Работающий на Первом канале тележурналист Владимир Познер свою последнюю авторскую программу накануне Дня защитника Отечества закончил пожеланием в тему праздника к телезрителям: «Чем выше напряжение, тем реальнее спонтанная и часто необдуманная реакция. А техника всегда может сработать не совсем, как надо. Может быть, стоило бы чуть снизить уровень военно-патриотических восторгов».

Означенное заключение он сопроводил замаскированной угрозой тотального ядерного нападения на Россию со стороны США. В целом, если отвлечься от каких-то там «восторгов» и рассказов про бракованные чипы за 40 центов, то Познер предлагает России проявлять сдержанность перед лицом США и их союзников. Он рекомендует российскому руководству «обдуманную реакцию». Подобное предложение весьма символично в свете второй годовщины переворота на Украине и действий России по присоединению Крыма. Многие тогда действия российского руководства расценили, как в стране, так и за рубежом, в качестве спонтанной реакции. Ну, и разумеется, рекомендация Познера по поводу «патриотических восторгов» весьма актуальна в свете наблюдаемого развития кризиса на Украине.

Квинтэссенцией авторской программы Познера стало отмеченное выше высказывание, а «гарниром» передачи — интервью с экономистом Михаилом Хазиным. Интервью выполнено в обычной стилистике Познера, т. е. с автобиографией на старте и опросником Пруста в конце. Чтобы телезрители «поняли», кто приглашен в телестудию, Познер отметил, что Хазин является членом т. н. «Изборского клуба», в котором, отметил он, также состоят Александр Проханов, Жорес Алферов, Сергей Глазьев, Михаил Делягин, Александр Дугин, Леонид Ивашов и т. д. С точки зрения Познера, взгляды членов клуба носят «довольно антиамериканский характер». И поэтому, как и в случае с Хазиным, интервью Познера с другими членами «Изборского клуба» — Глазьевым и Дугиным ненавязчиво сопровождались ироничным «разоблачением» антиамериканизма «изборцев». Это обязательный элемент программы Познера, когда его задача состоит не в том, чтобы ознакомить зрителей с позицией приглашенного собеседника, а в том, чтобы осмеять ее и в целом нейтрализовать.

В последнее время новые технологии сформировали новый тип общественных деятелей. Если в классические времена подобные персонажи искали общественно-политической популярности на Форуме или Агоре, то в наши времена — в youtube. Youtube — это та платформа, куда стекаются ручейки из «Эха Москвы», «Завтра» и т. д. Михаил Хазин — это известный персонаж youtube, впрочем, как тот же его интервьюер — Познер.

В профессиональном плане Михаил Хазин, как экономист, претендует на научное описание модели нынешнего кризиса мировой экономики. В 2003 году в соавторстве с Андреем Кобяковым он опубликовал книгу — «Закат империи доллара и конец Pax Americana», в которой предсказал и описал финансовый кризис 2007—2008 годов в США и последовавший за ним мировой экономический кризис. В нашем патриотическом лагере Хазин играет роль экономической «Кассандры» либерального глобализма и мировой финансовой функции США. Он внушает уверенность нашей настроенной антиамерикански публике, что Запад и США обречены по объективным причинам выбора модели и конечности капитализма из-за глобальных ограничений. Т. е. США с их глобальной системой обязательно сами собой развалятся. С одной стороны, подобные сеансы от Хазина как бы и помогают психологически, но с другой — обрекают на созерцательность и бездействие. Хазин предсказывает распад мировой экономики на несколько валютных зон, центром одной из которых могла бы стать Россия. При описании общих тенденций Хазин достаточно смело раздает прогнозы с указанием конкретных временных сроков исполнения. В итоге макроэкономические кризисные явления, описываемые Хазиным, наблюдаются, а конкретные временные прогнозы Хазина не сбываются. В интервью у Познера Хазин в очередной раз пообещал, что краха глобальной финансовой системы остается ждать недолго — всего два-три года.

Показательно, что в своей передаче Познер уклонился от рассмотрения общих вопросов описания кризиса от Хазина, а пустился в обсуждение частностей — произвольного толкования сопутствующих сюжетов. Характерная черта Хазина — он видит общее, но весьма неаккуратен с деталями. Он плохо знает частное. В частности, он слабо представляет себе структуры повседневности в США и Европе. Экономист, имеющий дело с умозрительными макропроцессами, на практике вряд ли бывал хотя бы в одном современном западном предприятии. Этим и решил воспользоваться Познер, устроивший формальный допрос Хазину перед телекамерой по поводу отдельных цитат из избранных мест авторских текстов Хазина. На подобного рода атаки Хазину пришлось отвечать в том смысле, что есть де взгляды профессиональные, а есть публицистические приемы, которые использовать в качестве демонстрации его взглядов не совсем правильно. Здесь очевидно признание им слабости. Просто в публицистических текстах следует быть столь же аккуратным, как и в прочих. Хазин излишне смело жонглировал историческими примерами, и здесь Познер его подловил на одном выбранном им сюжете. Особенно характерным стал эпизод с введением в России «продовольственных карточек» — на практике целевых талонов. В одной недавней своей публикации Хазин назвал это мероприятие правительства возращением России в конец 1980-х годов. Познер его поймал на этом и использовал второстепенный сюжет для дискредитации Хазина. Аналогичным образом это касается и отмеченных Познером в антиамериканской публицистике Хазина конспирологических версий исторических эпизодов — взрыва крейсера «Мэйн» на рейде Гаваны в 1898 году, якобы намеренная постановка собственного флота под удар японцев в Перл-Харборе в декабре 1941 года, инцидента в Тонкинском заливе в августе 1964 года, взрыва башен-близнецов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года. В интервью с Познером Хазин признался, что использовал «вероятностные» версии для обоснования тезиса о крайне жестком политическом стиле американцев, которые не останавливаются ни перед чем для достижения поставленных целей. Разумеется, очевидная жесткость во внешней политике США присутствует и без крейсера «Мэйн». Достаточно известной «политики канонерок», роль которых в настоящее время выполняют ударные авианосцы.

Правда, следует признать, и сам Познер определивший и назначивший выгодные точки атаки на Хазина, не избежал уязвимости собственных «публицистических» заявлений на телекамеру. Чего стоит, например, его высказывание во время интервью с Хазиным: «Я думаю, что в России справедливости никогда не было. Вообще. Это не страна справедливости, так сказать, когда все братья, все равные, все получают». Здесь можно вспомнить: «Никогда не говори никогда». Крайняя категоричность суждения вообще свидетельствует о его заведомой ложности. Или, вот, например, такое от Познера: «Тогда при Сталине было посажено и расстреляно много миллионов человек, при чем много неповинных, если не все или подавляющее большинство». В приведенном Познером фрагменте текста Хазина речь шла о проблеме отсутствия ответственности чиновников в современной России, и, следовательно, о малой эффективности нынешнего государственного аппарата. Познер же от этой проблемы ушел к разоблачениям террора эпохи сталинизма. Из передачи в передачу Познер поднимает тему, стимулирующую общественный раскол.

В программу дискредитации Хазина входило изображение его нетерпимым, призывающим к насилию общественным деятелем. Если не «либеральный» режим и «либералы» у власти, то тогда неизбежные: поражение прав человека, пренебрежение альтернативными общественными мнениями, неизбежное превращение оппонентов сначала во врагов, а потом и во «врагов народа». Такова идеология Познера.

Сам Хазин так отозвался по итогам интервью у Познера: «Как мне кажется, сбить меня с толку и решить поставленную задачу ему не удалось. Впрочем, дождемся вечера, что скажут зрители. Но вот зачем только он меня позвал? Мне это очень и очень странно…».

Хазину странно: почему Познер его позвал? Между тем, стоит отметить, что Познер зовет общественных деятелей из лагеря патриотии от «Изборского клуба» всегда в точке исторической бифуркации, когда будущее, как представляется самому Познеру, готовится принять свои очередные очертания. В подобных случаях Познер обязательно заготавливает тему и конкретный вопрос для собственного торжества и насмешки над оппонентом. Так случилось и в интервью с Хазиным. Познер добивался от него, предъявляя тексты Хазина: «если и Кудрин, и Набиуллина, и Волошин, и Улюкаев, и имя им легион стремятся посадить Путина на скамью подсудимых в Гааге, разве что об этом не говорят, то, если Путин это понимает, почему же он их терпит?». Хазин ответил на этот вопрос смехом. Познер после этого опять задал риторический вопрос: «Может потому, что он согласен с ними?». Прямого ответа Хазина на этот вопрос так и не последовало. По-видимому, именно этого и добивался Познер от очередного выведенного на подиум Первого канала представителя «Изборского клуба».

EADaily

Метки по теме: ; ; ; ;