В конце октября прошлого года Кабинет министров Украины утвердил План мероприятий по ознаменованию 100-летия событий Украинской революции 1917-1921 годов. План разработан так называемым Украинским институтом национальной памяти, пропагандистским органом, возрождённым после госпереворота 2014 года.

Конечно, человеку, учившему в школе историю даже ещё 3-4 года назад, просто дико слышать про такое событие, как «Украинская национальная революция 1917-1921 годов».

Но привыкайте! То ли ещё бывает, когда за дело берётся институт, возглавляемый Владимиром Вятровичем, не единожды ловленным на лжи, уничтожении и подделке исторических документов! Тем же, кто учил историю не по Вятровичу, объясняю: речь идёт о Февральской революции и Октябрьской революции, Гражданской войне.

Напомню: 12 марта (27 февраля по старому стилю) 1917 года забастовки и волнения в Петрограде, неоднократно расстреливавшиеся войсками и полицией, переросли в вооружённое восстание. Ему положил начало старший унтер-офицер запасного батальона Волынского лейб-гвардии полка Тимофей Кирпичников, убивший своего командира и призвавший солдат присоединиться к горожанам.

Как Волынский полк, предназначавшийся для личной охраны великих князей и базировавшийся в Варшаве, так и Кирпичников, родившийся в Пензенской губернии, никакого отношения к Украине не имеют. Да и Петроград, если честно, расположен был далековато от ныне называемых украинскими губерний. Так что роль Украины в начале революции, как бы помягче выразиться, никакая.

Немедленно с началом восстания в столице началось формирование новых органов власти – Комитета членов Государственной думы для водворения порядка в столице и для сношения с лицами и учреждениями, 14 марта переформатированный во Временное правительство, и Петроградский совет рабочих депутатов с его Исполкомом. Временный комитет Госдумы уже 13 марта, через день после образования, при ещё не отрёкшемся от власти Николае II признали правительства Франции и Великобритании, через своих послов стоявшие за спиной руководителей восстания.

И только поздно вечером 15 марта (2 марта по старому стилю) российский император отрёкся от власти в пользу своего брата Михаила, который отказался от престола уже 16 марта.

Всё это происходило опять же далеко от Украины, до которой сведения об отречении и создании новых органов власти дошли только 16 марта. В тот же день в городе началось формирование новых органов власти – Совета рабочих и крестьянских депутатов и местной администрации, подчинявшейся Временному правительству. В Киеве же новости из Петрограда вызвали создание ещё одной структуры — Центральной рады.

Если восстание в Петрограде и формирование органов власти обошлось совершенно без какого-либо украинского фактора, то, может, на предпосылки для возникновения революционной ситуации повлияли украинские политические партии?

Да, действительно, такие существовали. Но основная их масса была создана и действовала в… Австро-Венгрии, а не в Российской империи.

Ещё с 1890-х наибольшим влиянием в Галичине пользовались три партии: Русско-Украинская радикальная партия, Украинская национально-демократическая партия и Украинская социал-демократическая партия. Их объединял вопрос будущего Украины: программа-минимум – объединение всех украинских земель Австро-Венгрии в единую автономию, а программа-максимум – создание независимого украинского государства.

Ещё в 1912 году руководство всех трёх партий приняло совместное заявление о том, что их политические силы будут поддерживать Австро-Венгрию в её будущей войне с Россией, а с началом Первой мировой войны включились в антироссийскую пропаганду и вели агитацию за вступление галичан в добровольческие подразделения Сечевых стрельцов.

О масштабе данных политсил говорит такой факт: считавшаяся очень влиятельной УСДП, являвшаяся автономным подразделением Австрийской социал-демократической рабочей партии, в 1911 году имела 13 отделений и насчитывала 1366 членов.

Буквально через несколько дней после начала Первой мировой войны во Львове из российских политэмигрантов украинского происхождения на деньги австрийского правительства был создан Союз освобождения Украины.

В руководство этой партии вошёл будущий теоретик украинского нацизма Дмитрий Донцов. После того как власти вскрыли воровство выделяемых на работу Союза денег (ничто не ново в нашем мире!), денежный поток иссяк, наступление русских войск прогнало СОУ в Вену, а потом, когда его взяла на содержание Германия, в Берлин.

Эти политические силы в 1914 году создали галицкую Главную Украинскую раду, задачей которой была подрывная и шпионская деятельность в пользу Австро-Венгрии на территории России. Чуть позже, приняв в свой состав СОУ, её реорганизовали во Всеобщую украинскую раду. Задачей её было объединение в составе Австро-Венгрии всех украинских земель после поражения России в войне. Но после создания Веной и Берлином в 1916 году марионеточного Польского Королевства ВУР самораспустилась … в знак протеста.

На территории Российской империи тоже существовало несколько карликовых политических партий. Например, Украинская социал-демократическая рабочая партия, действовавшая независимо от РСДРП и добивавшаяся автономии Украины в составе федеративной России. К 1917 году она тихо померла, но возобновила свою работу в апреле 1917. Едва влачила своё существование Украинская демократическо-радикальная партия, также желавшая, помимо использования украинского языка в школах, автономии Украины в составе России. Аналогичных взглядов придерживалось межпартийное Объединение украинских прогрессистов, имевшее 60 отделений на Украине, в Петербурге и Москве.

То есть, помимо общероссийских партий, по спискам которых жители губерний империи избирались в различные органы власти, реальных политических сил, способных оказывать хоть какое-то влияние на политическую жизнь территорий, ныне именуемых Украиной, к началу 1917 года просто не существовало.

С получением известия о произошедшей в Петрограде революции в политической жизни Киева не изменилось фактически ничего, за исключением того, что несколько десятков человек из состава Общества украинских прогрессистов и УСДРП 17 марта (4 марта по ст. стилю) 1917 года взяли и самочинно объявили себя украинской властью. А именно – создали опереточный орган, громко названный Центральной радой.

О том, что представляла собой ЦР на начальном этапе своей деятельности, ярко описано Ю.Макаровым в книге «Что надо знать об Украине», изданной в 1939 году в Буэнос-Айресе. Макаров писал: «Депутаты из армии заседали на основании удостоверений, что такой-то командируется в Киев для получения в интендантском складе партии сапог, для отдачи в починку пулемётов, для денежных расчётов, для лечения и т. п. Депутаты «тыла» имели частные письма на имя Грушевского и других лидеров, приблизительно одинакового содержания: «посылаем известного нам…» В конце — подпись председателя или секретаря какой-нибудь партийной или общественной украинской организации. Наш представитель успел снять копию с полномочий депутатов г. Полтавы. Все они были избраны советом старшин украинского клуба, в заседании, на котором присутствовало 8 человек».

Пресловутый недавний киевский «Совет Майдана», избранный неизвестно кем и неизвестно каким количеством голосов, – просто образец демократии в сравнении с этим сборищем проходимцев!

Не мудрено, что Центральная рада и другие «проукраинские силы» на выборах в местное самоуправление, которые прошли летом 1917 года, попросту провалились. Даже в Киеве их представители получили 24 места из 125. В других городах поддержка оказалась и того меньшей: в Екатеринославле 11 мест из 110, в Одессе 5 из 120, в Житомире 9 из 100, в Виннице 12 из 60.

Но всё-таки была ли ЦР «органом Украинской революции»?

Накануне её создания разгорелся спор между инициаторами —  Владимиром Винниченко и Николаем Михновским. Винниченко со товарищи настаивал на автономном статусе Украины в составе России, а создатель «Декалога украинского националиста», в 1904 году пытавшийся взорвать памятник Пушкину в Харькове (за что он и его подельники получили от современников малопочётное прозвище «кружок политических придурков»), требовал немедленного провозглашения самостийности. Мнение Винниченко победило, и в своих документах, приветственных телеграммах и обращениях к народу Украины Центральная рада заявляла о борьбе за украинскую автономию.  Во Втором Универсале, изданным ЦР в июне 1917, есть слова о том, что «мы, Центральная Рада… всегда стояли за то, чтобы не отделять Украину от России». И даже Третий Универсал, изданный уже 20 ноября, после Октябрьской революции, гласит: «Во имя создания порядка в нашем крае, во имя спасения всей России оповещаем: отныне Украина становится Украинской Народной Республикой. Не отделяясь от республики Российской и сберегая единство её, мы твёрдо станем на нашей земле, чтобы силами нашими помочь всей России, чтобы вся республика Российская стала федерацией равных и свободных народов».

Не секрет, что пан Вятрович в работе своего «института» пользуется геббельсовской формулировкой: чтобы в ложь поверили, она должна быть чудовищной. Отсюда и прогремевшая на весь мир его ложь про «великих борцов с нацизмом» нацистов из ОУН. Теперь – буйная фантазия про «Украинскую революцию 1917-1921 годов».

Александр Москаль, «Одна Родина»

Метки по теме: ; ; ; ; ; ;