагматизация внешней политики характерны и для Грузии, где по итогам недавних парламентских выборов (состоялись в октябре прошлого года) существенно ослабли позиции проамериканской партии «Единое национальное движение» Михаила Саакашвили. Полагаю, что политические процессы в Молдавии и Грузии (и частично в Азербайджане) отражают стремление этих стран дистанцироваться от уходящего вместе с американскими демократами тренда в пользу выстраивания более здоровых отношений со своими традиционными соседями, и прежде всего с Россией.

Вместе с тем инерционные процессы (русофобия, подрывная деятельность западных НКО, заигрывание власти с националистическими группировками, коллаборационизм и проч.) характерны сегодня не только для Украины, где разворачивается соперничество олигарха-обамовца Петра Порошенко с олигархом-трампистом Дмитрием Фирташем, но и для стран Балтии, ставших восточным форпостом политики, проводимой сторонниками американских демократов.

Объектами активной гуманитарной интервенции со стороны Запада продолжают оставаться также Армения и Белоруссия.

Но не всё так плохо на постсоветском пространстве, как пытаются представить евроинтеграторы. Ряд новых независимых государств Евразии (прежде всего Казахстан и Россия) всерьез настроен на осуществление реформы политической системы, направленной на сохранение и укрепление национального суверенитета.

Так, 25 января 2017 г. президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев выступил с обращением к нации по поводу начала в стране конституционной реформы. Суть этой реформы состоит в том, чтобы передать часть полномочий президента парламенту и правительству страны. Толчком же к реформе стали те процессы, которые происходят сегодня в мире.

Банкротство западной модели плутовской демократии и моральное поражение плутократов в США подталкивают независимые страны к поиску новых национальных моделей государственного устройства.

Здесь нужно сказать, что Казахстан — страна-лидер постсоветского пространства в том, что касается модернизации не только экономики, но и политической сферы страны. В течение четверти века глава государства развивал политическую систему Казахстана, постоянно внося в нее те или иные коррективы, и сегодня эта система способствует решению двух, казалось бы, несовместимых задач: с одной стороны, она обеспечивает в этой стране межнациональный мир и политическую стабильность, с другой — способствует модернизационному развитию национальной экономики.

Некоторые назарбаевские идеи политического устройства страны активно обсуждаются сегодня в Азербайджане, Кыргызстане и Армении, где также рассматривается возможность постепенной передачи части президентских полномочий парламенту и правительству.

Замечу, что в рамках политической реформы не обязательно замыкаться на перераспределении властных полномочий внутри традиционных — исполнительной и законодательной — властей. В частности, выступая на международном круглом столе, организованном правящей партией Казахстана «Нур Отан» на минувшей неделе, автор этих строк предложил выделить президентскую власть в Казахстане в отдельную «конституционную» ветвь власти, а также озвучил опыт работы Общественной палаты РФ как важнейшего элемента еще одной, «гражданской» ветви власти.

Речь идет о формировании в России в перспективе института (равного другим ветвям власти), обладающего конкретными властными полномочиями в тех вопросах, которые касаются интересов общественных объединений, прессы, экспертных сообществ и НКО.

Владимир Лепехин, RuBaltic.Ru