Эксклюзив News Front. Известный российский журналист-международник, аналитик и хроникёр американской жизни, автор и ведущий популярной программы «Америка с Михаилом Таратутой» делает анализ работы Трампа в должности президента США: что ему мешает, как он будет действовать дальше.

News Front: Когда мы с Вами предыдущий раз беседовали, Дональд Трамп только приступал к тому, чтобы освоиться в Белом доме. И проблем, как таковых, было много, но они носили такой репрезентативный характер. То есть, ожидалось, что внутри страны у него будут оппоненты, но уже два месяца практически человек руководит страной, и мы видим, что проблем меньше не становится. Что палки в колеса со всех сторон человеку ставят. А человек вынужден как-то не только свои предвыборные обещания исполнять внутри страны, но и строить взаимоотношения со всем окружающим миром. Вот сегодня наш МИД в лице заместителя министра иностранных дел подтвердил, что уже вплотную готовится встреча Владимира Владимировича и Дональда Трампа. Хотелось, чтобы Вы как человек, знающий изнутри Америку, объяснили нам, что же на самом деле и почему происходит в США. И неужели настолько сильны те силы, которые стоят против Дональда Трампа?

— Эта война, вообще-то говоря, предполагалась. Было ясно уже после его избрания, что просто так спокойного президентства у Трампа не будет. Страна расколота. Расколота серьезно. Я такого раскола не помню. На моей памяти, во всяком случае, нет. Ну, может быть, только гражданская война больше чем полтора века назад. Понимаете, происходит следующая вещь: Трамп своими заявлениями еще в ходе предвыборной кампании восстановил против себя очень многих людей. В частности —  всевозможные прогрессистские, лефтистские группы…типа женское движение, зеленое, ЛГБТ. То есть, он выступал против каких-то позиций, которые поддерживают эти группы. Больше всего испугались правозащитники. Особенно те, которые занимаются проблемами национальных меньшинств. В частности, проблемами выходцев из Латинской Америки. Этих правозащитных групп очень много в Америке, мы говорим о сотнях. И вот Трампа избрали: значит, будут приняты какие-то шаги, которые их права будут ущемлять. Все они начали готовиться к инаугурации, к вступлению Трампа во власть.

Первое, что мы увидели — сумасшедшую демонстрацию. Ведь такого тоже не было по стране. Около миллиона, или даже больше, человек в целом, приняли участие на следующий день после инаугурации. Самая большая (демонстрация, — ред.), мы это видели, состоялась в Вашингтоне. Её организаторами были женские движения, но к ним примкнули все остальные, против Трампа кто выступает. Безусловно, сторонники Демократической партии старались оправиться после такого неожиданного поражения. Ведь никто даже не предполагал, что Трамп может победить. И они были просто в растерянности. Они тоже стали планировать что-то, чтобы как-то противостоять Трампу и на промежуточных выборах в Конгресс в 2018 году получить большинство хотя бы в одной из палат. Ну, хотя бы – в Сенате. В Нижней палате едва ли, а в Сенате это возможно.

Что представляло собой вот это планирование, эти движения? Демократы стали организовывать штабы сопротивления. Штабы сопротивления имеют хороший бюджет, уже наняты сотрудники. Это в основном исследователи, которые изучают весь возможный компромат против Трампа. Если обнаружится то, где его можно преследовать юридически, для этого там есть группа, причем не такая маленькая. Вот один из них, самый известный – «Американский мост». Там сорок с лишним человек работает в штате. Из них группа, если не ошибаюсь, человек десять – юристов, которые продумывают каждый шаг, который может сделать Трамп, и как юридически этому можно противостоять. У них хорошая библиотека, так называемая, компромата на Трампа. И этих штабов несколько, их немало.

Но может быть, самый сложный противник, с которым столкнулся Трамп  — это внутри собственного стана: госорганизации и Пентагон, к слову говоря. Это особенность устройства политической системы Америки. Когда приходит новая администрация, на какие-то высокие должности в каждом ведомстве назначаются люди, которые помогали этой новой администрации, президенту, его команде во время предвыборной кампании.

То есть, это как благодарность за то, что помогали. Это в основном высшие должности – они называются «политическими назначенцами». Это официальная абсолютно вещь. Когда приходит новая администрация, происходит смена. Полагается, что в декабре все политические назначенцы подают в отставку и, соответственно, уходят с должности. Но происходит следующая вещь: в качестве благодарности назначаются не только на те посты, которые являются предназначенными для политических назначенцев, но и, как бы, в общий штат. И вот здесь уже большая проблема. Потому что, если политические назначенцы уходят сами, то в штате остаются люди от старой администрации.

И в данном случае за восемь лет Обамы, безусловно, во всех практически правительственных учреждения, во все министерствах сидят его люди, которых он назначал: на средних должностях каких-то. Уволить этих людей довольно сложно, потому что их защищает закон. Если вы их увольняете по политическим соображениям, закон будет против вас – вы не сможете это сделать. То есть, вычистить вот эти министерства практически невозможно. Вот эти все утечки, которые происходят, — это от обамовских лоялистов. От тех людей, которые остались после Обамы, но они не занимают тех постов, с которых их можно легко уволить.

И, кстати говоря, юристы, верные бывшей администрации, образовали большой пул с очень хорошим бюджетом. Они занимаются тем, что готовят законодательную основу, на случай если начнется чистка. Чтобы те люди, которых увольняют, могли к ним прийти, и на основе этого устроить большой политический скандал. То есть, против Трампа вот все, кого я перечислил – правозащитные организации, всякие леваки, прогрессистские группы, включая демократов, объединились в движение противостояния Трампу. «Сопротивляйтесь!» — этот лозунг —  это название вот этого движения. Вот примерно то, что происходит, то, что мы сейчас видим.

News Front: Михаил Анатольевич, медийная составляющая  — Трамп объявил фактически войну всем монстрам, всем символам американских масс-медиа. Самые серьезные, самые взрослые – он их даже не пускает к себе в Белый дом на брифинги. На Ваш взгляд, так действительно лучше было сделать ему, чтобы разрубить этот гордиев узел? Или необходимо было пытаться договариваться с  владельцами?

— Самое интересное, что Трамп и не пытается с ними примириться. Вот это любопытная вещь. Но дело вот в чем: что касается прессы, то пресса, будучи всегда левее от центра, даже если она республиканская, то все равно тяготит к более левым взглядам, принять  Трампа она, конечно, не могла. И, кстати говоря, и правая пресса, и левая пресса практически сошлись в своем противодействии Трампу. Трамп – впечатление такое, что он как слон, который ищет свою посудную лавку, чтобы там натворить бог знает что. Он задирает прессу, пресса – задирает его. Ему наплевать. Вот такое впечатление, что ему абсолютно наплевать.

Но, в самом деле, надо сказать, что как пресса ни боролась с Трампом во время предвыборной кампании, наверное, девяносто процентов СМИ были против него,  и это была не просто политическая борьба, а настоящая война, Трамп не обращал на нее внимание. Дело в том, что пресса в принципе переживает несколько системных кризисов а Америке. Самый большой кризис, конечно, начался лет двадцать назад, когда электронные средства массовой информации появились, кабельное телевидение. То есть, стали размываться монополии.

Скажем, тридцать лет назад в Америке было три основных телесети — они абсолютно монопольно владели всем информационным телевизионным рынком. Газет, казалось, было много, но реально это было с пару десятков газет, которые тоже владели всем рынком. Вот что представлял собой медийный рынок. Но потом он стал дробиться на миллионы кабельных телеканалов. Когда появилось цифровое телевидение, дробление еще увеличилось. Это значит, что влияние прессы все время падало. Но мало этого – пресса ещё и часто показывала себя… в общем —  стандарты падали. Стандарты журналистики падали. Когда я там работал в 90-х, для меня это был абсолютный образец прессы, профессиональной журналистики, и я очень много перенял от них. Мне, честно говоря, очень больно видеть, что происходит.

Потому что, пресса может заниматься освещением, выражать взгляды, но при этом пресса не должна иметь своей политической платформы. Она не должна преследовать политические цели. В данном случае мы видим, что пресса преследует политические цели. И эта цель – добить Трампа. Разбить его репутацию. Это – цель. Это не вопрос того что они освещают: что он делает правильно или неправильно… Ну, вот сейчас пытаются связать его с госизменой. С якобы имевшимися контактами его команды с российской разведкой. Ни одного подтверждения нет – только анонимные источники. Эти анонимные источники – цена им очень сложная… Каждое лыко идет в строку. Я бы назвал это большой партизанской войной против Трампа.

News Front: То, что Америка сейчас увязла в собственных проблемах, причем, крайне неразрешимых, трудных, и долго будет увязать, то, что Америка сейчас отпускает вожжи Евросоюза, НАТО, не так плотно занимается внешней политикой  — это в плюс? Или это может вызвать серьезные последствия в мире? Увеличение войн, конфликтов, неконтролируемых тем самым мировым жандармом, к роли которого Америка привыкла. Хоть мы и ругали Америку за однополярный мир, но так получается, что Россия еще не стала вторым полюсом, Китай не стал вторым мощным полюсом, а Америка уже утратила статус. Вот в этот переходный период, не могут ли произойти международные политические и военные катаклизмы?

— Подождите. По-моему, это всё преждевременно очень – все вот эти прогнозы. Америка не утратила своего экономического лидерства. Она не утратила своего технологического лидерства. И не утратила – военного. Вот только что Трамп объявил, что собирается внести в Конгресс законопроект об огромном увеличении военного бюджета, кстати говоря, на сумму, равную годовому бюджету российского военного ведомства. Это — раз. Второе: появилось сообщение, что уже подготовлены рамочный план борьбы с ИГИЛ (структура запрещена в РФ – ред.). Причем, эта борьба будет вестись не только в Сирии, Ираке, а практически везде, где эта организация находится, потому что её надо уничтожать везде. Я не думаю, что это называется «Америка уходит с военной арены».

Да, в Европе… Трамп об этом постоянно говорил, что в принципе Европа должна платить сама за себя. Вот это основной конфликт, который сейчас происходит. И я думаю, он будет решен. Я думаю, что большинство стран будет платить свои два процента за участие в НАТО. Я не думаю, что Трамп будет так жестко навязывать политику Вашингтона Европе. Его это просто не очень волнует пока. Пока. Мы не знаем, что будет дальше. Понимаете, сначала президенты начинают работать, потом они учатся, появляются новые реалии, они приобретают какой-то опыт. Что будет дальше – я не знаю. Он уже очень сильно скорректировал свою внешнюю политику по сравнению с тем что говорил во время предвыборной кампании: НАТО вообще устарело, нужна ли вообще эта организация, у нее цели толковой нет. Теперь он этого не говорит. Он везде подчеркивает, и все его представители – само собой администрации, министр обороны Мэттис, что НАТО – это обязательный союзник, который необходим для защиты демократии. Короче говоря, это скорректировано. Скорректировано его отношение к другим союзникам – например, к Японии. Тот же Мэттис, кода там был, он говорил о том, что Япония представляет собой идеального военного партнера… А Трамп до этого говорил, —  слушайте, а для чего нам Япония? Где она там вообще находится? Пускай собственными силами себя охраняют, защищают. А Мэттис говорит, — мы будем союзниками, как были всегда.

Короче говоря, происходит коррекция. Я не думаю, что будут очень сильные отступления. Другое дело, что, скорее всего, не будет таких ситуаций как Ливия. Как Египет. Как Сирия. Тем более, Ирак, конечно. То есть, Трамп не будет вмешиваться и менять режимы, как это было при Бараке Обаме и при Буше. У Трампа другая философия  — он считает, что пора уже убрать идеологический момент во внешней политике. И нечего продвигать демократию, особенно в тех странах, которые вообще к этому не готовы, не хотят.  Надо заниматься своими проблемами, потому что их так много  — что их решать и решать.

Беседовал Сергей Веселовский

Текст подготовил Игорь Орцев