Многотысячный марш «За единство Македонии» в Скопье стал ответом славянского этнического большинства страны на попытку посеять хаос в этой в республике, разыгрывая албанскую карту.

Македонию, небольшую балканскую страну, штормит уже скоро два года. Статус Македонии и сам факт её государственного существования оспаривают с разных сторон: в ООН она фигурирует как Бывшая югославская республика Македония, поскольку ее самоназвание не признаёт Греция; Болгария считает её своей отколовшейся территорией; албанские радикалы видят в Македонии строительный материал для «великой Албании».

В мае 2015 года, когда массовые уличные акции («против коррупции и фальсификаций на выборах»), организованные оппозиционной Социал-демократической партией Зорана Заева только начинались, бросалось в глаза «совпадение» антиправительственных выступлений с решением тогдашнего премьер-министра Николы Груевского, лидера правящей партии ВМРО-ДПМНЕ, присоединиться к проекту «Турецкий поток» и проигнорировать антироссийские санкции Евросоюза. Для страны, которая официально придерживается курса на вступление в ЕС и НАТО, это было серьёзным шагом. Ответом на этот шаг стали уличные беспорядки и политический кризис.

Характерным для той ситуации была поддержка антиправительственных протестов послом США в Македонии Джессом Бейли и представителем ЕС Айво Ораво. Оба  посетили местный майдан, затем участвовали в качестве «наблюдателей» в переговорах между сторонами. Правда, до «классического»  – украинского – майдана протесты в Скопье не дотянули: самая крупная акция оппозиции (социал-демократы Заева и несколько албанских партий) собрала тогда 20 тысяч человек, тогда как на контрдемонстрацию в поддержку правительства Груевского вышли 90 тысяч. Линия размежевания обозначилась сразу и была хорошо заметна по флагам, преобладавшим в каждой из демонстраций: в рядах сторонников правительства можно было видеть флаги Македонии и Сербии (оппоненты тогдашнего премьера упрекали его в «просербскости» и «пророссийскости»), в то время как на выступлении оппозиции площадь пестрела красными албанскими флагами. Заев и сам охотно фотографировался на фоне албанского флага; его партия выступает за признание албанского языка вторым государственным и фрагментацию страны на этнические (македонские и албанские) кантоны.

Несмотря на столь непопулярную у славянского большинства Македонии платформу, на парламентских выборах в декабре 2016 года социал-демократам, сделавшим упор на социальные проблемы (безработица, низкий уровень жизни), удалось собрать 49 мандатов из 120. Их оппоненты из ВМРО-ДПМНЕ получили 51 мандат. Однако после того, как Заев  составил коалицию с прошедшими в парламент депутатами от албанских партий ДУИ, БЕСА, ДПА и «Альянсом за албанцев», вчерашние оппозиционеры превратились в парламентское большинство — после чего заявили о своей победе и начали подготовку к формированию правительства.

27 февраля президенту Македонии Георге Иванову были переданы подписи 67 из 120 депутатов (49 социал-демократов и 18 представителей от албанского меньшинства) для вручения Зорану Заеву мандата на формирование кабинета министров. Это произошло всего сутки спустя после того, как раздался окрик из Брюсселя. Комиссар по политике добрососедства и расширению ЕС Йоханнес Хан призвал президента Македонии вручить мандат на формирование правительства не кому-то, а именно Заеву, нисколько не терзаясь рефлексией по поводу такого вмешательства в политику вроде бы суверенного государства, к тому же не члена ЕС. «Формирование правительства, исходя из воли избирателей, – это признак зрелой демократии, — изрёк Йоханнес Хан… – В демократическом процессе не принято препятствовать подобной процедуре».

Волнения охватили Македонию после известия о том, что правительство может сформировать Заев. В тот же день, 27 февраля, в Скопье состоялся мощный гражданский марш «За единство Македонии», в котором, по предварительным данным, приняли участие около пятидесяти тысяч человек. Один из организаторов марша гражданский активист Богдан Илиевски заявил, что не допустит «расщепления» македонского флага на красный и жёлтый цвета (красно-жёлтый – палитра цветов государственного флага Македонии, красный  — цвет государственного флага Албании и проалбанских организаций). Кстати, некоторые участники марша «За единство Македонии» держали плакат со словами: «Красный – это тоже наш цвет», протестуя против политики разделения страны на этнические кантоны, что, скорее всего, последует после расширения ареала официального использования албанского языка в Македонии и превращения его во второй государственный язык.

В первый же день протеста была утверждена декларация, представляющая собой, по сути, программу движения за единство Македонии. В декларации говорится, что политические партии «не должны способствовать интересам других государств, не должны выдвигать законодательные инициативы, способствующие разрушению Македонии, не должны идти против конституции страны».  Участники этого движения называют своё выступление «четвёртым Илинденом», имея в виду такие исторические события, как Илинденское восстание 1903 года – попытку македонцев сбросить иго Османов,  борьбу против немецких оккупантов в 1944 году и провозглашение независимости в 1991 году.

«Четвёртый Илинден» — это выступление за единство Македонии и против попыток стереть её с карты как государство. Угроза отнюдь не вымышленная.  В начале февраля  в интервью албанскому телеканалу Vision + американский конгрессмен-республиканец Дейна Рорабейкер заявил: «Македония – это не государство. Местные албанцы должны стать частью Косова, а остальные — частью Болгарии». Заявление американского конгрессмена вызвало бурю возмущения в Македонии, спустя две недели американцу пришлось оправдываться, но слово было сказано.

В  эти дни судьбу Македонии может решить воля её народа. Протесты в Скопье не прекращаются, ожидается, что к ним присоединятся ещё четыре города страны. И выбор придётся делать.

Алексей Топоров, ФСК

Метки по теме: ; ; ; ;