Двенадцать миллионов и пятьсот. Василий Волга

Этому мальчику пятнадцать лет. Он сын очень и очень состоятельных родителей. Как и полагается – единственный сын.

Есть у этого мальчика все. Автомобиль, охрана, наследство, папин самолет и выходные в Каннах.

Мальчик этот ни в чем не виноват. Даже наоборот. Лет до десяти он всеми своими силами сопротивлялся обстоятельствам, но вот позже «обстоятельства» взяли верх, и мальчик сопротивляться перестал.

Впервые это произошло в четвертом классе, когда няня, которую он любил всем сердцем, приехав с охраной забирать его со школы, отчитала его за то, что он выбежал из школы «весь расхристанный», с «душой на распашку», а на улице «уже ноябрь». Получилось так, что отчитала она его при других мальчишках, и особенно при одной девочке, которая так ему нравилась. Он ее ударил. Няню. По лицу. Наотмашь. При всех.

Всю ночь потом он рыдал. Почти до самого утра. Только под утро он забылся дремотой. Утром он хотел поговорить с мамой – она не смогла. Вечером хотел поговорить с отцом – его не было дома. Целую неделю он не разговаривал с няней и в воскресное утро за завтраком, (в воскресенье они завтракали всей семьей – это была традиция), он попросил отца уволить няню. Отец ему только и сказал: «Это твои люди. Ты сам выбираешь себе своих людей. Ты правильно поступаешь. Ты мужчина, и ты взрослеешь». На следующий день няне было отказано. Рассчитали ее сухо, по-деловому, без лишних слов. Выплатили зарплату, хорошие премиальные, дали прекрасное рекомендательное письмо и сказали спасибо. Начальник папиной охраны сказал: «Спасибо». У папы не было времени.

Когда няню уволили, и об этом сказали мальчику, он промолчал. Но вечером он раньше обычного ушел к себе в комнату. На следующий день мальчик вышел к завтраку уже таким, про которого я начал рассказ. В то утро мальчик особенно понравился папе. Он был не по-детски ровен, сух и сдержан. Что-то с мальчиком случилось. Случилось всего за одну неделю. И если раньше он изо всех сил хотел понравиться папе, но папу это только раздражало, то теперь, мальчик был холоден, и папа впервые им восхитился. Папа даже боялся сглазить.

«Мой сын!» — подумал тогда папа.

Так сложилось, что больше ничего об этой семье я не знаю. Так сложилось.

Но вот сегодня я увидел этого мальчика в сети. Увидел сделанные им фотографии и прочел его пояснения к ним.

На фотографиях этот мальчик, сидя в одном из самых модных и дорогих ресторанов Киева, сжигает пятисотгривневые купюры.

Подпись под фото, как он сам выразился, говорит о его «сложной душевной организации». О том, что может быть, кто его и осудит, но кто они такие, чтобы судить вот так, не зная его внутреннего мира! А то, что деньги горят – так это просто бумага, и только холопы над деньгами трусятся. А он не холоп, и вот еще от одной купюры он подкуривает.

Целый день я под впечатлением от увиденного.

Двенадцать миллионов стариков в Украине получают пенсию 1247 гривен.

Василий Волга