Уже не раз отмечалось то, что, невзирая на ненависть в речах и сердцах, украинские политики стараются копировать поведение российских политиков. В силу объективных различий в экономике, военном деле, масштабе различных проблем и т.д. такое копирование, если что и напоминает, то соревнование Эллочки-людоедочки с миллионершей Вандербильд.

Эллочка-людоедка

Раз Владимир Путин запускает в прямом эфире крымский энергомост, то Петр Порошенко перерезает ленточку перед дверью в дитячий садочек в одном из провинциальных центров Украины. Раз президент России награждает участников сирийской операции в Кремле, то Порошенко выезжает на Донбасс, где в чрезвычайно гармонично сидящем на нем камуфляже тоже награждает участников боевых действий и произносит бравурные речи…

В жизни России, что естественно, не обходится без печальных страниц. Одна из них — недавняя смерть полномочного представителя нашей страны в Совбезе ООН. Скорбь россиян — по крайней мере, той части нашего народа, которая следит за новостями, искренняя и сильная. Складывается впечатление, то на коллективном сердце украинского политикума начинает скрестить одна большая кошка — а ежели мы, то вот какая бы была реакция? Волнует его и другое: на похоронах Гиви и Мотороллы присутствовали тысячи скорбящих людей, а сколько бы единиц представителей рода человеческого пришло бы проводить их в последний путь?

Понятно, что ложиться в гроб ради проверки этой реакции никто из украинских политиков не готов, и это вполне объяснимо. Соответственно, принимается мудрое решение «потренироваться на кошечках», инсценировав то попытку подрыва одного из депутатов Рады, то попытку похищения другого депутата того же законодательного органа. Результат в обоих случаях превосходит все самые пессимистические ожидания: соцсети взрываются бурей издевательских комментариев, самые мягкие из которых звучат как «украли, так не возвращайте», а самые жесткие — «да кому нужны эти…», далее следует набор условно цензурных и совсем нецензурных определений.

Во время оно я в одной из статей написала, что ЕС поразила болезнь под названием «культ безличия». В случае с Украиной уместно говорить о другом, не менее, а, может, даже более серьезном заболевании — «культе отрицательной личности». Личные данные «потерпевших», принадлежность их к той или иной партии, или парламентской фракции, их идейные воззрения, их жизненный путь — все это ничего не значит. Новости о том, что им либо грозит опасность (как в случае с Геращенко), либо опасность уже реализовалась (как в случае с Гончаренко), порождают только сарказм, плохо скрывающий ненависть. И можно не сомневаться в том, что тон комментаторов не изменится, даже если с кем-то из представителей нынешнего политикума Украины что-то действительно случится.

Это не просто обидно. Это — приговор для власти, которая всеми силами пытается быть авторитарной. Диктатура любого, даже самого завзятого тирана базируется не только на страхе, но и на уважении и любви к нему, по крайней мере, со стороны значительной части общества. На таком гнилом фундаменте как презрение и отторжение ничего построить нельзя.

Анастасия Скогорева (ежики)

Метки по теме: ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ; ;