Директор Института евразийских исследований Владимир Корнилов в эксклюзивном интервью ЛуганскИнформЦентру высказывает свое мнение о причинах нынешнего обострения ситуации в Донбассе.

Владимир Корнилов

— Как вы оцениваете эскалацию ситуации в Донбассе, например, срыв отвода вооружений? Можно ли утверждать, что Киев не только игнорирует «Минск-2», но и перешёл к прямому его нарушению?

— Самое поразительное, что Киев вплоть до того, как не начал получать в ответ по зубам, и не скрывал факта прямого нарушения! Обратите внимание, в декабре украинские военные, в нарушение всех гласных и негласных договоренностей, начали захватывать одну за другой территории в буферной зоне. Тогда же (секретарь СНБО Украины Александр) Турчинов публично заявил, что это – новая стратегия Украины, именуемая «ползучее наступление». И все это продолжалось вплоть до начала февраля, пока ДНР не начала отвечать под Авдеевкой. Как теперь можно спорить с абсолютно бесспорным фактом относительно того, кто спровоцировал это обострение?

— Не считает ли вы, что все это связано с опасениями Киева утратить поддержку Запада?

— Да, в общем-то, этого никто и не скрывает. Даже западные СМИ, которые обычно бросаются поддерживать Украину, что бы на фронте ни происходило, на этот раз вынуждены признать, что это именно Киев сознательно идет на обострение ситуации именно с тем, чтобы привлечь внимание Запада. Но самое поразительное, что некоторые из этих СМИ, признав данный факт, тут же требуют наказать… Россию! Да-да, за то, что Киев спровоцировал обострение конфликта! Такие они – стандарты западной журналистики.

— Как далеко на ваш взгляд готов зайти Киев? Можно ли обозначить происходящее в «серых зонах», как тактический успех киевского режима в нынешней фазе противостояния?

— Я бы не назвал результат этих авантюр «успехом». Да, этой зимой Украина, нарушив договоренности, закрепилась в некоторых населенных пунктах «серой зоны», не отобрав ничего ни у ДНР, ни у ЛНР. Этим самым она создала дополнительные условия для более частых провокаций и жертв с обеих сторон. Насколько я понял, Киев готов был пойти и на более серьезные провокации. Но кто сейчас меньше всего заинтересован в широкомасштабной войне на границах Евросоюза, так это Меркель, практически единственный мощный союзник, оставшийся на Западе у нынешнего киевского режима. Уверен, что на берлинской встрече с Порошенко она вновь начертила для того определенные «красные линии», за которые он не должен переходить. Уж ей-то перед выборами война на Украине может только навредить.

— Оправдана ли на сегодня пассивная оборона ЛДНР или она «смерти подобна», как ныне считают некоторые в наших республиках?

— Надо понимать, что переход в активное контрнаступление со стороны Донбасса будет использован против самого Донбасса и особенно против России, которую хотят стравить с новой администрацией президента США еще до ожидаемой многими встречи Трампа и Путина.

Надеюсь, очередной урок из этой ситуации извлечен: закрыть глаза на мелкие нарушения договоренностей – это дать карт-бланш Украине на совершение гораздо более серьезных провокаций, которые могут вылиться в более серьезный конфликт.

— Какова на ваш взгляд сегодня позиция США и ЕС? Продолжает ли Запад быть гарантом и, по сути, фактическим защитником действий Киева?

— Позиция США неизвестна сейчас никому, включая президента США и его окружение. Можно сказать, что она еще даже не сформирована. Мы видим, как официальные представители Вашингтона продолжают зачитывать речи, написанные тем же Госдепом, который был при Обаме, и совершенно не отличающиеся от речей Саманты Пауэр (постпред США при ООН во время президентства Барака Обамы – прим. ЛИЦ). В то же время Трамп прямо заявляет о том, что готов договариваться с Путиным в обмен на определенные уступки России по другим вопросам. Конечно, очень многое будет зависеть от переговоров Трампа и Путина.

Собственно, потому Украина и пытается своими провокациями повлиять на повестку дня этой встречи. Позиция ЕС особо не изменилась. Но повторюсь, меньше всех сейчас в развязывании нового витка войны на Украине заинтересованы три правительства – Германии, Франции и Нидерландов. То есть тех стран Европы, где в 2017 году запланированы выборы.

— Некоторые считают, что «нормандский формат» себя изжил и превратился в форму пассивного потворствования действиям Киева, мол, под его прикрытием Киев и развивает агрессию против ЛДНР. Насколько такое видение событий, на ваш взгляд, соответствует реалиям?

— Я не раз говорил, что альтернативы «нормандскому формату» лишь две – это новая война или же замена его иным форматом переговоров. Мы видим, что на втором варианте настаивает Киев, причем в последнее время все более активно. Мне же кажется, что при должной позиции всех гарантов Минского соглашения – конечно, я имею в виду и Россию, и Германию, и Францию – можно и должно принудить Украину к ведению прямых переговоров с Донбассом о правилах дальнейшего мирного сосуществования.

— Как в этой ситуации должны вести себя провозглашённые Республики?

— Считаю себя не вправе давать какие-то советы дончанам и луганчанам. Во всяком случае, до тех пор, пока я не окажусь вместе с ними…. Но знаю одно наверняка: в этом конфликте очень многое, слишком многое зависит именно от позиции России. Соответственно, и Донецку, и Луганску необходимо влиять на эту позицию всеми силами. Именно в эти дни мы отмечаем 99-летие создания Донецкой республики и не забудьте, ее второй столицей на короткое время был и Луганск. Тогда борьбу за эту республику ее лидеры – сейчас бы мы назвали это словом «элиты» — проиграли именно в кремлевских коридорах и кабинетах, сосредоточившись на фронтовых действиях. Вот сейчас эти уроки, на мой взгляд, и должны учесть и в Луганске, и в Донецке.

ЛуганскИнформЦентр